«Вспоминая маэстро» — приехать в Новосибирск и победить

Добавлено 22 сентября 2014

Новосибирская филармония

В дни юбилея имя Арнольда Михайловича Каца прозвучит еще множество раз. Это будут официальные речи, торжественные концерты, но на встрече "Вспоминая маэстро", на которой с читателями библиотеки в конце минувшей недели встретились художественный руководитель Новосибирской филармонии, заслуженный деятель искусств, кандидат искусствоведения, автор книги "Арнольд Кац: дирижер и человек" Владимир Калужский, альтист Новосибирского академического симфонического оркестра (1967 — 2008 гг.), член Союза писателей, автор книг "Наедине с оркестром", "Дирижер из провинции" Сергей Кручинин и профессор Новосибирской консерватории им. Глинки, концертмейстер Новосибирского академического симфонического оркестра (1976 – 1991 гг.) Михаил Турич, прозвучали по человечески-сердечные речи тех, кто работал с Арнольдом Михайловичем, тех кто хорошо знал его. 10 дней юбилея маэстро, который отмечается в Новосибирске – это не только огромное количество воспоминаний, книг, концертов, но и индивидуальный след, который Арнольд Михайлович оставил в душе тех, кто его видел и знал. И в «камерном зале» библиотеки не было свободных мест, ведь это была встреча с авторами книг, хорошо известным читателям ГПНТБ СО РАН.

Размышляя об Арнольде Михайловиче, Владимир Калужский провел несколько любопытных и поучительных линий. В первую очередь, жизненный и художественный опыт А. М. Каца интересен тем, что, тот "жизненный эксперимент, который он провел на собой, этот жизненный путь, биография не могут быть в наше или в будущее время кем-то повторен. Дело здесь не только в яркой индивидуальности маэстро, но и в том, что очень многое сегодня изменилось: представьте себе 50-е годы когда молодые люди разных профессий уезжали на восток Советского Союза, и им казалось, что там начнется новая жизнь, такова была парадигма той эпохи. Сегодня трудно себе представить, что молодые музыканты и особенно представители дирижерской профессии повторят этот путь".

50 с лишним лет работая в Сибири, в Томске, в Новосибирске, Арнольд Кац сумел избежать серьезных искушений, которые на долю поколения музыкантов его масштаба выпали в 1980-е и особенно в 1990-е г. Очень многие ученики, коллеги Арнольда Михайловича, уехав за рубеж, стали известными там. А Кац остался в Новосибирске и продержался здесь до конца.

Его роль дирижера и организатора совершенно уникальна. У этой профессии есть две стороны – дирижер-интерпретатор воодушевляет оркестр, а организатор умеет считать: деньги, возможности, варианты. А. М. Кац по-отечески относится к своим артистам, заботясь о квартирах, зарплатах, лечении, других вопросах артистического быта. И в этом опыт Каца был уникальным.

Ему приходилось решать проблемы «эпохи дружбы народов»: из регионов России попасть на Всесоюзный конкурс было очень трудно - в соревновании с Москвой, Ленинградом и союзными республиками. А Кацу это удавалось: он использовал для этого все свои силы и знакомства, колоссальное личное обаяние. Авторитет, который был здесь завоеван, позволял ему это делать.

Работа дирижера – каторжный труд. И сегодня практически нет дирижеров, работающих в одном оркестре. Все современные дирижеры – гастролеры и поп-звезды. И когда Кац ушел, в кулуарах власти зазвучали слова: давайте найдем молодого дирижера, воспитаем его, предоставим ему все условия. Сегодня этот механизм не работает: молодые мальчики давно рванули на запад, они не хотят привязываться к местам, потому что они граждане мира, граждане профессии. А Арнольд Кац еще при жизни стал памятником уходящей эпохи. Сегодня легко сказать: поехали за рубеж, взяли деньги и поехали. В прежние времена нужно было пройти сложную системную проверку, о чем вспоминает в своей книге Сергей Кручинин. С другой стороны, не все музыканты возвращались даже из поездок по стране. Владимир Калужский рассказал забавный анекдот: гастроли окончились, все сели в автобус. - Что все вернулись? Вопрос: "А что, кто-то мог остаться"? Директор ансамбля вздыхает: "Я знаю, кто…". Арнольд Михайлович через все это прошел. И не случайно он носит звание Почетного гражданина Новосибирска.

Как вспоминает Михаил Турич, Арнольд Кац никогда не производил впечатления важного человека, напротив, он был демократичным и веселым. Когда у молодых оркестрантов начинало что-то получаться, когда он чувствовал, что они начинали сыгрываться, он распахивал дверь класса и выходил в коридор, чтобы вся консерватория и улица слушала музыку. И говорил при этом, что ему просто не хватает акустики…

"Наблюдать за ним в амплуа дирижера было очень интересно - надо было видеть, какие образы он создает, как рассказывает. Он "рассказывал музыку" так живо, что мы приходили в оркестр словно в театр. И этот театр был виртуозен. Но музыкант приходит только заниматься музыкой, а руководитель оркестра, дирижер, приходил на концерты иногда из парткома, или из мэрии, где решал трудные вопросы", - говорит Михаил Турич.

Перед ним не было препон – он отворял министерские двери ногой, пользуясь славой и авторитетом народного артиста. Всегда был чуток к русскому языку, приходя вычитывать газетные рекламы концертов, звонил на радио за одно неверное слово…

Музыканты вспоминали и забавные случаи из жизни Каца-эксцентрика: его любовь давать советы водителям филармонических авто, его всегда удивлявшие публику фраки, сюртуки и френчи из гардероба, подготовленного заботливой женой, и конечно же, страсть к часам: видя на незнакомце часы неизвестной марки, Арнольд Михайлович сразу же предлагал меняться. Это дирижерская страсть, отмечает Михаил Турич – играя 6-симфонию Шостаковича, нужно знать, сколько там долей, и этот внутренний ритм жизни, измеряемый своеобразным хронометром, всегда должен сопровождать музыканта.

В одном из последних разговоров с В. Калужским Арнольд Кац признался: я выбрал Новосибирск и выиграл, а потом добавил: а может, и проиграл… Сегодня его имя носит большой и красивый концертный зал.

Виктор Иванов для РИА "Сибирь"

http://ria-sibir.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору