Предстоящие мероприятия



Москва
27 октября 2017








Москва
11 ноября 2017


Москва
12 ноября 2017

Москва
13 ноября 2017


Москва
16 ноября 2017

Москва
21 ноября 2017

Читайте на эту же тему







Владимир Спиваков — Владимиру Крайнёву: всё великолепие концерта

Добавлено 23 апреля 2014

Александр Романовский (фортепиано), Владимир Спиваков (скрипка, дирижер), Большой зал Московской консерватории

1 апреля 2014 года исполнилось бы 70 лет со дня рождения блестящего российского пианиста Владимира Крайнёва. С Владимиром Спиваковым у них много общего: они одногодки (в сентябре 2014 будет 70 лет и Владимиру Спивакову), оба основали благотворительные фонды для одарённых детей (у них даже общий адрес), их объединила исполняемая музыка, в частности Альфреда Шнитке, - Фортепианный концерт, посвящённый Шнитке Крайнёву, с полнейшим совершенством исполняет Спиваков как дирижёр. И просто по-человечески Спиваков был расположен к Крайнёву и его жене, знаменитой фигуристке Татьяне Тарасовой. И эта "просто любовь", как и свойственная Спивакову пиететная память об ушедших, вырастает у него, как известно, до концертных свершений, в которые он вкладывает всего себя. Именно так было на мемориальном концерте к 70-летию Крайнева.


Концерт прошёл в Большом зале Московской консерватории. В программе - два фортепианных концерта: №27 B-dur Моцарта и №2 g-moll Прокофьева. Пианисты - Игорь Четуев и Александр Романовский. Оркестр - Национальный филармонический оркестр России (НФОР). Оба солиста имеют прямое отношение к Крайнёву: Четуев - его прямой ученик, а Романовский - победитель конкурса имени Крайнёва, теперь возглавивший сам этот конкурс. При этом оба были стипендиатами Международного благотворительного фонда В.Спивакова, Четуев - также и Фонда Крайнёва. Со стороны же Спивакова выводить на высокую концертную эстраду молодых артистов стало его золотой традицией.

Фортепианный концерт №27 стал последним сочинением этого жанра у Моцарта. Композитор исполнил его в Вене в год своей смерти (1791), и далее лишь в 1929 году к нему обратился австрийский пианист Артур Шнабель. Удивительно, что и в настоящее время это творение гения не является известным, а Спиваков снова выполнил свою просветительскую миссию. И надо вспомнить, что в начале творческого пути этот музыкант устойчиво ассоциировался с музыкой именно Моцарта. Малоизвестный концерт оказался столь богатым по музыкальной мысли, что представился средоточием если не всего, то весьма многого из того, что есть моцартовская музыка. 1-ю часть открывает открытый, певучий мелос, дополняемый шутливыми и очаровательными темами с форшлагами, акцентами, живыми ритмическими фигурами, изящными оборотами, также и с трогательными моментами печали. Во 2-й части прельщает красивая тема с чётким аккомпанементом. При этом возникают и внезапные драматические восклицания, но всё заканчивается примирением и умиротворением. Финал выдержан в активном танцевальном тонусе, с очень быстрой, стремительной кодой.

Основная установка Спивакова в этой трактовке Моцарта - не чопорный этикетный классицизм, а полноценная жизненность музыки, радующая в любом своём проявлении. Каждый миг исполняется столь рельефно и точно по образу, что неудержимый поток этих прекрасных моментов не даёт слушателю перевести дух, вовлекает его во весь совершенный и удивляющий бесконечными переменами мир музыки композитора. Солист Игорь Четуев не стал себя сколько-нибудь противопоставлять оркестру. При совместной игре он вёл как бы одну из партий целого, а выделялся главным образом в сольных каденциях, где проглядывала его индивидуальность тонкого, чуткого к звуку пианиста. На бис им были сыграны два вальса Шопена. Меланхоличность Вальса a-moll подчеркнула идею вечера - памяти его ушедшего учителя. Подвижность блестящего Вальса F-dur светло завершила первое отделение.

Мир второго отделения оказался полностью противоположным первому, и это редкий случай в программах Спивакова. Здесь прозвучал Фортепианный концерт №2 Прокофьева, бунтарское сочинение молодого автора, вызвавшее громкий скандал на премьере (1913). Вместе с радикальной сменой музыкального стиля в одном вечере произошла такая же смена и пианистического стиля - на эстраду вышел Александр Романовский.

Прокофьевский Концерт №2 - это серьёзнейшее сочинение автора, также необыкновенно сложное технически. В нём не три и не одна часть, а четыре: 1 часть небыстрая - Andantino/Allegretto, 2 часть, наоборот, крайне быстрая - Скерцо,Vivace, 3 часть названа "Интермеццо", Allegro moderato, 4 часть, Финал - Allegro tempestoso (бурно, взволнованно). В своём изобретательстве Прокофьев поразительно соединил практически противоположные линии музыки. С одной стороны, провёл русское начало в виде эпического сказа (начало 1 части), неких страшных сказок (3 часть), трогательной лирической колыбельной (середина Финала). С другой стороны, обрушил на слушателя бешеные машинные скорости 20 века, открытые футуристами и урбанистами начала того столетия (2 часть Скерцо, начало Финала). Сто лет назад произведение резало ухо ("волосы дыбом становятся на голове"), а сейчас в его сложности и монументальности слышится мощь и величие искусства русской традиции.

Установка Спивакова в прокофьевском Концерте и была сделана на эту мощь, могучесть музыки, но также её "странности", "страшности" и экстравагантности вместе со сверкающей виртуозностью. И этому тонусу полностью соответствовала исполнительская личность солиста - Александра Романовского, с его крупной манерой игры, неограниченной техникой, позволявшей ему бесстрашно бросаться на преодоление головокружительных трюков прокофьевской фортепианной партии.

Итак, в 1 части - величественный эпос в партии солиста (с "понимающим" подхватом его оркестром), с шутливостью и остротой второй темы, с драматической и столь трудной каденцией солиста, с репризой-реминисценцией начальной темы. 2 часть ослепляет, это - стремительно мчащееся perpetuum mobile, исполненное солистом и оркестром с "аховой" виртуозной слаженностью. 3 часть неожиданна по замыслу: раздаются словно шаги некоего страшного чудовища (у оркестра), дополняемые какими-то странными гримасами (у фортепиано). "Дракон, пожирающий своих детей", - такой образ увидел здесь Святослав Рихтер. Вот эту сложность угрозы, страха, причудливости, гротеска, насмешки, жути и вместе с тем силы, энергии воплотили исполнители в этой уникальной части фортепианного концерта. Финал, как и Скерцо, снова обрушивает на слушателя бешеный поток инструментальной энергии, но здесь с новой ритмической трудностью: в партиях оркестра и фортепиано асимметричные мотивы не совпадают друг с другом по времени. Этот кунстштюк озадачит хоть кого, но - только не этот оркестр виртуозов плюс виртуоза-пианиста. И тем сильнее оказывается лирическое откровение - мелодическое пение у фортепиано в средней части финала. Заканчивается Финал вторжением начального бешеного наскока с асимметричными мотивами, а далее - действием всей энергии бросков-аккордов, глиссандирующих пассажей через всю клавиатуру фортепиано и всей гигантской воли прокофьевских ритмов.

Исполнение было чрезвычайно ярко по образам и по-современному динамично. Всплески музыкальной энергии, перебрасываемые внутри оркестра, от оркестра к солисту и обратно были столь заразительны для публики, что слушатели временами едва ли не выкрикивали что-то сами. При этом предельно рельефно были высвечены все голоса, все слои музыкальной ткани. И совершенно блестящий образовался ансамбль солиста Александра Романовского, с его крупной, мощной фортепианной манерой, и мощного НФОР, способного на любые музыкальные сюрпризы. С учетом того, что партитура очень трудна, с таким великолепием общего ансамбля можно поздравить любого, даже самого опытного дирижера. И наградой Владимиру Спивакову и всем артистам были бурные аплодисменты возбужденно вскочивших со своих мест слушателей.

Но - концерт был памяти Артиста. И Романовский сыграл несколько бисов: молитвенного Баха, пламенного Скрябина и лирического Шопена (Ноктюрн cis-moll), показав тем самым и совсем иные грани своего пианизма.

Среди массы людей, поздравлявших исполнителей за кулисами, была и Татьяна Тарасова. "Такой замечательный концерт!" - восторженно восклицала она, прекрасно понимающая и что такое музыка, и что такое виртуозность.

В.Н. Холопова

oreanda.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2017 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору