Евгений Федоров: «Народная музыка не должна уйти в небытие»

Добавлено 06 декабря 2014

Ульяновская филармония

Ульяновскому государственному оркестру русских народных инструментов областной филармонии не так давно исполнилось 30 лет. Все эти годы коллектив знакомил слушателей с национальной народной музыкой, влюблял в нее тех, кто еще не проникся ее красотой и удалью. Бессменный художественный руководитель оркестра и его главный дирижер, заслуженный артист России Евгений Федоров отвечает сегодня на вопросы нашего корреспондента.
— Евгений Александрович, Вы стояли у истоков коллектива. Что было в начале?
— Это длинная история. Я приехал в Ульяновск в далеком 1974 году. Как молодой специалист, выпускник Казанской консерватории, стал преподавать в музыкальном училище. Кроме меня, в городе оказалось много педагогов-«народников». Все мы были тогда молоды, недавно закончили консерватории, институты культуры. На энтузиазме создали ансамбль народных инструментов и мечтали о большем. Потом меня назначили замначальника управления культуры, в этой должности был полтора года. За это время я, «используя» свое служебное положение, сумел доказать высшему начальству необходимость создания любительского городского коллектива. И тогда он, по моей инициативе, появился. А через десять лет уже на областном уровне пошли новые веяния. На одном из совещаний секретариата обкома партии подняли вопрос о создании образцовых коллективов — хорового, танцевального, духового и оркестра народных инструментов. И в 1984 году вышло соответствующее постановление. Но понадобилось еще десять лет, чтобы оркестр получил статус профессионального.
— Это правда, что первые годы оркестранты работали бесплатно?
— Мы могли только морально поддерживать их. Поощряли грамотами, дарили книги. Самым приятным вознаграждением являлось плавание на теплоходе «Иван Крылов». Мы не только отдыхали, но и давали концерты с заходом в каждый волжский город. У нас не было достаточно инструментов и нот, своего помещения для репетиций, не хватало кадров, но мы не унывали.
— На энтузиастах мир держится!
— Это было время созидания. То, что мы создавали программы, было гораздо важнее трудностей. В городе с успехом проходили наши вечера русского романса с участием солистов, которых приглашали из музучилища. С нами работали певицы Тамара Шишка-нова, Нина Зоточева. В это время появился тенор Николай Лимаев, сейчас он заслуженный работник культуры. Оркестр имел тогда возможность ездить на фестивали и конкурсы. В 1991 году наш коллектив занял первое место на Всероссийском конкурсе самодеятельных оркестров.
— Если подвести итог: что дал оркестр городу, области за это время?
— Мы постоянно пропагандируем народную музыку и народные инструменты. Ульяновский слушатель благодаря нам познакомился с лучшими музыкантами, дирижерами и вокалистами страны — лауреатами конкурсов, заслуженными и народными артистами России. Из солистов-инструменталистов это, например, легенда балалайки Михаил Рожков, домрист и композитор Александр Цыганков, которого знает весь мир. И в нашем оркестре растет достойная смена. Иван Крайник является многократным лауреатом российских и международных конкурсов баянистов. Домристка Мария Сахнова тоже снискала немало подобных наград. Кстати, ей молодой ульяновский композитор Антон Никонов посвятил свой Концерт для домры с оркестром, который мы играли на открытии сезона в сентябре.
— В Ульяновске появился свой композитор, который пишет для народного оркестра?
— Да, он еще студент, но уже активно занимается сочинением произведений для народных инструментов и оркестра и несколько раз уже исполнял их вместе с нами. Думаю, мы еще не раз услышим его имя!
— Расскажите о себе. Вы, можно сказать, дирижер потомственный…
— Отец был командиром танкового взвода в годы Великой Отечественной войны. В 1945 году участвовал в войне с Японией. После ее окончания поступил в Благовещенске в школу военных дирижеров. Семья часто переезжала из части в часть, жили даже в Китае. Я родился в Порт-Артуре в 1947 году. Помимо своих служебных обязанностей, отец организовал в части женский хор, а для детей вел музыкальный кружок. Я у него учился баяну и теории музыки. Но он рано умер, в 37 лет — из-за последствий ранения. Мы с мамой и сестрой уехали в Коломну. Там я экстерном сдал экзамены за музыкальную школу, поступил в Первое Московское областное училище, потом была Казанская консерватория. После службы в армии с женой решили жить на ее родине, в Ульяновске.
— Как стали дирижером?
— Когда учился в консерватории по классу баяна и по классу дирижирования, оба предмета у меня шли хорошо. Каждый из педагогов даже пытался переманить меня к себе. С 1974 года я выступал сольно. Но когда мне было 35 лет, дирижирование перевесило.
— За дирижерским пультом Вы — диктатор?
— Я лоялен к музыкантам, потому что они прекрасные профессионалы и очень талантливы. Их не нужно заставлять играть. Мы находим общий язык. Получается коллективное творчество.
— Как оцениваете поколение молодых музыкантов?
— Талантливых юношей и девушек немало, но я их жалею, потому что наша профессия не очень сейчас востребована и по оплате скромная. И это при том, что требуется много времени и терпения для освоения профессии. Я вот, к примеру, сегодня пойду домой и буду работать над нотами до глубокой ночи. И так — каждый день! Даже на внучку времени у меня не хватает. Вообще, с музыкантами в Ульяновске сейчас сложно: кадровый голод, мы не можем найти замену тем, кто по тем или иным причинам покидает оркестр. К сожалению, выпускники училища нередко не соответствуют требуемому уровню профессионализма. А наиболее талантливых, показавших себя на конкурсах, забирают к себе столичные музыкальные вузы.
— Народная музыка давно ушла с экранов телевидения, радиоэфиров. Исключение, может быть, — канал «Культура». Что Вы думаете по этому поводу?
-То, что творится на телевидении в отношении оркестров русских народных инструментов, задвигает наш жанр в небытие. Боюсь, что скоро и народные оркестры, и народные инструменты станут этнографическими. Центральные каналы не дают и симфоническую музыку, а по «Культуре» наш жанр можно услышать только глубокой ночью. Вспоминаю, была когда-то передача «Играй, мой баян!», где выступали мастера и молодые исполнители, знакомили слушателей с музыкальными новинками. Или помните передачу Геннадия Заволокина «Играй, гармонь!», создатели которой устраивали настоящие праздники для городов, районов, областей. А сейчас это происходит эпизодически. Надо сказать, мы тоже пытаемся возродить и русскую песню, и народные инструменты через свои концерты. А недавно в городе проходил Всероссийский конкурс русской песни «Поющая Россия», душой которого была Тамара Кулябина, которая сама их исполняет на протяжении многих лет.
— Есть ли перспективы у народного оркестра? Или все так уж безнадежно?
— Помните песню «Надежда» Александры Пахмутовой? И мы надеемся на лучшее. Знаете, в истории народных инструментов падения всегда сменялись взлетами. В старину скоморохов, бродячих музыкантов преследовали и даже высылали за их песни, высмеивающие власть имущих и церковников, а их музыкальные инструменты уничтожали. Десятилетиями на них не играли или играли тайком. И вот в конце XIX века появился Василий Андреев, который случайно в глухой деревне услышал треньканье деда Анти-па на чудом уцелевшей балалайке. Потом Андреев нашел в пыли на чердаке домру, усовершенствовал ее. Появились единомышленники, был образован кружок любителей, затем — профессиональный Великорусский оркестр русских народных инструментов. А балалайка получила распространение по всей России, и даже стала одним из ее брендов.
— Расскажите о Ваших слушателях.
— На концерты к нам приходят люди разных возрастов и профессий. Часть из них старается не пропускать наших выступлений. Есть и детская аудитория, которая появилась благодаря хорошо налаженному сотрудничеству со школами и гимназиями. Надо сказать, что в последние годы интерес публики к оркестру возрос. Коллективно приходят с предприятий и организаций. Недавно пришлось сделать повтор концерта с песнями Александры Пахмутовой, о чем нас попросили слушатели. Не было ни одного свободного места. Творчество Пахмутовой любят, оно поистине народно, и когда мы исполняем песню «Поклонимся великим тем годам», многие люди встают. А когда играем «Старый клен» или «Надежду», зал нам подпевает. Интерес у публики вызывает разнообразие программ и солистов. И потом — само звучание оркестра, тонкость, мягкость звука, задушевность пленяют. И это все вживую! От попсы, по моим наблюдениям, люди давно устали.
Беседовала Ирина Морозова

ulpressa.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору