Взгляд из оркестра, или Интервью с виолончелисткой Юлией Мигуновой

Добавлено 01 июля 2014

Академический Симфонический Оркестр Нижегородской Филармонии, Нижегородская филармония

С 18 июня по 20 июля на сцене Нижегородской филармонии им. Ростроповича проходят ежегодные летние благотворительные концерты, попасть на которые может любой желающий совершенно бесплатно (если, конечно, успеет найти свободное местечко в переполненном зале)!

Недавно посетители портала Poseti-nn могли познакомиться с впечатлением слушателя из зрительного зала филармонии. Но есть и другой взгляд на музыкальные концерты — из оркестра, ведь и на нас — зрителей смотрят с другой стороны рампы. Его то мы и решили вам показать для полноты картины, поговорив с первой виолончелью оркестра Юлией Мигуновой.

— Чем интересны летние концерты, на ваш взгляд? Для кого они важнее: для зрителя или музыканта, или, может быть, для самой филармонии?

На мой взгляд, летние концерты — это очень удачный эпилог концертного сезона. Слушатели могут познакомиться с большим количеством разной интересной музыки, которой не было в концертном сезоне. В некотором смысле, это возможность диалога между оркестрантами и нижегородскими слушателями, а потому эти концерты важны как слушателям, так и исполнителям.

— Как отбирают произведения для концертной программы?

Произведения выбирает главный дирижер Нижегородского филармонического оркестра Александр Михайлович Скульский из числа произведений, которые оркестранты хотят представить на летних концертах.

— Вы не только играете в составе оркестра, но и солируете в некоторых концертах. От кого исходит инициатива по выбору солистов среди музыкантов, распределяется ли как-то состав участников по концертам, темам или произведениям?

Играть с оркестром в летних сезонах имеет право любой оркестрант. Каждый может решить для себя, что он хочет играть, и отдать заявку Александру Михайловичу, а он, в свою очередь, решает в каком концерте, что будет исполнено.

— Как бы вы охарактеризовали дирижёров, с которыми выступаете, в нескольких фразах? С кем вам легче, а с кем тяжелее работать?

Хотелось бы начать с главного дирижера оркестра Александра Михайловича Скульского. Прежде всего, это человек, обладающий огромным опытом и знаниями. Несмотря на уже зрелый возраст, он обладает неудержимой энергией и необходимым для дирижера стержнем.

Ренат Жиганшин — молодой, энергичный дирижер. У него очень много каких-то интуитивных решений в построении музыки. Он прекрасно проводит детские концерты и, мне кажется, дети его очень любят.

Сейчас на концертах все чаще начал появляться новый молодой дирижер — Борис Схиртладзе. На мой взгляд, он очень хороший профессионал с интересным подходом. Сейчас он постоянно работает с оркестром русских народных инструментов, но в будущем, я думаю, его будут постоянно привлекать к работе с симфоническим оркестром.

Еще хотелось бы сказать о Максиме Емельянычеве. Для меня его приезд — это всегда праздник. Легкость и непосредственность изучения материала на репетициях всегда сочетается с безграничным удовольствием от совместного музицирования на концерте.

Безусловно, есть еще много дирижеров, о которых тоже хочется сказать. Например, Владимир Понькин — выдающийся музыкант, Евгений Кириллов, который приедет к нам в сезоне 2014 — 2015 гг., Владимир Альтшулер, Фабио Мастранджело — этих и многих других не менее замечательных дирижеров мы всегда очень ждем.

— Если помечтать, то с кем бы из дирижеров вам хотелось бы поработать и что исполнить?

Это очень сложный вопрос. Конечно, хотелось бы поработать с Валерием Гергиевым, Владимиром Юровским, Теодором Курентзисом, Михаилом Плетневым, Юрием Темиркановым и многими другими.

Мне всегда очень приятно исполнять симфонии! Это музыка, написанная специально для симфонического оркестра, и хочется как можно чаще чувствовать себя частью этого огромного «инструмента». И, конечно, хотелось бы чаще видеть на пюпитре ноты современной музыки. Наша филармония в советское время исполняла много премьер молодых композиторов, чем мы все очень гордимся. Именно в Нижнем впервые исполнялись произведения Шостаковича, Шнитке, Щедрина, Сильвестрова… Хотелось бы продолжения этой прекрасной традиции.

— Что любите больше: классику или современную академическую музыку? И как, на ваш взгляд, публика принимает то и другое?

Мне нравится и классика, и современная музыка. Я получаю удовольствие от разных стилей, потому как в каждом из них есть свои тонкости. Мне кажется, что публике очень сложно дается понимание современной музыки. Это все от того, что в какой-то момент слушателей перестали воспитывать в этом направлении, и возник некоторый пробел в знании новой музыки. Это все равно, что ребенок перескочит из 3 класса сразу в 8. Он будет понимать, что то, чему его учат, надо знать, но у него не сложится логическая цепочка, и не будет хватать некоторых звеньев в цепи. А значит, он будет все отрицать, просто потому, что он не понимает. Сейчас мы видим как на концерты современной музыки в консерваторию или «Арсенал» ходит молодежь. Молодым людям сейчас просто можно открыть компьютер, и в интернете они смогут заполнить пробелы, возникшие в их голове. Потому, на мой взгляд, необходимы концерты современной музыки, где слушателям могли бы что-то рассказать, что-то объяснить. Филармония двигается в этом направлении. Например, в сезоне 2014–2015 к нам приедет «Студия новой музыки» из Москвы. Это потрясающий ансамбль, потому всем рекомендую этот концерт не пропустить.

— Для несведущих, простых зрителей: как определяется ротация в рассадке музыкантов в оркестре, ведь оркестранты каждый раз сидят по-разному. И что для вас значит быть «первой виолончелью»?

Первые два пульта каждой группы занимают концертмейстеры. Это люди, которые в любой момент могут оказаться ведущим концертмейстером. С третьего пульта — группа tutti. Это оркестранты, которые точно не будут ведущим концертмейстером, но вполне могут оказаться на первом или втором пульте. Чем ближе к дирижеру, тем больше шанс на каком-нибудь из концертов оказаться на первом пульте. Есть концерты, где не нужен полный состав оркестра. В этом случае кто-то из оркестрантов уходит, а внутри группы возникают перестановки в соответствии с занимаемым местом. Но это все бюрократические тонкости, а на самом деле, в оркестре все отличные профессионалы. Все при устройстве на работу играют сольное прослушивание, и плохих музыкантов просто не берут.

Для меня быть «первой виолончелью» это очень ответственно и волнительно. Чикалова Татьяна Юрьевна (первый концертмейстер группы виолончелей) — музыкант высочайшего уровня, и она задает очень высокую планку для всех концертмейстеров. Я всегда стараюсь очень внимательно готовиться к концертам, где мне предстоит быть ведущим концертмейстером.

— В оркестре строгий дресс-код. Кто-то следит за тем, в чём вы выступаете?

Еще до моего прихода, в оркестре было заведено: зимой мы играем в черном, а летом (в связи с жарой) в белом. В нашем оркестре инспектор — Красотская Юлия, которая следит за своевременным приходом всех оркестрантов на работу, за расписанием репетиций и концертов, а так же за тем, в чем мы играем.

— Что бы вы хотели посоветовать зрителям: как лучше слушать, как аплодировать, вести себя (во время и после концерта)?

Я бы хотела сказать спасибо всем, кто приходит к нам на концерты. Мы работаем для того, чтобы радовать вас.

На счёт советов… Есть определенные общеизвестные правила:

1. Хотелось бы попросить всех зрителей отключать звук у мобильных телефонов, потому что это отвлекает и нас, и рядом сидящих слушателей от восприятия музыки.

2. Если сочинение состоит из нескольких частей, как симфония или концерт для какого-нибудь инструмента, то лучше не аплодировать между частями, а дождаться окончания произведения.

3. Нам очень приятно, когда во время исполнения в зале тишина. Я думаю, что для обсуждения можно дождаться окончания отделения, ну или, если очень сложно удержаться, то окончания произведения.

4. Также во всем мире принято, что по окончании концерта нужно дождаться ухода со сцены оркестра, а потом уже можно «со спокойной душой» выходить из зала.

— Вообще, что мешает и что помогает в вашей работе?

Нашей работе можем помешать только мы сами. Мы все благодарны тому, что нам есть, где играть: я имею ввиду зал филармонии. У нас есть зарплата, на которую вполне можно жить, не бегая по другим работам. А все остальное — это только наше желание или нежелание заниматься и показывать хороший уровень исполнения.

Автор материала: Ольга Плаксунова

Фото: из архива Юлии Мигуновой

http://www.poseti-nn.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору