Взрастить в музыке. Музыковед Наталья Ринчинова о детях, классике и качестве жизни.

Добавлено 19 января 2016

Бурятская филармония

Интервью с лектором-музыковедом Бурятской филармонии

В новом году продолжаются концерты детского абонемента Бурятской филармонии «В гостях у музыки». Ведущая Наталья Ринчинова и студенты Колледжа искусств им. П. И. Чайковского проводят занятия в восьми детских садах Улан-Удэ. По две встречи в каждом из них прошли в начале сезона, предстоят еще три. По уже сложившейся традиции финальный весенний концерт состоится в зале филармонии: на сцену выйдет оркестр бурятских народных инструментов. Именно им — моринхуру, лимбе, ятаге, иочину, чанзе — освящен цикл занятий в этом году.

О том, как воспитать меломана и нужны ли «живые» концерты в наш электронный век, мы говорим с автором и ведущей детского абонемента заслуженным работником культуры Российской Федерации, лектором-музыковедом Бурятской государственной филармонии Натальей Ринчиновой.

— Наталья Леонидовна, как возник абонемент «В гостях у музыки»? Как рождаются темы для разговора с дошколятами? Ведь, когда говоришь о музыке, удержать внимание неподготовленной аудитории довольно сложно. А уж найти подход к таким малышам сложно вдвойне.

— Это не новая для нас форма работы. Именно этот абонемент — «В гостях у музыки» — мы представляем третий сезон. Но на протяжении многих лет музыкальный лекторий филармонии готовил циклы встреч и для дошкольников, и для ребят постарше. Выезжали прямо в школы и детские сады. Со старшеклассниками проводили занятия на такие темы как «Музыка и литература», «Музыка и живопись», «Кино и музыка». Была интересная тема о достопримечательностях нашего города и посвященных им песнях. Знакомить с музыкальными жанрами имеет смысл ребят младшего и среднего школьного возраста. А совсем маленьким очень интересно узнавать про разные инструменты — и не просто слушать, а подойти поближе, потрогать, понять, как на нем играют. Поэтому в детские сады обязательно выезжают студенты Колледжа искусств им. П. И. Чайковского. Они не только играют, но и дают малышам подергать струны, понажимать на «кнопочки». У детей эта часть «программы», наверное, самая любимая. Отдельное спасибо руководству Колледжа искусств, которое уже третий год поддерживает этот проект.

— Очевидно, одна из ваших задач — воспитать будущих слушателей. А с какого возраста имеет смысл приучать детей к классической и народной музыке? И в какой форме это целесообразно делать?

— Слушать музыку никогда не рано. Но вести ребенка, который только научился ходить, на взрослый симфонический концерт, я бы не советовала. Ребенок может испугаться, кроме того, он просто физически вряд ли высидит хотя бы одно отделение. В результате музыку не послушает ни ребенок, ни мама, ни сидящие рядом с ними зрители. А вот слушать музыку дома — очень хорошая привычка. Конечно, музыкальные вкусы у всех разные, но если дома регулярно звучит классическая музыка, ребенок с самого рождения будет воспринимать ее как неотъемлемую часть своей жизни. Для него будет нормой знать определенные мелодии, названия, имена. Предубеждение, что, мол, классика сложна, ее способны понимать лишь избранные, возникло в умах людей, которые росли, совсем ее не слыша. Если жить, не зная сахара или шоколада, то и они при первом знакомстве могут показаться невкусными и вообще «на любителя». (Смеется).

— И тут мы подходим к вопросу о вкусах и привычках родителей. Если родители не интересуются искусством, музыкой, театром, то и детей школьные культпоходы вряд ли сделают заядлыми театралами. Вам так не кажется?

— Главенствующая роль семьи, по-моему, всем очевидна. Например, когда мы три года назад только начинали проект с детскими садами, на заключительный концерт, который проходил в зале филармонии, пригласили всех детей с родителями. Вход был платный, но по доступной цене. Играл симфонический оркестр, программа была выстроена специально для детей этого возраста. И что вы думаете? Пришло всего порядка 30–40 человек. Из восьми садиков! Получается, родители сами не очень заинтересованы в походах на концерты всей семьей.

— А ведь в мегаполисах — Москве и Петербурге — детские концерты и спектакли по определению обречены на успех. Билеты раскупаются молниеносно. Даже если взрослому жалко времени и денег на какой-то серьезный концерт, то на культпоход с ребенком находится и время, и желание. Так родитель чувствует себя спокойнее: если сам не меломан и не театрал, то хотя бы в ребенка вложил все, что смог…

— Когда у нас проходят прямые трансляции концертов Московской филармонии (а это обычно субботние дневные концерты), мы видим, сколько в зале Чайковского зрителей с детьми. Какие все нарядные, какое это событие для семьи. Хотелось бы, чтобы и у нас в республике отношение к концертам было похожее. Чтобы не школа и не детский сад, а, в первую очередь, родители воспитывали своих детей чуткими, образованными, знающими и любящими наше общее культурное наследие.

— Вы работаете в филармонии уже больше 30 лет, как руководитель музыкального лектория видели, наверное, разную публику. Как вам кажется, зритель за последние двадцать-тридцать лет изменился?

— И да, и нет. С одной стороны, раньше люди гораздо чаще выходили «в концерт», как тогда говорили. И билеты стоили недорого, и профсоюзные организации, сами предприятия могли оплатить концерт для своих сотрудников. С другой стороны, я бы не сказала, что настоящих ценителей, людей, которые «питаются» музыкой, было больше. Сегодня ведь человек платит за концерт из своего кармана. Значит, этот зритель действительно заинтересован, это его сознательный выбор — придти слушать живую музыку.

— Кстати, звучание «живьем» и в записи принципиально различается? Что лучше — лушать эталонное исполнение в записи или не самое качественное исполнение, но «вживую»?

— А это вечная дилемма! Запись значительно обедняет звук, не передает все обертоны(обертон — дополнительный тон, придающий основному тону особый оттенок, тембр — Е. Г.). Так что когда мы слушаем в записи оперного певца, мы не можем быть уверены, что в зале он звучит именно так. Некоторые голоса в записи звучат лучше, чем в жизни, а некоторые — как правило, большие, богатые голоса — в записи сильно теряют по сравнению с «живым» своим звучанием. Но, конечно, хочется слушать качественное исполнение. Без этого просто невозможно научиться понимать и ценить музыку. Мне кажется, имеет смысл сочетать «живые» концерты и записи, тем более сейчас в интернете можно найти любое исполнение. Можно даже послушать одно и то же произведение в исполнении нескольких великих музыкантов, чтобы понять, чем отличаются трактовки.

— Получается целое музыкальное расследование…

— Да-да! Музыка — это вообще постоянный поиск! Каждый раз восхищаюсь, когда слышу на концерте, что исполнитель нашел какую-то новую краску, новый смысл в, казалось бы, давно знакомом произведении. Это нечасто происходит, можно даже сказать, такие находки — пусть небольшое, но событие. И когда ты, зритель, оказываешься соучастником, очевидцем, не это ли счастье! Это чудо сиюминутное, даже если останется запись такого концерта, она не передаст того восторга, который испытываешь, слушая «здесь и сейчас».

— И именно ради этого сиюминутного переживания стоит ходить на концерты?

— В том числе. Хорошая музыка повышает качество нашей жизни, как книги или путешествия, например. Но если путешествия доступны далеко не всем, то книги и живая музыка доступны очень многим. Они позволяют почувствовать себя живущим полной жизнью.

Екатерина Гудкова специалист по связям с общественностью Бурятской филармонии

minkultrb.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору