Предстоящие мероприятия






Читайте на эту же тему







Воронежцев на Платоновском фестивале ждут два фортепианных концерта

Добавлено 02 июня 2014

Пётр Лаул (фортепиано), Даниил Трифонов (композитор, фортепиано), Михаил Плетнёв (фортепиано, дирижер), Зал Воронежской филармонии

На IV Платоновском фестивале воронежцев ждут два фортепианных концерта - Михаила Плетнева и Даниила Трифонова. О том, чем знаменательны эти выступления и как складывается "табель о рангах" в музыкальном мире, рассказал для читателей "РГ" пианист, лауреат международных конкурсов в Бремене и победитель конкурса имени Скрябина в Москве, преподаватель Санкт-Петербургской консерватории Петр Лаул:

- Михаил Плетнев - конечно, легенда, причем настолько, что даже не важно, что он собирается играть. Как личность, как музыкальный мыслитель, он невероятно интересен сам по себе. К тому же он не относится к числу артистов, которые "дышать не могут" без рояля, а, напротив, как бы даже неохотно к нему возвращается, так что услышать его игру в последнее время - большая удача. Что до манеры - то она трудноописуема, как любое настоящее искусство. Конечно, можно сказать, что Плетневу свойственна глубина и парадоксальность мышления, необычайно красочная звучность и совершенство педализации, внутренний огонь и глубокая интимность при внешней бесстрастности и даже холодности. Его трактовки - не эталон отношения к авторскому тексту, они всегда спорны и не могут и не должны понравиться каждому слушателю - они будоражат воображение, порой тревожат, раздражают и даже злят. Но невозможно не отдавать им должное и не понимать, что это настоящее искусство, что перед тобой артист, каких единицы.

Корректно ли судить о том, какие строчки в условных рейтингах пианистов занимают гости нынешнего Платоновского фестиваля - Михаил Плетнев и Даниил Трифонов? Сложно сказать. Про Плетнева, например, в 1978 году не говорили "подающий надежды молодой артист", а уже сразу - Михаил Васильевич. Про Григория Соколова после победы на конкурсе Чайковского в 1966 году, напротив, даже как про "подающего надежды" никто не говорил, это был знаменитый музыкальный скандал того времени. А он быстро вырос в такого же гиганта, как и Плетнев. То есть в особых случаях мы можем, конечно, понимать, что тот или иной большой артист действительно уникален и находится где-то на вершине "табели о рангах", но дальше уже все в области рекламных трюков составителей анонсов. "Сегодня у нас выступает пианист номер два в мире, исполнитель Моцарта номер один". Это чепуха, конечно.

Мне сложно характеризовать манеру игры Даниила Трифонова, поскольку, по большому счету, я его толком не слышал. Наверняка у него есть свое видение программы, с которой он приедет в Воронеж, и порядка произведений в ней. Стравинский, Равель и Дебюсси - это все музыка первой четверти ХХ века. "Образы" и "Отражения" даже на фоне других сочинений Дебюсси и Равеля отличаются особой утонченностью, колористичностью и изысканностью. Ну, а "Симфонические этюды" Шумана - одно из главных романтических высказываний фортепианной музыки.

Текст: Татьяна Ткачева
http://www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору