Яков Кацнельсон выступил в Риге с сольной программой

Добавлено 02 декабря 2014

Яков Кацнельсон (фортепиано)

Вчера, в первый день Адвента, в Малой гильдии состоялась мировая премьера новой программы российского пианиста Якова Кацнельсона. Прозвучали произведения Иоганна Себастьяна Баха и Фредерика Шопена.Идеальная программа для кануна Рождества, да и на всю жизнь. Разговор с Богом в первом отделении и роман в прелюдиях — во втором.

Вещи Баха Кацнельсон подобрал так, чтобы из них составилась небольшая фортепианная месса. Место каждого из отобранных номеров было строго определено. Невозможно представить, чтобы они игрались в другом порядке: Прелюдия Es dur, ария «Овцы могут пастись без опаски» из Охотничьей кантаты, Сицилиана из 2-й сонаты для флейты, сюита до минор для лютни, хоральная прелюдия «О человек, плачь о своих грехах» и, наконец, тройная фуга Es dur; все в переложении для рояля.

Зал включился сразу. В паузах между номерами никто не аплодировал, мобильные телефоны молчали, слушатели вздыхали, каждый о своем и вместе с тем о чем-то общем для всех в этот вечер.

Энергичное, в первый момент даже кажется — излишне, вступление: словно колокол созывает окрестных жителей в сельских храм. Не услышать этот вечный зов невозможно. В исполнении написанной для органа прелюдии Кацнельсон добивается органного же звучания — мощного, объемного, гулкого. А собравшиеся в храме селяне чувствуют себя, как у Христа за пазухой. Прихожане полны благодушия, прихожанки — умиления. Ничто не нарушает праздничного настроения. Первый Адвент, как никак. Звучит ария «Овцы могут пастись без опаски» — мелодия из разряда вечных. И туше Кацнельсона становится мягким и легким. Какой контраст с призывным и требовательным колоколом.

Но вот зазвучала Сицилиана. Разговор с Богом становится более интимным, более сердечным, и в какой-то момент уже с трудом различаешь, кто это говорит — ты, он или все-таки пианист? Сюита звучит просто и проникновенно. Душа как бы сбрасывает свои будничные покровы; она готова выслушать самые суровые упреки и готовится сделать самые горькие признания. Хоральная прелюдия «О человек, плачь о своих грехах» под пальцами Кацнельсона превращается в взволнованную исповедь.

Замыкает свой баховский цикл Кацнельсон тройной фугой Es dur. В ней и призыв к покаянию, и надежда на искупление, и обещание света, а, значит, прощение и пришествие. Рождества. И, конечно же, радость встречи в финале, когда каждую клеточку наполняет ощущение вселенского торжества. Так говорит Бах, так переводит его Кацнельсон.

Однако пора нам из деревни перебираться в город, где тоже встречают Рождество, но где богослужениям предпочитают рождественские елки и балы, а Иоганну Себастьяну Баху — Фредерика Шопена. Кацнельсон сыграл 24 прелюдии этого нашего бывшего соотечественника. Говорят, при исполнении этого опуса все решает 4-я прелюдия; кто знает, что с ней делать, у того весь цикл получается на одном дыхании. Кацнельсон знает, что с ней делать, как никто другой. Коллективный вздох, вспорхнувший и истаявший вместе с ее последним тактом, тому свидетель.

Кацнельсон представил нам историю души. Души неопытной сначала, но закаляющейся в любви и страдании. Сей роман в прелюдиях мог бы послужить готовой партитурой для камерного балета — бери и ставь. Что ни прелюдия, то новое состояние, новая ступенька к счастью или к погибели: от первой влюбленности к безумию страсти, из бездны отчаяния к чуду взаимности. Так мальчик, если повезет, становится мужчиной. Не знаю, что хотел сказать Шопен. Пишу только о том, что сказал мне Кацнельсон. Со мною так редко, кто говорил. Может быть, Бальзак и Стендаль... Иван Тургенев и, наверное, еще Прельжокаж своим «Парком». Но там был Моцарт, а здесь Шопен, его законный наследник.

Зал аплодировал стоя. Были, конечно, бисы, хотя и заявленной программы было бы довольно упиться. А то бы взял Кацнельсон и записал бы диск. Чего голову ломать? Прекрасный был бы подарок себе и друзьям к Рождеству.

Можно поздравить с отличным дебютом музыкальное агентство Impresario Baltica и его директора Артура Цингуева, который, будучи учеником Якова Кацнельсона, не случайно и не напрасно залучил в Ригу своего учителя. В ближайшие дни у студентов Латвийской музыкальной академии будет превосходная возможность пройти мастер-класс у ученика Элисо Вирсаладзе. В уровне его собственного мастерства можно не сомневаться.
Не могу не отметить, что в своем вступительном слове Цингуев обратился к публике по-латышски и по-русски. Такое внимательное отношение к слушателям дорогого стоит.

«Задача импресарио создавать условия для приятного музицирования», — сказал Цингуев после концерта журналистам. И в его устах это не только слова. Пожелаем ему и его агентству найти свое место под солнцем, и, может быть, мир сделается немного лучше.

Александр Малнач
журналист

baltnews.lv

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору