Виолончелист Александр Князев сыграл на струнах души якутян

Добавлено 22 апреля 2014

Филармония Якутии, Симфонический оркестр «Symphonica ARTica», Александр Князев (виолончель, орган)

15 апреля состоялся ярчайший концерт филармонического сезона этого года. На сцене Культурного центра «Сергеляхские огни» вместе с оркестром Symphonica Artica под управлением Фабио МАСТРАНЖЕЛО выступил один из главных российских виолончелистов современности — Александр КНЯЗЕВ.

Однако начал программу не он. Вечер симфонической музыки открыл оркестр Филармонии Якутии Первой симфонией Брамса. Эта симфония — средоточие композиторского поиска Брамса, он работал над ней почти 15 лет. Язык Первой симфонии — драматичный, но в то же время, очень сосредоточенный и сдержанный.

Внимательность и музыкальная деликатность Фабио Мастранжело не позволила звучанию оркестра впасть в опасную экстатичность. Сдержанность и контроль за четкой фразировкой, за проговариванием, мелких деталей — важнейший ключ к исполнению Первой симфонии. В ней, как у классиков, важны не только темы и их развитие, но и мотивные переклички — они соединительная ткань всей симфонии. То, что у музыкантов Symphonica Artica есть уже опыт очень успешных исполнений бетховенских симфоний, несомненно, им помогло: весь принцип развертывания Первой симфонии Брамса основан на глубочайшем знании композитором классических и более ранних музыкальных форм. Именно упругость формы, дозированное и очень меткое использование динамических красок, а также тончайшая проработанность деталей оркестром под управлением Фабио Мастранжело позволило в этом исполнении Симфонии прозвучать полемическому ответу Брамса Вагнеру, говорившему, что после Девятой симфонии Бетховена будущее за музыкальной драмой, а не за инструментальной музыкой.

Главный герой вечера Александр Князев завершил программу концерта. Вместе с симфоническим оркестром Филармонии Якутии он исполнил Виолончельный концерт Дворжака. Этот концерт — жемчужина виолончельной классики. Репертуар крупнейших исполнителей-виолончелистов не обходится без него. Дворжак написал его в последнее десятилетие своей жизни, и в нем можно услышать много знаков стиля композитора, но также и несколько ностальгические народные интонации — музыка Концерта наполнена отсылками к национальной чешской мелодике. Невероятно густым и искусным оркестровым письмом обрамлена партия виолончели. Кажется, все возможные ресурсы виолончельного звукоизвлечения используются в этом Концерте: от страстного соло до нежного лирического пения, от тишайшего флажолетного звучания до надрывных скачковых перемещений, от своеобразной пасторальной грациозности — к эпичности. Александр Князев изобразил сменяющиеся эмоциональные состояния во всем пределе виолончельных динамических возможностей: каждый переход, каждая перекличка с оркестром, тончайшим образом прочувствована.

Его широкая палитра технической нюансировки и звуковой детальности, несомненно, обогащена поисками исполнителей второй половины 20 века в области аутентичной манеры игры старинной музыки на старинных инструментах (такого нет в исполнении Концерта, например, Ростроповичем или Жаклин Дю Пре). Яркие страстные моменты, в особенности в первой части, с напряженными аккордовыми последовательностями, с использованием техники двойных нот, исполнены Александром Князевым с некоторой свойственной барокко обрывочностью, не приглаженно и выверенно, а аффектированно и неистово. Бог в деталях или дьявол в деталях — этот лингвистический перевертыш как нельзя лучше характеризует главный интерес в игре Александра Князева: его повествовательная вязь из мельчайших нюансов не отпускает внимание слушателя ни на секунду. Более того, его исполнение создает впечатление очень личного высказывания. В самом финале наступил настоящий апогей проникновенности лиричного звучания виолончели, где на фоне прозрачной фактуры звучит цитата из ранней песни Дворжака «Оставьте меня одну с моими мечтами», посвященной композитором своей возлюбленной из юности, о смерти которой он узнал во время написания Виолончельного концерта.

На бис Александр Князев сыграл виртуознейший глиссандирующий Тринадцатый каприс Паганини. Ну а когда в самом финале он исполнил соль-мажорную Прелюдию для виолончели Баха — в очень подвижном темпе и в то же время на широком дыхании — стало совсем очевидно, что замечательная мастеровая виолончель работы Карло Бергонци, собственно, современница Баха, попала в лучшие руки.

Александра ДЁШИНА.
http://sakhalife.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору