Предстоящие мероприятия











Санкт-Петербург
14 декабря 2016

Санкт-Петербург
23 декабря 2016

Москва
с 9 января 2017 по 15 января 2017

Читайте на эту же тему






Все не от лукавого

Добавлено 27 июня 2015

Валерий Гергиев (дирижер), Николай Хозяинов (фортепиано), Александр Рамм (виолончель), Дмитрий Маслеев (фортепиано), Андрей Коробейников (фортепиано), Международный конкурс имени П. И. Чайковского, Гайк Казазян (скрипка), Лукас Генюшас (фортепиано), Александр Бузлов (виолончель), Сергей Редькин (фортепиано)

Конкурс Чайковского вышел на финишную прямую

На проходящем в Москве и Санкт-Петербурге XV Международном конкурсе Чайковского жюри определило финалистов в трех специальностях — фортепиано, скрипка и виолончель. В третий тур вышли по шесть участников из 12 полуфиналистов. О тех, кто будет и не будет теперь играть финальные концерты с оркестром, рассказывает ЮЛИЯ БЕДЕРОВА.

Нынешний конкурс приковывает к себе внимание с самого старта. Измененный регламент, в том числе порядок голосования жюри, теперь более простой и прозрачный, а еще отличные прямые трансляции на весь мир (делает medici.tv, можно смотреть на официальном сайте конкурса) вкупе с традиционной привычкой московской публики отдавать конкурсу полностью свое время, душу и силы, привели к тому, что, по крайней мере, в Москве, где в этом году играют пианисты и скрипачи (виолончельное и вокальное соревнование уехали в Питер), залы переполнены с первого тура. А герои трансляций активно обсуждаются зрителями всего мира.

Уже первое нововведение нынешнего арт-директора конкурса Петера Гроте — живые предварительные прослушивания в закрытом режиме — своими итогами вызвало большой резонанс, да и попросту изумило. Скажем, у пианистов отборщики не допустили к участию в конкурсе не только любимца филармонических слушателей Никиту Мндоянца и юного Николая Хозяинова, но и «отверженного» прошлого года, обладателя независимого приза критики Ассоциации музыкальных критиков Москвы Александра Лубянцева. Кроме того, не в традициях московского конкурса обходиться без публики на каком-либо из этапов, москвичи привыкли чувствовать себя причастными к решениям жюри, пытаться влиять, спорить, поддерживать. А потому на закрытый отбор музыкальная общественность отреагировала обиженно, и так могло случиться при любых результатах.

Впрочем, шок быстро прошел, когда публике наконец дали возможность подключиться и начались открытые концерты первого тура. В них участвовали по 25 струнников и 36 (больше, чем позволял регламент) пианистов. И снова — сюрпризы, разбитые надежды, разочарования и новые мечты после оглашения первых результатов. Во второй тур, где каждый участник играл по две программы, одну сольную и концерт Моцарта с камерным оркестром (за него полагается отдельный спецприз), жюри не выпустило Андрея Коробейникова — провокационно оригинального, саркастически возвышенного музыканта и одного из нескольких участников прошлых конкурсов, решивших снова испытать судьбу. Примечательная история вышла с украинским пианистом Дмитрием Онищенко — его удивительно легкий и самобытный музыкальный дар, подкрепленный прекрасной оснащенностью и свободой, живой звук и неравнодушный слух, как следует из распечаток поименного голосования жюри (по не прошедшим в следующий тур музыкантам такие распечатки доступны), не нашел поддержки ни у одного из нынешних судей. Между тем у Онищенко в арсенале пятая премия конкурса Чайковского 2002 года, поразительно.

В целом картина полуфинала во всех специальностях получилась красочной, интригующей и богатой, а большинство участников оправдали надежды публики, играя без потерь и даже, напротив, прибавляя от выступления к выступлению. После второго тура не во всех специальностях решение жюри по финалистам публика и специалисты приняли с одинаковым воодушевлением. Так, скрипичное жюри огорчило наблюдателей невниманием к замечательно органичной, с чудесным звуком и нежной виртуозностью игре скрипачки Ю Джин Чан и профессионально, музыкантски интересным существованием на сцене Майю Кишима. Вместо них в финале выступят другие, предположительно, безопасные соперники лидеров соревнования Павла Милюкова, Гайка Казазяна и Клары-Джуми Кан (на этих именах сходятся многие специалисты).

В конкурсе пианистов, традиционно возбуждающем главные страсти, как раз наоборот, выбор финалистов для большинства наблюдателей выглядит ловким, дипломатичным и элегантным решением. Хотя и тут найдется по кому скучать в последние дни, все главные любимцы публики, за кого держали кулаки и на кого делали эмоциональные ставки, уже в финале и все они — уже лауреаты конкурса Чайковского. Как именно распределятся награды, мы узнаем вскоре после заключительных аккордов финальной программы, последняя назначена на вечер 30 июня. На первых строчках премиального расклада может оказаться любой из шести. В том числе моцартианствующий фаворит москвичей, француз Люка Дебарг в роли традиционного иностранного кумира конкурса Чайковского, сперва покоривший тенями и светом сольных программ первого и второго туров, а потом сыгравший в Москве на конкурсе едва ли не первый в жизни концерт с оркестром, что невероятно. А ему еще надо сыграть целых два. Или Лукас Генюшас — аристократ звука, движения, структуры, эмоции. Одних он настораживает железной верностью высокой традиции (с ним как будто возвращается на сцену история русского исполнительства) и непреклонным благородством тона, что в темной меланхолии Шопена и яростной Седьмой сонате Прокофьева, что в по-бетховенски сияющем Двадцатом концерте Моцарта. Других, наоборот, притягивает напряжением, рождающимся в пространстве между безупречным вкусом и живым, но сдержанным, не школьным чувством. Кстати, «Лукас против Лукаса» — теперь самые модные заголовки в сетевых блогах.

В неожиданно подарочный для конкурса и публики спор Лукасов может вмешаться Дмитрий Маслеев из Улан-Удэ, еще одно открытие конкурса, юноша, делающий музыку легко, недежурно и технически свободно, за которым уже следуют неотступно поклонники и поклонницы, словно он не академический музыкант, а, к примеру, «иванушка-интернешнл». Свои верные слушатели есть у атлетичного, но при том добродушного пианиста американца Джорджа Ли, у представителя санкт-петербургской школы тонкого, умного, культурного музыканта Сергея Редькина и юного Даниила Харитонова с его бесхитростно живыми отношениями с инструментом и репертуаром.

В виолончельном финале тоже есть кого слушать, ни мощный Александр Бузлов, ни романтически надежный Александр Рамм, ни яркий румынский виолончелист Йонут Андрей Ионица или испанец Пабло Фернандес, ученик Натальи Шаховской, не останутся без поддержки и эмоционального отклика активно сопереживающей публики.

Тем временем главные гадания уже идут на Гран-при, нововведении прошлого конкурса. И здесь очевидного претендента, в отличие от ситуации 2011 года, пока нет. И если учесть, что состав финала пианистов выровнен принципиальным разнообразием, хотя и есть в нем лидеры, а в прошлый раз Гран-при ушел как раз по фортепианному ведомству, можно предположить, что в этом году главного победителя и получателя самых серьезных послеконкурсных ангажементов жюри под пристальным вниманием сопредседателей оргкомитета конкурса Ольги Голодец и Валерия Гергиева попробует найти в других специальностях.

www.kommersant.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору