Юлия Кулакова отстаивает классику

Добавлено 07 августа 2013

Красноярская филармония

В сезон 2013-2014 годов Красноярская краевая филармония празднует 60-летие. Это тот случай, когда годы - к лицу. Стены одной из ведущих концертных организаций Сибири помнят десятки великих имен, тысячи концертов и миллионы благодарных слушателей. К юбилею дама Филармония решила обновить концертный «наряд» и подарить красноярцам новые оригинальные проекты. О том, что интересного появится в праздничном гардеробе и о будничных переодеваниях «МК» рассказала генеральный директор храма гармонии Юлия Кулакова.

Юлия Кулакова: "Интерес к филармонии не падает". фото: Екатерина Малая

- В сентябре у нас ожидается звездопад. В Красноярск с концертом приедут скрипач с мировым именем Дмитрий Коган, «Виртуозы Москвы» под управлением народного артиста СССР Владимира Спивакова. Два концерта даст народный артист России пианист Денис Мацуев. Выступит легендарная итальянская оперная певица Чечилия Бартоли. Будучи очень востребованной на Западе, за десятилетия творчества она только второй раз приезжает в Россию, где планирует посетить четыре города.

- Каким калачом удалось заманить мировую звезду?

- Советник губернатора Геннадий Рукша (экс-министр культуры края) и министр культуры Елена Паздникова пытались привезти в край эту певицу на протяжении двух последних лет. В результате долгих переговоров им удалось! Проект очень дорогостоящий - семь миллионов. Здесь пришли на помощь и правительство края, и глава Красноярска. Кстати, министерство рекомендовало нам сделать билеты дешевыми, от 300 рублей, чтобы на концерт смогли попасть и студенты. Бартоли - это шикарный подарок.

- До вступления в должность директора филармонии вы пятнадцать лет руководили красноярской Детской школой искусств и хореографическим училищем. Кардинальная перемена жизни произошла в связи с новой работой?

- Балет, конечно, иное, особенное искусство - высшая точка развития танца. Но танец не может состояться без музыки. И по профессии я музыкант. Окончила Красноярское училище искусств и Красноярский государственный институт искусств, позднее - аспирантуру по творческо-исполнительской специальности «Дирижирование академическим хором». Точно знаю: очень важно, чтобы человек брался руководить какой бы то ни было сферой, только будучи ее знатоком, достигшим в ней определенных успехов.

- Красноярцы часто называют филармонию - БКЗ. На ваш взгляд, это связано с тем, что в другие залы они наведываются куда реже?

- Думаю, и с этим тоже. Эстрадные исполнители работают именно в большом концертном зале… Стереотип складывался годами. Мне, как и всем работникам филармонии, это очень не нравится. Все равно что сказать «у нее красивая рука» вместо «это красивая женщина».

Между тем в структуру филармонии входят малый концертный зал, большой, камерный зал, органный и зал торжеств. Планируем силами нашего пиар-отдела запустить проект «Филармония в лицах», чтобы донести до горожан: БКЗ - лишь часть общей картины.

- Филармония переводится с греческого как любовь к гармонии. В чем вы видите гармонию красноярской филармонии?

- Это, прежде всего, гармония в творческих коллективах. Их успешность. В штате есть коллективы, которые являются культурным наследием края. В частности Красноярский государственный академический ансамбль танца Сибири имени М. Годенко. Сегодня финансово выгодно гастролирует по всему миру. К сожалению, таким успехом могут похвастаться не все коллективы. Не может быть сто процентов талантливых артистов.

- Значит, причина дисгармонии - бездарность?

- Балласт появляется из-за лени. Необходимо ежегодное обновление программ. Нельзя каждый год давать на показ одно и то же. Мне бы очень хотелось, чтобы в филармонии были только те коллективы, руководители которых способны все время зарождать какие-то новые идеи, а значит - собирать полные залы.

- Может быть, они готовы на это - за хорошее жалованье. Но есть мнение, что провинциальные артисты нищенствуют.

- Неправда. Успешный артист всегда достойно зарабатывает. Сегодня артист филармонии получает от 13 до 40 тысяч рублей в зависимости от жанра, в котором он работает, и от популярности коллектива. Наиболее высокие зарплаты в Красноярском государственном академическом ансамбле танца Сибири имени М. Годенко и Красноярском академическом симфоническом оркестре. Впрочем, у них и рабочий день – полный. Зачастую тринадцать тысяч - это всего пара часов на репетицию (и то не каждый день) и четыре концерта в месяц. Есть возможность работать где-то еще. Талантливые артисты все преподают в школах искусств. Работают на корпоративах. Как вам? Поэтому не надо рыдать и кричать: «О Боже, мы нищие!». Вообще, в нашей филармонии четырнадцать коллективов.

- Следует ожидать чистку?

- Я недавно работаю и не хочу брать на себя такую ответственность. Профессиональный анализ должен делать художественный совет. Здесь я менеджер, а не музыкант. Я не могу отнять зарплату у одних, чтобы отдать другим. Хочу все проанализировать. Выслушать мнение многих профессионалов. Я за то, чтобы артисты получали здесь достойные деньги, а не жили за счет приработков. Как это будет – думаем, решаем.

- Собираетесь выставить отстающих на улицу?

- Конечно, нет. Мы пойдем эволюционным путем. Никаких революций не будет. Одна из моих задач - помогать коллективам устраивать гастроли, чтобы каждый из них выполнял свой план. Невыполнение плана - это уменьшение финансирования. Я не могу этого допустить. И снова я повторюсь о новых программах. Коллективы не могут стоять на месте. Вспомните аншлаг в большом зале на заключительном концерте проекта «Пою с оркестром». Идея проекта - директора Красноярского филармонического русского оркестра им. А. Ю. Бардина. И это не единичный пример, когда артисты находят необычные пути продвижения того, что они делают.

- Возможно, именно из-за слухов о предстоящей чистке произошел конфликт с джазовой исполнительницей Вероникой Махотиной, получившей дисциплинарное взыскание за срыв концерта. В СМИ даже проходила информация о том, что вы будто бы притесняете артистов…

- Коллективу «Мэйнстрим бэнд», солисткой которого является Махотина, чистка не страшна - он достаточно популярен. Но факт остается фактом: концерт в Канске был сорван. Якобы по причине нездоровья солистки. Справка о посещении ею доктора появилась на три дня позже. Да и коллектив вполне мог выступить без ее участия. По этому поводу состоялся разговор. Но конфликта не было. Думаю, у Вероники Николаевны был нервный срыв. Она импульсивна, холерик, что-то себе надумала, преувеличила. Наверняка нашлись «доброжелатели», подогревшие ее негативный настрой, рассчитывая надавить на меня. У меня никогда не было ссор. Мне некогда выяснять отношения, да и не хочется. Артисты «Мэйнстрим бэнд» скоро выходят из отпуска и приступают к репитициям программ нового творческого сезона.

- Пару лет назад для БКЗ была актуальна проблема: его (может быть, утрируя) сравнивали по акустике со школьным спортзалом. Сегодня у столичных исполнителей и мировых звезд нет претензий?

- Все в порядке. Да, проблема была, потому что на большой зал при реконструкции хотели сделать по акустике универсальным для выступлений и симфонических оркестров и эстрадных музыкантов. А это разный звук! Сегодня на концертах работает ряд акустических систем как активных (микрофоны по всему периметру стен и потолка), так и пассивных - ракушка, которой, собственно, и недоставало. Когда играет оркестр - достаточно просто ракушки.

Я не могу сказать, что акустика БКЗ - это лучший европейский звук. Не совсем так. Но это достойная, соответствующая современным требованиям акустика - и лучшая в Красноярске.

- А проблема «слепых мест» на балконах БКЗ?

- Нет этой проблемы. Она снята с повестки дня для наших зрителей. Ведется внутренняя работа. Сегодня у меня опять был генеральный подрядчик, который проводил реконструкцию филармонии - идет поиск архитектурного решения. Это не так просто. В министерстве строительства уже прошло три совещания по поводу реконструкции этих мест. Решили, что они будут отмечены специальными шапочками, как негодные для видимости, а билеты с продажи на них сняты с июня. В том числе коммерческие.

- Вам удается отстаивать интересы артистов?

- Я стараюсь. Мы ведем переговоры о международных гастролях коллективов. Пытаемся заработать на той же аренде залов, чтобы не обращаться каждый раз за поддержкой в министерство. Конечно, хочется самостоятельно решать свои проблемы. Интересы артистов – это достойная заработная плата, комфортные условия во время гастролей, новые декорации, костюмы, инструменты.

- Вы приглашаете много классических исполнителей. Не боитесь, что филармония окажется непопулярной?

- Филармония всегда приглашала именно классических артистов. Посмотрите наши старые программы. Этой осенью мы открываем шестидесятый творческий сезон. Интерес к филармонии не падает. Да и не произойдет этого при грамотном пиаре. Нужно стремиться рассказывать людям о продукте, который они могут увидеть в наших залах. Все красноярцы знают, кто такой Хворостовский, но, думаю, не потому, что это совершенно гениальный вокалист, а потому, что он здесь родился. Когана знают меньше, хотя это скрипач мирового уровня. Думаю, не все знают даже, кто такая Чечилия Бартоли. Зато благодаря телевидению мы все знаем эстрадных певцов: Валерию, Лепса, Михайлова... А как переводится «классика»? Образец. То есть то, на что мы хотим быть похожи. Классике нужен пиар. Но, опять же, мы - бюджетное учреждение, и тратить огромные деньги на прокат роликов на телеканалах мы просто не можем себе позволить. Да и стоимость билетов на концерты эстрадных артистов несопоставима со стоимостью билетов на концерты классических исполнителей. Мы были и остаемся доступными для зрителей и с небольшим уровнем дохода.

- Но работать со звездами эстрады тоже планируете?

- Конечно. Эстрада сегодня востребована, и люди охотней покупают на нее билеты. В Красноярске много фирм, которые привозят сюда исполнителей. Они хорошо себя зарекомендовали. Но все-таки этим должны заниматься не частные структуры, а корпорации. За пять последних лет эта ниша упущена филармонией. А это потерянная прибыль. Мы не собираемся никого в этом обвинять. Но моя команда и я думаем, что так не должно быть. Если филармония принадлежит краю, значит и средства от концертов по максимуму должны принадлежать ему же, а не частным лицам.

- Часто в сторону современного поколения кивают - мол, деградирует. Не боитесь, что спустя несколько лет на концерт классики никто не придет?

- Такого не будет никогда! Сегодня мы слышим классику даже в рекламе зеленого горошка. Ведь никто не стремится накладывать рекламу на эстрадные песни Лепса или Михайлова. В интерпретированном виде классика часто используется на ТВ. Кроме того, в городе существует огромная сеть школ искусств, студий, воспитанники которых не дадут залу пустовать.

- Говорят, филармонию чаще посещают женщины?

- Судя по анализу, да. В возрасте от 45 до 60 лет.

Юлия Рядчикова
kras.mk.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору