Во имя тональности

Добавлено 28 ноября 2017

Алексей Чернов (фортепиано, композитор), Алексей Курбатов (фортепиано, композитор)

В Москве открылся «СТАМ-фестиваль» — фестиваль современной тональной академической музыки

На конкурсе молодых композиторов именно публика решала судьбу участников. Фото с официальной страницы Всероссийского музыкального проекта «Взгляд в настоящее».

«Даешь тональность в массы!» — такой призыв мог бы стать отличным слоганом для СТАМ-фестиваля, возрожденного спустя пять лет после своего забвения. Проект, который стартовал в 2007 году благодаря энтузиазму художественного руководителя, пианиста, педагога Алексея Чернова, теперь вышел на новый уровень. Цель его обозначена твердо и ясно, как в манифестах прошлого столетия — разрушение стереотипов о том, что «что сегодня не рождаются больше талантливые композиторы» и «что язык классической музыки не созвучен времени и не пригоден для выражения мыслей и чувств современного человека». «Создатели СТАМ-фестиваля не ПРОТИВ авангарда или чего-либо другого, — цитируем сайт, — создатели СТАМ-фестиваля ЗА хорошую музыку, которая должна звучать на сцене и находить своего слушателя».

Хорошей музыкой с уверенностью можно назвать программу концертов «СТАМ-фестиваля» в Москве и Санкт-Петербурге. Сочинения Бориса Чайковского, Валентина Сильвестрова, Юлиана Крейна, Юрия Буцко, к сожалению, не так часто исполняются. Создатели «СТАМ-фестиваля» в полной мере восполнили этот досадный пробел, доказав, что русская музыка конца XX века может звучать современно и в эпоху пост-пост-авангарда. Музыканты, познакомившие слушателя с камерной музыкой упомянутых авторов, будто возвратили в мир, где нет шумов, призвуков, подготовленных инструментов и других «аспектов» нетональной музыки.

Главным мероприятием «СТАМ-фестиваля» стал конкурс молодых композиторов. В этом году Овальный зал музея имени Рубинштейна в Московской консерватории едва уместил всех желающих послушать — родители, друзья, интеллигентные старушки сидели буквально у ног исполнителей (такой ажиотаж можно сравнить только с наплывом людей в день открытия Пермской лаборатории современного зрителя в ГМИИ имени Пушкина, проходящей в эти дни). Впрочем, публике отводилась главная роль, именно она решала судьбу того или иного участника, голосуя за фаворита на специальных бланках. Слушателям активно помогал экспертный совет — директор музея Рубинштейна Владимир Стадниченко, музыковеды Михаил Сапонов, Игорь Кузнецов, Анна Амрахова, а также композиторы Алексей Курбатов и Андрей Комиссаров (председатель жюри).

Интересно, что конкурсантами в основном были не студенты и выпускники композиторского факультета, а разновозрастные пианисты, которые либо только начинали творить, либо брали уроки сочинения у педагогов. Отсюда сказывалось и отсутствие композиторской «базы», элементарных знаний формы, стилевых музыкально-выразительных средств той же тональной музыки. К примеру, девятичастный (!) фортепианный цикл Андрея Романова «Музыкальное путешествие», по замыслу автора, представляющий картины разных народов мира, звучал достаточно примитивно, местами отдавая «цыганщиной» и эстрадными мотивами. Некоторые конкурсанты открыто воспроизводили стиль конкретного композитора. В «Трех песнях на стихи Сергея Есенина» петербуржца Арсения Юрьева слышался Свиридов, в «Сонате для скрипки и фортепиано» Глеба Яковлева — Равель, а в третьей части «Сюиты для струнного квартета» Андрея Кудрявцева — поздний Мясковский, что не преминули отметить члены экспертного совета, указывая конкретно на Тринадцатый квартет композитора. Кстати, названия «Сюита» и «Соната» были у конкурсантов явно в тренде: отказавшись от программных заголовков, молодые таланты решили доказать, что жанры, которым уже несколько веков, могут быть интересны, до сих пор не исчерпаны.

Между тем, конкурс не всегда напоминал серьезное состязание, открывающее новые имена, хотя награды присудили весьма достойные (специальный приз радиостанции «Орфей», выступление в концертном зале артистического центра Yamaha и музее имени Рубинштейна). Алексей Чернов, перевоплотившийся в обаятельного конферансье, всеми силами удерживал штурвал концерта, ибо в зал периодически вносили новые стулья, музыканты терпеливо ждали, пока кто-нибудь не перестанет предаваться воспоминаниям, бразилец Омар Фадул рассказывал, как он выучил русский язык… Больше всего «радовали» речи конкурсантов перед прослушиванием. Так, второкурсник консерватории Никита Мелихов, который в момент исполнения с размаху опустил голову на клавиши (получился кластер), признался, что все части его сюиты объединяет то, что они написаны для фестиваля; Андрей Кудрявцев, долго объясняющий концепцию мужского и женского начала в своем опусе, закончил весьма прозаично: «Сами разберетесь».

К счастью, нашлись и те, кто осмысленно подошел не только к конкурсу, но и к процессу создания музыкального сочинения вообще. Глеб Яковлев и Иван Соколов продемонстрировали пьесы с крепкой опорой на «основы основ» (классическая или, в основном, романтическая гармония, трехчастность, контрасты быстрых и медленных тем, диалог солирующего и аккомпанирующего инструментов), а в пьесе «Indoors» Евгения Стародубцева, наоборот, были попытки вступить на «запрещенную территорию», где размывалась тональность. Победителем же этого композиторского турнира единодушно признали пианиста Ивана Шмарыгина: музыку его «Трех новеллетт для скрипки и фортепиано» похвалили за красивое звучание, а также за отсутствие авангардной вседозволенностии «игры в искусство». Что ж, остается порадоваться за представителей музыкального традиционализма (читай: консерватизма), в их полку прибыло. «СТАМ-фестиваль» продолжит свой маршрут в Санкт-Петербурге — Алексей Шевченко сыграет органные сочинения Баха и Буцко; Алексей Чернов, Александр Кискачи и Александр Листратов — русскую музыку XIX—XX вв.еков; в Доме композиторов прозвучат произведения лауреатов СТАМ-фестиваля разных лет.

Источник: www.ng.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору