Волшебные сказки ко Дню рождения Белгородского органа

Добавлено 17 декабря 2014 Тимур Халиуллин

Олег Безинских (контртенор), Органный зал Белгородской филармонии, Белгородская филармония, Наталья Гирявенко, Олег Шейна (виолончель), Тимур Халиуллин (карильон, клавесин, орган)

15 и 16 декабря в Органном зале Белгородской государственной филармонии отмечали День рождения короля всех инструментов

Мы рассказываем, о чём поведал орган на втором праздничном концерте и что вызвало особый восторг белгородских поклонников его музыки.

15 декабря. «Концерт для уникального голоса с органом» — первый из посвящённых Дню рождения белгородского органа. Мы слушали выдающегося исполнителя — заслуженного артиста России Даниэля Зарецкого и в который раз со всей ясностью понимали, почему именно этот инструмент однажды стал главным музыкальным в богослужениях и католических, и византийских. Когда он оживает от игры мастера — это походит на нескончаемый разговор с небесами, который примиряет с той мыслью, что человек — просто песчинка перед вечностью.

По случаю торжества в Белгород прибыл контратенор Олег Безинских. Его голосовой тембр исключителен: диапазон составляет более трёх октав, а потому ему многое подвластно — от баритона до сопрано. Гармония органной музыки Зарецкого и голоса Безинских — уникальный феномен, который не мог не поразить.

16 декабря. «Органные сюрпризы» — второй концерт праздничного диптиха. Белгородский органист — лауреат международных конкурсов Тимур Халиуллин задумал его одноактовым. Он вышел невероятно целостным, насыщенным, при этом каждый из создающих его элементов не случаен и уместен, гармоничен в своей связи с другими.

Халиуллин пробудил именинника хоралом «Се ныне Благословляйте Бога» Ференца Листа. А в следующий момент, ловко переходя от инструмента к инструменту, разыграл диалог между органом и его младшим родственником клавесином, в звучании которого восставала красота старинной лютни (на лютневом регистре). В эту серебряную музыку Сарабанды ре минор Георга Фридриха Генделя по временам вплетался хрустальный голос флейты. Поначалу он казался иллюзией, так сложно был организован мир звуков в этот момент. Но минуты спустя отчётливо услышали — флейта действительно раздаётся… из глубины органа-дома. Анжела Уварова, флейтистка БГФ, вышла из его недр и уже на сцене завершила генделевскую сюиту. И сыграла баховскую «Шутку».

В 2011-м, чтобы исполнить Симфонию с имитацией военного оркестра Джованни Моранди, Халиуллин вышел со своим учителем Даниэлем Зарецким. Теперь же, сам будучи преподавателем (с сентября 2014-го он обучает искусству игры на органе и клавесине на факультете исполнительского искусства БГИИК — прим. авт.), он демонстрирует успехи своей ученицы Любови Павловской — и уже их дуэт преподносит публике эту озорную, ироничную партитуру итальянца.

В который раз орган покорил и многоцветьем регистровых красок — Халиуллин создал органную транскрипцию Пассакалии соль минор Генделя, предназначавшейся автором для клавесина. А, представляя Вариации на тему Паганини (самого известного 24-го каприса «скрипача дьявола») для педали соло американского композитора Джорджа Талбен-Болла, привёл к уникальному восприятию не только возможностей исполнителя (виртуозная игра ног), но и времени (то ускоряя его, то останавливая вовсе) и пространства (то словно расширяя его до масштабов Вселенной, то сужая до самой тесной кельи инока).

А потом без малейшего диссонанса осуществляет переход от рефлексии о бытии к лёгкой, остроумной импровизации Happy birthday to you. Зрелищной к тому же благодаря искусному жонглированию светодиодными пиксель-поями — в который раз своё мастерство демонстрировал арт-директор Театра огненных мистерий Shadows Олег Кравцов.

Но король всех инструментов не всегда помещён в центре музыкального мироздания, иногда он может быть скромным, не теряя величия и оставаясь самодостаточным. Халиуллин аккомпанировал в «Лебеде» из сюиты «Карнавал животных» Камиля Сен-Санса. Около трёх минут живёт благородный Лебедь Алисы Зылёвой (балерина «Молодого балета» Виктора Ганженко), но как! Сколько чувства в её трактовке, изящества в её фигуре, выхваченной кругом световой пушки. И как точно и тонко поддержана её зарисовка мягко певучей виолончелью Олега Шейны.

Как правило, самые мощные залпы салюта приходятся на финал. Так и с «Органными сюрпризами». Того, чему публика стала свидетелями, в Белгороде осуществляют впервые: звучала музыка органа и одномоментно сценическое пространство расцвечивало «искусство светописи». Речь не о фотографии — а об удивительном подарке, что преподнесли имениннику (и нам) Вадим Радченко, создатель грандиозных проекционных 3D-шоу, и его команда — светорежиссёр Алексей Рашин и дизайнер Данила Гаврилов.

«В каждой музыке Бах», писал Бродский, намекая на божественную природу сочинений гения. И вот баховская Токката и фуга ре минор — а на теле органа вихрь закруживает световые частицы, центростремительно расходятся огненные сполохи… — начало времён, из хаоса рождается наш мир, и вот уже планета по имени Земля и блуждает во Вселенной.

«Висячие сады Семирамиды» Жана Аллена — и нам явлена тайная жизнь воды. Авторы визуального оформления как под микроскопом показывают нам, как нарождается органическая жизнь — будто множится бесстрастная инфузория туфелька. Тема бурлящей водной стихии призывает нас и к сотворчеству: если поднять глаза к потолку зала, то можно отчётливо увидеть, что орган будто огромная жемчужина между распахнутыми створками раковины (полукруг сцены и полукруг потолочного декора).

Токката из «Готической сюиты» Леона Боэльмана — приходят в движение различные механизмы, отсчитывая ход времени… Мир многократно усложняется. Световые решения подчёркивают архитектурные формы инструмента и зала (берут начало от золотой линии Ирины Чечиль — главного архитектора проекта здания Белгородской филармонии, её Органного зала и его акустики; собственно, именно Чечиль и посвящены эти номера), превращая орган в величественный средневековый замок.

И чтобы уже окончательно «опрокинуть» свидетелей «Органных сюрпризов», Халиуллин исполняет собственное переложение для педали соло «Полёт шмеля» Николая Андреевича Римского-Корсакова. Логическому постижению это, кажется, не поддаётся. А после наступившую звенящую тишину взрывает всеобщее ликование публики.

Екатерина ШАРОНОВА
Юрий БОГРАД (фото)

Материал сайта БелПресса:
www.belpressa.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору