Предстоящие мероприятия












Читайте на эту же тему







Владимир Спиваков

Добавлено 15 июля 2014

Владимир Спиваков (скрипка, дирижер), Нижегородская филармония

Художественный руководитель и дирижер камерного оркестра «Виртуозы Москвы»

2014 год поистине стал для маэстро Владимира Спивакова знаковым по числу юбилеев. И хотя годы неумолимо летят, некоторые даты позволяют совместить пласты времен, и тогда можно вернуться назад и все вспомнить, а значит — побороть время. О датах и смыслах, музыке, которая преодолевает границы, и судьбе, которая творится каждый день, — в интервью большого музыканта.

Владимир Теодорович, вы находитесь в очень интересном временном контексте: у вас юбилейный год, и ровно половину ваших жизненных лет вы возглавляете созданный, придуманный вами камерный оркестр «Виртуозы Москвы». В эти июньские дни 1979‑го, 35 лет назад, вы давали концерт в Горьком. Вы стали сегодня моложе на эту половину жизни?

Действительно, все так! Я даже не задумывался об этих пересечениях. В эти дни мы были здесь с концертом на сцене Горьковской филармонии. Стал ли я моложе сегодня? Во всяком случае я не стал старше. Конечно, выросло понимание многих вещей. Главное, что изменилось, это понимание того, что совершенство недостижимо, — раз. К нему нужно стремиться постоянно — два. И стремясь к своему совершенству, надо понимать свое несовершенство — три.

Владимир Спиваков и солисты «Виртуозов Москвы»
Какой вы увидели нижегородскую публику на XIII Сахаровском фестивале? Как вас встретил город?

Поскольку я очень часто приезжал сюда, я могу видеть динамику. Во‑первых, я вижу, что город во многом «поднялся», и это отрадно. Я говорил с простыми людьми в гостинице, с горожанами, которые останавливали меня на улице, и мы здоровались как братья. Андрей Дмитриевич Сахаров говорил, что важно идти в правильном направлении, и мне кажется, что в сегодняшней ситуации — очень сложной, когда мир весь стоит на пороге всеобщего отрицания, — нужно сохранять какие-то очень важные вещи. И в частности, это, конечно, культура. Здесь, в Нижнем Новгороде, филармония живет полноценной жизнью — я посмотрел программы. Здесь прекрасный оркестр, здесь живы традиции, заложенные Израилем Борисовичем Гусманом, у которого я получил первые уроки дирижирования, — это сохранено. А ведь как много у нас всего уже уничтожено.

Вот так получилось, что 35 лет спустя мы приехали в этот город. Самое главное — что мы помним о том, что было, и как замечательно сказал Иосиф Бродский, «когда время сталкивается с памятью, оно узнает о своем бесправии». И мы всегда помнили Нижний Новгород, Горький, и то, что здесь был в ссылке Андрей Дмитриевич Сахаров, и то, что сейчас его имя продолжает так блистательно звучать в этом городе и в России в целом.

В этом мире, который стоит на пути отрицания, у искусства, у музыки как не знающего границ языка еще есть силы объединять?

Да, музыка — это же всеобщая человеческая речь, ведь так? Иммануил Кант сказал, что искусство — это тонкая яблочная кожура над раскаленным хаосом. И она пока держит. На фестивалях в Омске и в Перми вместе с Василием Ладюком мы исполняли украинские и русские песни. С какой ностальгией, с какой тоской люди слушали их со слезами на глазах! Они проживали эти песни.

Выступление Даниила Харитонова, стипендиата международного благотворительного фонда Владимира Спивакова
За дирижерским пультом вы удивительным образом преображаетесь, словно впервые слышите то, что уже неоднократно отрепетировано и сыграно. Это удивление музыке, звуку, настроению — всегда, каждый раз?

Да, это каждый раз. Я не устаю удивляться. Кроме того, «Виртуозы» — это действительно замечательный оркестр, и каждый раз я вижу все по-другому. Поль Сезанн сказал: «Я открываю окно в свой сад каждый день и его не узнаю». Поэтому на сцене должно происходить рождение музыки, надо забывать о многих вещах, которые наработаны, которые выстраданы — большим трудом, репетициями. На сцене нужно отрываться от земли.

Виртуозность — это когда уже не думаешь о степени своего мастерства. Вы видите, что музыканты встают с последнего пульта этого оркестра и играют замечательно. И для них это счастье.

Публика российская и публика зарубежная — сегодня различие стирается?

Конечно, нет. Различие было всегда. Оно в душе. Моя средняя дочь Татьяна стала французской актрисой. Вместе с младшей дочерью Анной она пришла на чеховский спектакль Льва Додина, который показывали в Париже. Только две девочки плакали в зале — это были мои дочки.

При этом я очень далек от мнения, что мы не Европа. Петр Ильич Чайковский сказал о нашей истории, в частности о времени Петра Первого, что Петр Великий вставил Россию в хвост Европы и мы до сих пор в ней находимся. Заметьте, не в хвосте, а в Европе. Думаю, так и есть, мы уже никуда не денемся.

Этот год у вас действительно богат на даты. 20 лет существует ваш благотворительный фонд. Сложно сегодня увидеть, рассмотреть талантливого ребенка?

У нас очень много талантов. Просто мы не знаем своих детей, а надо очень внимательно посмотреть на них и дать возможность спокойно, свободно дышать. Возможно, это особенность нашей страны — мы боимся лишний раз с нежностью отнестись к нашим детям. А им очень не хватает нежности. Мы недостаточно им доверяем, а это самое главное. Благодаря доверию дети появляются на свет.

Однажды я сказал, что для того чтобы человек стал настоящей личностью, нужно несколько составляющих. Конечно, наличие способностей, наличие больших примеров, а также обязательное наличие препятствий. Вот эта формула. У меня этого в жизни хватает и до сих пор, а это и есть залог движения вперед. Так должно быть каждый день.

Беседовала Мария Медвидь
Фото: Роман Бородин
http://stolitsanmag.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору