Читайте на эту же тему



14 декабря 2012


Виталий Коваленко: джаз — это свобода!

Добавлено 20 февраля 2014

Виталий Коваленко (фортепиано)

Джазовые пианисты, играющие сольные концерты без поддержки аккомпанирующего ансамбля - явление довольно редкое. Сольное исполнение требует от музыкантов виртуозного владения инструментом, яркого образного мышления и безграничной фантазии. Неотъемлемой частью творчества исполнителя, работающего в направлении джазовой стилистики, остается импровизация – это искусство создания произведения в момент исполнения. Она сиюминутна, неповторима и со времен Иоганна Себастьяна Баха считается высшей степенью исполнительского мастерства.
Именно таким мастерством и поразил слушателей вчера в Органном зале пермский джазовый музыкант Виталий Коваленко. Его концерт назывался «Музыкальный калейдоскоп».

Начался он с исполнения музыкантом первой части «Лунной сонаты» Бетховена.
- Сегодня не обычная программа. Я очень люблю классическую музыку и джаз. Однажды мой друг сказал мне: «А не слабо сыграть это в одном концерте?». Я решил попробовать, - сказал Виталий.

В первом отделении концерта прозвучали те произведения, из которых, собственно, и возник джаз: сначала пара классических произведений (кроме «Лунной сонаты» прозвучали «Большой блестящий вальс» Шопена и «Элегия» Рахманинова), потом регтайм Entertainer Скотта Джоплина, блюз самого Виталия Коваленко, буги-вуги, спиричуэлс и страйп.

Виталий Коваленко:
- В первом отделении звучит европейская академическая музыка, в ее традициях – гармония и мелодия. Нужно выучить ноты, чтобы сыграть так, как их написал композитор. Затем регтайм, он родился в конце 19 века, когда о джазе никто и не думал. Буги-вуги – младший брат блюза, он основан на гармонической сетке блюза, но не такой грустный, он более веселый. А страйп вышел из регтайма. Музыкантам было скучно играть одни регтаймы, они и изобрели эту музыку.

А во втором отделении Виталий сыграл популярные мелодии, начиная от битловских Yesterday и Let It Be и заканчивая «Черным котом», «Соседом», «Лесным оленем» и «Как молоды мы были». Все они были исполнены в джазовом стиле, то есть импровизационно. Легко и свободно.

- Мои знакомые знают, что я люблю джаз. И так получается, что кто-то из них спрашивает меня время от времени: «А джаз это что?», «А джаз вообще что такое?» «А что ты, кстати, понимаешь под джазом?». Многие из них сами и отвечают на этот вопрос. Вот и я подумал, что могу встать на их место. Но для этого мне придется переиначить вопрос. Правильно поставленный вопрос – это уже ответ.

Я всегда был сторонником душевного подхода, всегда было любопытно подозревать в неодушевленных предметах и абстрактных понятиях не объект наблюдений, а непредсказуемый действующий субъект, который может дать тебе в глаз или оторвать пуговицу, а потом поцеловать и пришить пуговицу обратно. Так что, для того, чтобы добраться до сути, мне придется спросить себя: кто такой джаз? Откуда он родом, о чем думает, что с его родителями, семьей, какие книжки читает, чем занимает досуг, с кем спит, и почему вдруг он стал моим другом?

В основе джаза лежит априорное чувство свободы. Свободы, как восприятия. Европейцу сложно представить это чувство, для европейца свобода – это гибкая система ограничений, система оправданий, узкие лабиринты. В конце концов, свобода достигается каждый раз путем добавления еще одного ограничения. Это «можно», которое получается за сто разных «нельзя»,
- говорит музыкант.

Екатерина Оборина, фото автора

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору