Дэнни Вильке: В непростые времена… очень важно давать людям некий месседж о мире

Добавлено 06 февраля 2016 Marina Andreykina

Органный зал Белгородской филармонии, Белгородская филармония, Марина Андрейкина

5 февраля 2016 года в Органном зале Белгородской государственной филармонии в рамках проекта «Органисты Домских соборов» состоялся концерт немецкого органиста Дэнни Вильке. Впервые посетив Белгород, музыкант исполнил сочинения И. С. Баха, Л. Вьерна, Ф. А. Гильмана, К. Сен-Санса, Ф. Листа.

По какому принципу была подобрана программа выступления, и каково кредо органиста, мы узнали, беседуя с Дэнни Вильке перед концертом.

— Дэнни, программа Вашего концерта, носящая название «Бах и его традиции», составлена довольно интересно. В первом отделении Вы исполняете поочередно хоралы Баха и Дюпре на одинаковые тексты, затем французскую музыку (Л. Вьерн, Ф. А. Гильман), во втором — произведения К. Сен-Санса и Ф. Листа. Какова была Ваша основная идея при составлении программы?

— Основная идея начиналась с изучения органных традиций. Для каждого органиста Бах — это Бог музыки. Практически все композиторы, такие как Дюпре, Гильман, Сен-Санс, Лист, любили Баха. Все сочинения исполняемой мною программы, так или иначе, связаны с Бахом. Для меня как городского органиста города Мюльхаузена (Тюрингия) это особенно важно, так как я являюсь преемником Баха, у меня есть документы, в которых сказано, что Концертную церковь «Мариенкирхе», в которой я работаю, в начале XVIII века любил посещать Бах, импровизируя на органе.

— В своей программе Вы исполняете музыку барокко и романтизма. Это те эпохи, которыми Вы больше всего интересуетесь, выбирая и исполняя музыкальные сочинения?

— Органистам приходится играть музыку самых разных стилей, потому что они сталкиваются с самыми разными органами — барочными, романтическими, современными, но мне больше всего нравится исполнять органные произведения, написанные для симфонических органов (подобных тем, что я играю в программе концерта). Меня привлекают симфонические органы 19 века, которые получили большое распространение преимущественно во Франции, и в то же время меня особенно вдохновляет музыкальный язык Листа.

— Каковы, на Ваш взгляд, слагаемые музыкального успеха и наиболее удачных концертных программ?

— Громкое и агрессивное звучание органа, которое нравится некоторым слушателям, — это не самоцель. Моя программа построена так, что показывает не только различные краски, разные жанры, такие как прелюдия и фуга, хоральная прелюдия, сонатный цикл, разные формы, разные средства музыкального языка, но и многогранные образы, моменты медитации, размышления и всплески фейерверка, праздник жизни.

— Как Вы решили посвятить свою жизнь музыке? В Вашей семье все музыканты?

— У меня есть много родственников-музыкантов, но мои родители — исключение. Многие неравнодушны к органной музыке. Меня с самого раннего детства привлекали звуки органа. Помню себя трёх-четырёхлетним мальчиком, который, проходя мимо церкви, всегда хотел зайти внутрь и послушать звучание органа, поиграть сам…

— И Ваша мечта осуществилась. Вы исполняете самую разную музыку на органе. Меняются ли Ваши ощущения, когда Вы играете на органе в соборе и на органе в концертном зале?

— Собор «Мариенкирхе», в котором я работаю, является, с одной стороны, священным божественным местом, с другой стороны, он получил статус концертного собора. Поделюсь одним интересным наблюдением. Играя на концерте, я пытаюсь сначала «захватить», тронуть сердца слушателей, затем проникнуть в их душу. По-другому на церковной службе: вначале с помощью музыки проникаешь в душу — душу христиан (которая уже здесь), а затем в сердце.

— В 2010 году Вы стали победителем Международного конкурса органистов в Сиднее. Чем Вы смогли удивить, изумить австралийскую публику и жюри?

— Жюри тогда объективно высказалось о том, что моя игра имела собственный, персональный исполнительский язык и стиль. Это их поразило. Собственное видение музыки, уникальная исполнительская интерпретация, свой выразительный язык.

— Каждый орган уникальный, построен с учетом особенностей конкретного места, концертного зала, акустических возможностей. У Вас есть любимый орган, который Вам очень дорог?

— Меня воодушевляют все органы. Мне очень нравится орган девятнадцатого века в «Мариенкирхе» Мюльхаузена, с которым мне приходится ежедневно сталкиваться как городскому органисту. Также прекрасный симфонический орган, на котором играл Сен-Санс, первый органист во Франции.

В прошлом году я был очень впечатлен органом собора «Нотр-Дам де Пари» во Франции. Германия очень богата органами самых разных стилей и эпох. Среди всех мне чрезвычайно нравится орган в лейпцигском «Гевандхаузе». Белгородский орган был изготовлен немецкой фирмой Eule, он тоже хороший, в зале соблюден хороший акустический баланс.

— У Вас есть мечта, с которой Вы могли бы с нами поделиться?

— Ещё будучи студентом, мне посчастливилось выступать на самых разных концертных площадках, играть на органах разных стилей и эпох, побывать в самых разных городах мира. Сегодня я выступаю в России, на следующей неделе в Чехии, затем в Осло, в шведском Мальмо… Я считаю, что у меня прекрасная работа. В прошлом году я играл во французском «Нотр-Даме» — это мечта любого органиста.

В непростые времена, которые мы наблюдаем сегодня (и вы, живущие в России, это хорошо знаете), мечта о мире живёт в каждом из нас. Очень важно давать людям некий месседж о мире. И этой цели прекрасно отвечает профессия органиста.

Специально для А-фишки, Марина Андрейкина (фото автора)
Дата публикации: 06.02.2016
www.afishka31.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору