«Если ты хочешь что-то изменить в России, нужно жить в России»

Добавлено 16 июля 2013

Андрей Коробейников (фортепиано)

Свой двадцать седьмой день рождения пианист Андрей Коробейников провел в Казани. В рамках фестиваля "Белая сирень" вместе с Государственным симфоническим оркестром РТ под управлением Владимира Федосеева он блестяще исполнил Концерт Скрябина.

Коробейников - из вундеркиндов. Московскую консерваторию окончил в 19 лет, еще раньше - в 17 лет - юридический факультет Европейского университета права. В 22 года - аспирантуру Королевского колледжа музыки в Лондоне. А на весь музыкальный мир прославился в 2007 году: тогда его, самого яркого участника конкурса Чайковского, жюри не допустило к финальному туру. Пианиста упрекнули... в превышении регламента.

Эту скандальную конкурсную историю мы в беседе с Андреем Коробейниковым затрагивать не стали. Говорили не столько о музыке, сколько вокруг музыки.

- Кто вас первым поздравил сегодня с днем рождения?

- Мама. Позвонила утром.

- Я читала, что она мечтала, чтобы вы стали физиком.

- Да, потому что и мама, и папа у меня - физики. Но я считаю правильным, когда дети идут в другую профессию. В этом случае всего, чего ты добиваешься, ты добиваешься сам. С помощью педагогов, конечно.

- Когда стало очевидно, что вы будете музыкантом?

- У нас в семье считается, что первый свой концерт я дал в два с половиной года. Это было в деревне у бабушки: спел для ее подружек "Гостиницу" Юрия Кукина, которую выучил в общежитии физтеха в Долгопрудном, где жили родители. В этой песне я хорошо понимал одну только фразу: "Видишь, я стою босой перед вечностью!". С особенным чувством ее пел. Я вообще очень любил петь, поэтому и отдали меня учиться музыке в три с половиной года. У первого педагога, она ничего от меня не хотела, я занимался бездумно, лупасил что-то там по клавишам. А мой второй педагог - Александр Иванович Карпухин - очень дотошно со мной занимался. Я его ненавидел: он полгода "держал" меня на одной пьесе - "Воробей" она называлась, придирался постоянно. Но я ему очень благодарен! После его уроков я поступил в ЦМШ.

- Когда пришло удовольствие от игры на фортепиано?

- В начале девяностых. Папа так ратовал за независимость Украины, что уехал в Киев. Наша семья распалась. И так получилось, что мы с мамой остались без дома. Возвращаться в родную деревню она не стала - устроилась сторожем в музыкальную школу в Долгопрудном, в этой школе мы с ней и обитали. И вот я помню, что у меня была игра: поздним вечером я выходил на сцену пустого актового зала и торжественно объявлял: "Выступает лауреат международных конкурсов! Народный артист! Андрей Коробейников!". Потом держал паузу и с волнением добавлял: "Советский Союз!". Неважно, что Советского Союза уже не было. Я садился за рояль и играл воображаемой публике, это было огромным удовольствием. А лет с четырнадцати я начал получать особенное удовольствие - от возможности выразить себя на сцене, сыграть не так, как хочет педагог, а как ты сам чувствуешь. Чувство свободы выражения на сцене - это как наркотик...

- Я правильно поняла, ваша мама пожертвовала ради вас своей профессией?

- И профессией, и карьерой. Больше половины ее одногруппников сейчас не в России - в Америке, Англии. Такова участь нашей науки - многие разбежались... Я очень благодарен маме.

- Когда у вас улучшилась ситуация с жильем?

- Мир не без добрых людей. Прежде всего спасибо чудесной Ирэне Стефановне Лесневской, основательнице телекомпании "РЕН ТВ": это она купила нам с мамой квартиру в Долгопрудном. Получилось все случайно: снимали передачу о талантливых детях, взяли и у меня интервью. А я тогда, в свои девять лет, и джазом занимался, в детском хоре Большого театра пел, и у Покровского в Камерном театре играл главную роль в опере Бриттена "Давайте создадим оперу!" - рассказать мне было о чем. А на вопрос о проблемах рассказал, что дома у нас с мамой нет...

- А как так получилось, что в 12 лет вы поступили в университет?

- Это мама обнаружила, что в Москве есть негосударственный Европейский университет права, где талантливая молодежь может учиться бесплатно и получать стипендию - то, что нам нужно. Я экстерном закончил среднюю школу и поступил в этот университет. Замечательный! Я потом без проблем поступил в бюджетную аспирантуру МГУ.

- Пригодился вам диплом юриста?

- Знаете, я очень рад, что не работаю по этой специальности. Потому что сегодня в нашей стране работа юриста не имеет смысла. Я это понял, когда судился с военкоматом. По всем медицинским документам моя категория годности к военной службе - "В", то есть меня нельзя призвать по состоянию здоровья. Но в военкомате утверждали, что я здоров. Как я понимаю, вымогали деньги... Суд я выиграл, но для этого мне пришлось перейти на профессиональный юридический сленг. До тех пор судья, которая не знала, что я - юрист, мне несколько раз говорила: "Что это вы нас учите? Статьи какие-то цитируете. Вы же музыкант! Вот мы, юристы, мы же вас не учим, когда Бах родился!"...

- Некоторым вашим коллегам - я сейчас говорю про пианистов - профессия не мешает выражать свою гражданскую позицию. Например, Полина Осетинская в апреле дала концерт в поддержку "болотных" узников, еще раньше Алексей Гориболь посвятил альбом "Разлука" Михаилу Ходорковскому...

- Я знаю. С большим уважением и восторгом смотрю на эти проекты. Мне самому, я интуитивно чувствую, не время сейчас активно действовать. Мой импресарио приводит в пример Мстислава Ростроповича. Он ведь не сразу начал свою активную антисоветскую деятельность, а когда появилась возможность стать услышанным. У меня пока такой возможности нет. Но если мне предложат сыграть концерт в поддержку невинно осужденных, то я соглашусь. Я чрезвычайно демократически настроенный человек. И считаю, что художнику не должно быть все равно.

- Посещало ли вас когда-нибудь желание эмигрировать из России?

- Если ты хочешь что-то изменить в России, нужно жить в России. Я ведь мог остаться в Лондоне. Но я чувствую, что я там гость. Мне важно быть дома, ощущать себя дома. А дома я себя чувствую только в России. За ее пределами я чувствую себя русским туристом. Единственная точка, где я не чувствовал себя туристом, это Антарктида. Там чувствуешь себя просто человеком.

- А что вы делали в Антарктиде?

- У меня была возможность выбрать бесплатный перелет куда угодно, это такой гонорар за один частный концерт. И я выбрал Антарктиду...

- Вы можете напиться?

- Легко! В нашей суматошной жизни раз в три месяца, но не чаще, нужно устраивать "великую Дионисию". Что мы с друзьями и делаем...

- После концерта в Казани куда летите?

- На фестиваль "Радио Франс" в Монпелье. Буду заменять Евгения Кисина, у него небольшое недомогание. Знаете, Кисину я обязан карьерой. Однажды импресарио ему дали послушать записи молодых пианистов - анонимные диски под номерами, он не знал, кто играет. И он выбрал мою запись, рекомендовал иметь дело со мной...

Автор: Айсылу КАДЫРОВА
evening-kazan.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору