Предстоящие мероприятия

Москва
с 9 сентября 2019 по 10 декабря 2019



Москва
с 4 ноября 2019 по 9 апреля 2020



Москва
21 марта 2020

Читайте на эту же тему







Возвращение «Возвращения»

Добавлено 29 января 2018 волонтер

Фестиваль камерной музыки «Возвращение», Вадим Холоденко (фортепиано), Дмитрий Илларионов (гитара), Сергей Полтавский (альт), Борис Бровцын (скрипка), Антон Прищепа (кларнет, композитор), Роман Минц (скрипка), Александр Кобрин (фортепиано)

XXI фестиваль камерной музыки «Возвращение», Рахманиновский и Малый залы Московской консерватории, 9 — 15 января 2018 года

Фото: Инесса Кудрявцева
Фестиваль камерной музыки «Возвращение», недавно прошедший уже в двадцать первый раз, без сомнений можно назвать одной из добрых московских музыкальных традиций. Цикл из четырёх концертов, раз за разом «возвращающийся» в столицу, несомненно, получил признание у слушателей — билеты раскупаются за несколько месяцев до начала фестиваля, залы на самих концертах переполнены.

В этом году тематика программ получилась серьезной и напряженной: помимо традиционного «Концерта по заявкам» были «Opportunism», «Несвобода», «Mort» — своеобразные музыкальные «беседы», затрагивающие и социальные, и метафизические вопросы.

Первый концерт «Opportunism» (9 января) содержал сочинения композиторов разных времён, приспособлявшихся к главенствующей идеологии и политике — от Филиппокта Казертского и магистра Эгидиуса, живших в XIV веке, через Людвига ван Бетховена и Иоганна Себастьяна Баха до композиторов XX века — Арама Хачатуряна, Камиля Сен-Санса, Дмитрия Шостаковича и Карла Орфа. Альтернатива — «прогнуться» и получать логичные преференции или быть в стороне, но при этом часто голодным — всегда стояла перед творческими личностями, и особую остроту эта проблема приобрела в прошедшем веке. Начался концерт «Поэмой о Сталине» (переложение для фортепиано в четыре руки), ярко исполненной Вадимом Холоденко и Яковом Кацнельсоном — торжественные ноты периодически сменялись пряными восточными мотивами, наполненными светлой грустью и горным воздухом. «С именем блаженных Гедеона и Самсона» (Казертский) и «Куртуазный и мудрый» (Магистр Эдигиус) — сочинения возвышенные, прозвучавшие в варианте для голоса и двух инструментов, по-видимому, воспевали антипапу Климента VII, служба у которого могла надолго обеспечивать бедных композиторов. Триптих для скрипки и фортепиано Сен-Санса, Вторая соната для фортепиано и виолончели соль минор Бетховена, «Брандербургский концерт» № 2 фа мажор Баха — все три произведения были посвящены королевским особам. При этом Сен-Санс создал все три короткие пьесы, из которых состоит его сочинение, совершенно разнохарактерными, видимо, ссылаясь таким музыкальным способом на сложный и многогранный внутренний мир бельгийской королевы Елизаветы. «Четыре хора из цикла «Десять поэм на стихи революционных поэтов конца XIX и начала XX столетия» Шостаковича прозвучали в исполнении Камерного хора Музыкального училища имени Гнесиных и ошеломили неожиданной свежестью звучания, а «Уличная песенка» Карла Орфа-Гунильда Кетмана в варианте для ансамбля ударных и двух флейт прозвучала иронично, несмотря на исторический трагизм собрания «Музыка для детей», откуда было взято сочинение — Орф и Кетман предлагали эту музыку Гитлеру.

Второй вечер, 11 января, «Несвобода» состоял преимущественно из особого вида партитур — они были сочинены и записаны авторами во время заключения. Это и Прелюдия и фуга соль-бемоль мажор советского композитора Всеволода Задерацкого из большого цикла прелюдий и фуг, написанных на Колыме, где автор жил в условиях лагерного быта, и пьесы Генри Коуэлла «Пульс» и «Возвращение» для ансамбля ударных, и сочинение современного южнокорейского композитора Исана Юна «Riul» для кларнета и фортепиано, полное томительной восточной экзотики и отличающееся рваной структурой, свойственной скорее европейской музыке. Отдельно стоит отметить неоконченный нонет Рудольфа Карела, заключенного концентрационного лагеря Терезиенштадт, для исполнения которого на сцену вышли флейтистка Мария Алиханова, гобоист и организатор фестиваля Дмитрий Булгаков, кларнетист Антон Прищепа, фаготист Валерий Попов, валторнист Арсений Самсонов, скрипач и организатор фестиваля Роман Минц, альтист Сергей Полтавский, виолончелист Александр Неустроев и контрабасист Григорий Кротенко. Непростая музыка трёхчастной композиции, то поднимающаяся ввысь, то будто сжатая пружиной, благодаря мастерству исполнителей заставила зрителей погрузиться в атмосферу двадцатого века, прекрасного и одновременно страшного. Во второй части концерта прозвучали «Баллада Редингской тюрьмы» Жака Ибера (посвящена Оскару Уайльду), две композиции Матвея Павлова-Азначеева, заключенного краснодарского лагеря — «Этюд на органном пункте» и «Испанская серенада» в замечательном исполнении знаменитого гитариста Дмитрия Илларионова и сумрачные «Три песни» погибшего в лагере Аушвиц Виктора Ульмана для меццо-сопрано, скрипки, альта и виолончели. Произведение современного и пока не слишком известного в России американского композитора Фредерика Ржевского «Attica», написанное по следам драматических событий в американской тюрьме Аттика, было исполнено большим составом и с Романом Минцем в качестве чтеца и стало достойным завершением вечера. Замедленные, минималистичные ритмы электрогитары и электрического баса чередовались с взволнованными, местами даже ожесточенными струнными — скрипка Бориса Абрамова, виолончель Александра Неустроева и духовыми — флейтой Марии Алихановой и кларнетом Антона Дресслера.

Третья программа (13 января) в текущем году называлась «Mort», то есть «Смерть». Было исполнено редкое сочинение 2000 года — «Смерть — красавица» Вильфрида Хиллера в виртуозном исполнении скрипача Бориса Бровцына, чей инструмент в продолжительном сольном вступлении едва не «разорвал воздух», и пианистки Ксении Башмет, чья партия добавила мягкости угловатой мелодике скрипки. Прозвучало сочинение англо-немецкого композитора Чарлза Мартина Лефлера «Две рапсодии» для трио — гобой, альт, фортепиано. Это не очень популярное в академической музыке сочетание инструментов в исполнении Дмитрия Булгакова, Александра Митинского и Александра Кобрина приятно удивило тёплой тональностью и ёмкостью мысли. Пьеса «Пред лицом смерти» Луи Андриссена, более известная в варианте для струнного квартета, на фестивале звучала в исполнении Российского квартета саксофонов. Благодаря сочетанию кларнета, тенор, баритон и сопрано саксофонов в пьесе была создана сложная атмосфера бесстрашия перед неизбежным, наполненная как печалью, так и юмором. Были исполнены известные произведения — «Траурная симфония» фа минор Пьетро Локателли, принадлежащая позднему периоду его творчества и «Чардаш смерти» для фортепиано Ференца Листа. Особенно пронзительно и эмоционально получились три песни «Смерть смерти» Пауля Хиндемита для меццо-сопрано, двух альтов и двух виолончелей и «Четыре строгих напева» для баса и фортепиано Иоганна Брамса, основанных на фрагментах библейских текстов. Исполнение этих произведений удалось во многом благодаря участию замечательных, артистичных вокалистов — Дарьи Телятниковой, уже принимавшей участие в фестивале, и Антона Зараева, дебютанта «Возвращения». Специфической «окантовкой» начала и завершения концерта стали пятиголосный мадригал Карло Джезуальдо и четырёхголосный канон Йозефа Гайдна, исполненные ансамблем Филиппа Чижевского Questa Musica — в конце произведения Гайдна ансамбль медленно прошёл по залу и удалился по лестнице, не прекращая пение и тем самым, по-видимому, символизируя текучесть жизни и смерти.

«Концерт по заявкам», состоявшийся в отличие от трёх предыдущих, не в Рахманиновском, а в Малом зале, порадовал как подбором композиторов — Сергей Рахманинов, Рихард Штраус, Арнольд Шёнберг — Антон Верберн, Иоганнес Брамс, так и мастерством участников фестиваля. Сюиту № 2 для двух фортепиано Рахманинова виртуозно исполнил звёздный дуэт Вадим Холоденко — Александр Кобрин, в Квартете для фортепиано, скрипки, альта и виолончели до минор Рихарда Штрауса подкупило сочетание внешне строгой музыкальной формы и трепетности исполнения, переложение первой Камерной симфонии ми мажор Шёнберга — Верберна благодаря сочетанию флейты, кларнета и скрипки, виолончели, расширенному звуком экспрессивного фортепиано, погрузило в бурю яркой мелодики. Завершающее музыкальное произведение вечера и всего фестиваля —­ медитативный, вдумчивый квинтет Брамса для кларнета, двух скрипок, альта и виолончели си минор стал очередным многоточием в истории «Возвращения», и не остаётся сомнений, что многоточие будет продолжено запятой, а никак не точкой.

Артем Пудов
www.chaskor.ru/article…2987

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2019 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору