Предстоящие мероприятия













Читайте на эту же тему







Юрий Башмет: «В России много талантов — им просто нужно помочь»

Добавлено 06 августа 2016

Владимир Спиваков (скрипка, дирижер), Юрий Башмет (альт, дирижер)

Знаменитый музыкант — о национальной идее, классике и ответственности.

«Самое великое чувство на Земле — это вера!» — уверен музыкант. © / Валерий Христофоров / АиФ

Быть первыми

— Довольно долго интеллигенция, люди думающие говорили: нужна объединяющая идея государства. Помню, Никита Михалков прямо в лицо Владимиру Владимировичу на совещании сказал: «Нам нужен чистильщик, уборщик. Надо убрать страну».

Досье
Юрий Башмет. Родился в 1953 г. в Ростове-на-Дону. Народный артист СССР. Альтист, дирижёр, педагог. Художественный руководитель симфонического оркестра «Новая Россия» и камерного ансамбля «Солисты Москвы». Многократный лауреат Государственной премии РФ.

Мне кажется, идея эта сформировалась наконец в том числе и благодаря нашему президенту — сильное государство. Россия сегодня заявляет о себе как о великой державе, а это не всем нравится на Западе. Сила наша именно в этой идее. Потому как всем приятно осознавать, что твоя страна не принадлежит к третьему миру. Даже если в чём-то мы пока и отстаём, то всё равно имеем возможность стать первыми. Страна действительно крепнет. Когда в советские годы я выезжал за рубеж, всегда чувствовал тыл своего государства — нас уважали. Потом, когда Союз развалился, я ощутил совсем иное отношение: Россию не принимали всерьёз. А сейчас снова возвращается уважение к нам. Соответственно и у народа появляются оптимистический настрой, надежда.

Мы всегда хотели быть сильными. Мы ничуть не меньше, чем они на Западе, открыты к поискам и в науке, и в творчестве, и в космосе, и в медицине. У нас всегда были свои Кулибины, но стабильности в развитии какой-либо области, чётко прописанного плана, базы не существовало. В советское время с тем же космосом или с оборонкой был порядок. Сейчас в этих областях мы снова набираем обороты и можем, как в былые времена, конкурировать с США.

Когда-то мир делился на два лагеря: Америка и Совет­ский Союз. И в экономическом плане, и в политическом. И в культуре между нашими странами всегда была конкуренция. У нас были такие музыканты, как Рихтер, Гилельс, Ойстрах, Коган, Ростропович, Шафран. У них — Хейфец, Айзек Стерн, Рубинштейн, Горовиц. Величины соизмеримые. А вот Европа за нами угнаться не могла. На любом конкурсе в Париже, Берлине, Вене любой студент «Вася Иванов», окончивший Московскую консерваторию, априори на три головы был выше классом любого французского, немецкого, австрийского мальчика, который считался по их меркам идеалом…

В ту эпоху Америка объединяла в себе одну часть гениев мира, Советский Союз — другую. Огромную роль в этом играла Московская консерватория со своей великой школой. И заметьте: многие из наших великих приехали в Москву из разных республик и краёв. Мстислав Ростропович родился в Баку, Святослав Рихтер — из Житомира, Виктор Третьяков — из Красноярска, Владимир Спиваков в Уфе родился, Олег Каган — в Южно-Сахалинске, Гидон Кремер — в Риге. Москва все эти бриллианты собрала, огранила…

У нас была потрясающая школа российская — и фортепьянная, и скрипичная. К сожалению, сейчас в этом смысле до сих пор остаются музыкально-образовательные пробелы. Поэтому мы открыли образовательные центры во многих городах, впервые в нашей стране организовали Всероссийский юношеский симфонический оркестр. Сейчас идёт новый набор. Я, как никто другой, знаю состояние дет­ского специального музыкального образования, просто потому, что сам слушаю детей по всей стране — в Челябинске, Ярославле, Сочи… Талантов в России очень много, им нужно просто помочь.

Хватило смелости

Многие сегодня критикуют перестроечные времена, 90-е. Но я считаю, что и те годы нужны были — прежде всего для осмысления, по какому пути идти нашей стране. Горбачёв тогда опасался за компартию. Не хотел, чтобы она превратилась в откровенного врага. Как выяснилось, опасения были небезосновательными — компартия имела электорат чуть ли не в половину страны. Поэтому Горбачёвочень осторожничал. А вот у Бориса Ельцина хватило и смелости, и решительности. После развала Союза появилось очень много новых проблем — приватизация госпредприятий и т. д. Михаил Жванецкий очень хорошо сказал по этому поводу: «Говорят, у нас воруют. Но это радует, значит, есть что воровать». Благодаря тому времени и реформам, на которые решился Ельцин, люди получили возможность для развития своего бизнеса. Я некоторых олигархов лично знаю. Должен сказать, среди них есть потрясающие, талантливые люди. Нужно иметь талант, умение идти на риск, чтобы развить предприятие до миллиардной стоимости. Знаю, как шёл к своей цели один олигарх: будучи директором завода, он у мастера учился, ночевал прямо на заводе на раскладушке.

Пока существовал Советский Союз, я не задумывался, влияет ли политический строй на культуру. А когда СССР разрушился, почувствовал: публика всё равно остаётся та же, что и приБрежневе, Горбачёве, Ельцине, Путине. ИШуберт, когда писал свои произведения, не какие-то сию­минутные вещи имел в виду. (Улыбается.)

Перевернуть страницу

Сейчас мой оркестр принимает участие в спектакле «Не покидай свою планету» — это сценическая фантазия на тему «Маленького принца» Экзюпери. Люди уходят из зала загипнотизированными. Спектакль даёт им пищу для размышлений, для переосмысления. Герой, которого играют по очереди Костя Хабенский и Артур Смольянинов, понимает, что мир богаче, шире, чем он думает. Да, он скоро умрёт в пустыне от жары и жажды, но именно поэтому он и задумывается о ценности жизни, о поступках хороших и плохих.

У Экзюпери есть потрясающая фраза «Мы в ответе за тех, кого приручили». Что это такое, ответственность? Ответственность должна быть перед самим собой, перед Богом и перед родителями. Больше перед мамой, конечно. Мама всё равно никогда не научит своего ребёнка плохому. И, если взрослый человек соотносит свои поступки с уроками мамы, он по жизни плохим не будет…

Шедевры классической музыки тоже всегда говорят о сути. Потому и Бетховен, и Бах, и Чайковский и в Японии понятны, и в Китае, и в России, и в Европе. Везде, где бы человек ни родился, есть понятия верности и предательства, есть любовь и ненависть. Это то, что заложено в сути человеческой. Поэтому вряд ли можно чем-то отвратительным привлечь внимание. Вернее, можно, но всё равно потом отвернёшься — это не то, чем хочется наслаждаться. Произведения искусства, где нарушаются эстетические, скажем мягко, понятия, мне неприятны. Бесконечное смакование крови или порнография — это ниже планки. Американская писательница Сьюзен Зонтаг здорово сказала: «Свобода в творчестве — это умение уйти от самообмана». Часто успех может восприниматься человеком как достижение. Вот это самая большая ошибка. Потому что успеха можно добиться и вульгарным путём: одеваться как-то или скорее раздеваться на сцене, делать что-то вызывающее, думая: ну и чёрт с ним, меня будут ругать, но зато у меня будет популярность. Это крайности. Всю жизнь нужно очень внимательно следить за собственным вкусом во всём…

И наш спектакль даёт возможность перевернуть страницу и опять задуматься о собст­венной жизни, о ценности великих человеческих чувств… Я думаю, что самое великое чувство на Земле — это всё-таки вера. От неё уже идёт и любовь, и стремление к чистоплотности души, и всё остальное…

Ольга Шаблинская
www.aif.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору