Владимир Хомяков-младший: «Плохо играть не хочу»

Добавлено 26 сентября 2009

Владимир Хомяков (фортепиано)

Владимира Хомякова, заслуженного артиста России, представлять челябинцам не надо. Органист известен не только в России, но и за рубежом, где его мастерство отмечено в престижных конкурсах


Владимира Хомякова, заслуженного артиста России, представлять челябинцам не надо. Органист известен не только в России, но и за рубежом, где его мастерство отмечено в престижных конкурсах. Однако в концертных афишах все чаще появляется еще один Владимир Хомяков -пианист, которого, во избежание путаницы, позиционируют как Владимира Хомякова младшего. Вот и сегодня Хомяков-младший выступает в Челябинском государственном академическом театре оперы и балета имени Глинки — в программе «Симфонические метаморфозы» главного дирижера и музыкального руководителя театра, лауреата Государственной премии Антона Гришанина. Хомяков-младший в первом отделении сыграет для публики 2-й концерт для фортепиано с оркестром Рахманинова.

Это не первое его выступление. На челябинской сцене стипендиат «Новых имен» дебютировал в четырнадцать лет.


Детям известных людей часто непросто. Если у них что-то получается, можно услышать: «Ну еще бы, при таких-то родителях…» Если нет: «Ну как же, природа после талантов всегда отдыхает…» К Володе Хомякову ни то, ни другое не относится. Несмотря на то что в четыре года сел за фортепиано, а в шесть уже учился в специальной музыкальной школе при Челябинском институте музыки, он никогда не ощущал себя вундеркиндом. Более того, он вовсе не собирался стать музыкантом. У мальчишки была совсем другая мечта — он грезил о море, хотел поступить в Нахимовское училище. Мечта была фамильной. Об этом же думал в детстве и Хомяков-старший. Ведь его отец был морским офицером. Внук жил в Крыму до трех лет, затем каждое лето ездил в Судак, гостил там подолгу и тоже очень любил «самое синее в мире» Черное море. В Челябинске серьезно занимался в судомодельном кружке, даже побеждал в соревнованиях. Любопытно: в семье Хомяковых хранится номер нашей газеты за 1997 год с большим портретом сына на первой полосе, где двенадцатилетний Володя сфотографирован с моделью сконструированного им судна…

— Я упорно сопротивлялся, когда мама начала со мной заниматься, — вспоминает Володя, — хотя лет в пять уже импровизировал, но все равно воспринимал инструмент как данность, необходимость. Увлечений было немало. Кроме судомоделирования, я увлекался в школе физикой, математикой, историей. Ездил на олимпиады, побеждал. Но однажды пришло время выбирать. С Нахимовским было проще всего — в девятом классе я обнаружил, что опоздал с поступлением. С математикой и физикой было сложнее, я раздваивался…

Именно тогда, в период раздвоения, родителям пришла в голову мысль посоветоваться с директором 31-го математического лицея Александром Евгеньевичем Поповым. Неординарный человек, фанат математики, «Евгеньевич» дал совет:

— Знаете, — сказал он Хомяковым, — способных к математике людей гораздо больше, чем к музыке. Мне больше нравится музыка…

Это был совет, идущий больше от сердца, продиктованный эмоциями. Но скорее всего и Владимир Викторович, и Ольга Николаевна подсознательно ждали именно этого. А дальше произошло событие, которое окончательно подтвердило правильность выбора. В Санкт-Петербурге был объявлен IV открытый конкурс юных пианистов. Володя со своим педагогом Людмилой Георгиевной Екимовой поехали в Северную столицу. И Володя стал лауреатом, обладателем первой премии. Перед победителем открылись двери лучших музыкальных училищ России. Володя выбрал Санкт-Петербургское имени Римского-Корсакова, попал в класс профессора Александра Сандлера. С третьего курса, окончив экстерном одиннадцатилетку, он поступает в консерваторию, естественно, снова в класс Сандлера. На первый Международный конкурс имени Антона Рубинштейна Володя Хомяков поехал в Германию. Финал проходил в знаменитом зале Semperoper в Дрездене. Володя играл 3-й концерт Бетховена. Многие тогда написали о казусе, который впервые случился на этом престижном состязании. Как правило, приз зрительских симпатий всегда получал победитель, занявший первое место. В этот раз он достался российскому пианисту Владимиру Хомякову, получившему… третью премию.

Позже, в Одессе, на Международном конкурсе памяти Эмиля Гилельса, он получит специальный приз, получит первую премию на конкурсе ISAM Unternation Pianо Competition в Германии, но отношение к конкурсам определит для себя раз и навсегда:

— Это лотерея. Все зависит от обстоятельств, от того, как встанут звезды. Не надо ехать с целью побеждать. Просто сделать максимально от тебя зависящее, чтобы все получилось.

Глагол «получилось» он употребляет часто. Говоря о разных композиторах, считает, что его пристрастия со временем меняются:

— Сначала у меня получался Бах, потом начал получаться Моцарт, потом получился Шуман, Прокофьев…

У него нет кумиров, высшая оценка — профессионал. А с теми исполнителями, которые нравятся, свои отношения. Если выбрал Шопена, начинает слушать латино-американца Пирайю, причем не только Шопена, но и другие записи. Иногда это Гилельс, Березовский.

Вопрос о любимых композиторах остается открытым. Володя не дает банального ответа «любимый тот, кого играю сегодня». Ответ дает Хомяков-старший, причем прикидывая его на себя:

— Когда играешь, должна обязательно возникнуть влюбленность именно в ту музыку, над которой работаешь. Слушатели всегда чувствуют эмоции, и это влюбленное отношение им передается.

Володя согласен с отцом:

— Это правда, энергетика передается. Если этого не происходит, я считаю свое выступление неудачным.

Волнуется ли пианист на сцене? «Всегда», — признается он. Все зависит от первых пятнадцати минут. Если все началось удачно, то остается ощущение, что ты наедине с роялем. Есть музыка и ничего кроме. А иногда нужен характер, чтобы справиться с волнением.

Когда-то Ольга Николаевна спросила сына, выберет ли он профессией музыку. Володя, наблюдавший за непростой жизнью родителей, ответил:

— Музыка требует всей жизни, а в ней столько интересного… Пока я к этому не готов.

— Я давно занимаюсь с детьми, — говорит Ольга Николаевна, преподаватель детской музыкальной школы. — Знаете, чем девочки отличаются от мальчиков? Девочки занимаются по принципу «надо», мальчики — «хочу — не хочу». Володя начинал с «не хочу». И я до сих пор сомневаюсь: если бы вернуть вспять машину времени, что бы я посоветовала сыну? Мне кажется, Вова выбрал очень трудную дорогу. Надеюсь только на его характер, а он у него есть…

Сегодня на вопрос, действительно ли все интересное, чего так много в жизни, проходит мимо, Владимир-младший отвечает по-другому:

— Знаете, как проходит подготовка к концерту? Встаю утром. Пью кофе. Далее репетиторий с роялем, три часа занятий. Пять минут прогулки — снова репетиторий. Обед — репетиторий. Прогулка — репетиторий… И так до конца дня. Все время нужно играть. Но если бы мне все это не нравилось, я бы просто оставил музыку. А свободное время для других радостей жизни все равно найти можно.

Хомяков-старший рассказывает об одном из увлечений сына:

— Три года назад — неожиданный звонок из Питера. Володе предложили за 900 долларов купить старенький «мерседес». Первая реакция: «Ужас, он всего месяц назад сдал на права…» С другой стороны, я получил права тринадцать лет назад, но так и не сел за руль.

Денег сыну дали. Сегодня Володя имеет трехлетний стаж безаварийной езды (отец трижды сплевывает через плечо и стучит по дереву). Мало того, может разобрать и собрать машину «до косточек», колесит по маршрутам Питер-Москва-Челябинск, Челябинск-Оренбург-Крым и другим. Он уважаемый член интернет-клуба любителей старых «мерсов», к нему на сайте обращаются за советом и помощью автолюбители со всей России.

— Мне нравится, что он не зацикливается, не замыкается только на музыке, — говорит отец. — В жизни действительно очень много интересного. И он это видит.

Володя стажировался у таких знаменитостей, как Дмитрий Башкиров, Михаил Воскресенский, Даниэль Поллак, Алексей Наседкин, и других. И очень благодарен своим учителям — маме в первую очередь, Людмиле Георгиевне Екимовой, Александру Сандлеру.

— Педагог — это очень важно, — считает Володя. — Не обязательно совпадать с ним во взглядах на жизнь. Главное, чтобы это был профессионал, хороший пианист, умеющий не только делать замечания — «Это не так», но и показать, как надо. До сих пор я советуюсь с Людмилой Георгиевной, слушаю мамину критику, своих педагогов в аспирантуре, теперь уже в Московской консерватории.

Ольга Николаевна с благодарностью подчеркивает, что сын-стипендиат премии губернатора Челябинской области, как много сделала для него руководитель регионального отделения программы «Новые имена» Надежда Артемьевна Дида: Володя — стипендиат и выпускник программы. Его приглашают на выступления в родной город, тепло принимают, все это помогает сыну состояться в профессии.

Что же касается домашней критики, родители Володи не без удовлетворения признаются, что в фортепианном искусстве сын давно обошел их и вряд ли нуждается в их советах. Володя-младший только улыбается: «Еще как нуждаюсь…»

Специалисты отмечают в игре Владимира Хомякова глубину, чувство меры, отсутствие внешних эффектов, пустого «виртуозничанья», блестящую технику, когда кажется, что у пианиста на руке не пять, а десять пальцев… Сам он считает, что первые победы в конкурсах хоть и придают ему некий статус, но это еще не повод говорить об успехах. Планы на будущее, конечно, имеются. Но говорить о них зачем? Вот осуществятся, тогда можно.

…Владимира Хомякова-младшего иногда спрашивают, не хотел ли он однажды попробовать себя как органист. Конечно, он пробовал. Но пришел к выводу:

— Чтобы хорошо играть на органе, надо специально и очень много работать. А плохо играть я не хочу…

up74.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору