Предстоящие мероприятия

Белгород, Губкин, Старый Оскол
декабрь 2016






Белгород
7 января 2017

Читайте на эту же тему





Кристиан Прэстхольм: Я хотел показать самые разные краски органа

Добавлено 19 ноября 2014 Marina Andreykina

Марина Андрейкина, Органный зал Белгородской филармонии, Белгородская филармония

18 ноября в рамках проекта «Органисты европейских соборов» в гостях у Белгородской филармонии побывал органист из Дании Кристиан Прэстхольм, исполнивший произведения европейских композиторов XVIII, XIX и ХХ веков.

Орган для одного из знаковых органистов Европы, главного органиста и директора музыки в соборе св. Мортена в Рандерсе (Дания) Кристиана Прэстхольма (р. 1972) — не единственная страсть. Среди других его приоритетов — фортепиано, карильон, композиция, преподавание музыки, и, конечно, семья — любимая жена и четверо детей. Но именно орган и органная музыка стали предметом внимания белгородской публики на продолжительные два часа концерта.

Перед своим концертом, который явился третьим финальным аккордом в рамках гастрольного тура по России, музыкант рассказал о себе и поделился своими впечатлениями от первой поездки в Россию:

— Кристиан, в программе Вашего концерта заявлено исполнение музыки композиторов XIX и ХХ веков, а также И. С. Баха (XVII—XVIII вв.) и собственные авторские сочинения. Чем обусловлен выбор именно этой музыки?

— Я хотел показать самые разные краски органа. Сквозь «старую» музыку — сочинения моего любимого композитора Баха и музыку раннего и позднего романтизма Мендельсона, Боэльмана, Хартмана, — к музыке Мессиана и моей собственной, современной музыке я хотел передать различные органные краски и образы.

Кроме того, я подбирал программу таким образом, чтобы она была интересной не только с художественной стороны, но и была удобно воплощаема в техническом смысле на органном компьютере (современные органы снабжены компьютерным «мозгом», способным запоминать определенные комбинации органных регистров и пр. — прим. авт.).

Органисты европейских соборов в гостях у Белгородской филармонии побывал органист из Дании Кристиан Прэстхольм»>— Как начинался Ваш путь в музыку? Что было стимулом?

— Я начинал с игры на фортепиано, и в течение долгого периода своего детства мечтал быть пианистом, но тогда ещё не был уверен, хочу ли быть профессиональным музыкантом. Когда я обучался в старших классах школы, передо мной стал выбор — кем быть: врачом, физиком или музыкантом.

В университете тогда проходили вступительные экзамены для музыкантов, я подал заявку, прошел конкурсный отбор, и, к счастью, поступил. Именно в этот период и определилась моя творческая судьба как органиста. Замечу, что лишь незадолго — за полгода до этого экзамена — я окончательно сменил фортепиано на орган. В школьные годы я также играл на органе, но самостоятельно, без каких-либо уроков. И, пройдя вступительные испытания, я понял, что это то, что я действительно искал.

— Таким образом, Вы изучали орган и теорию музыки в Королевской академии музыки во втором по величине городе Дании, который называют также «город улыбок», в Орхусе. Затем стажировались у профессоров в Париже и Лондоне. Поменялось ли в этот период Ваше отношение к органному искусству и исполнительству? На Ваш взгляд, есть ли кардинальные отличия в органных традициях «освоенных» Вами стран и городов?

— Да, разумеется, в каждом из городов есть своя традиция органной культуры, но я не уверен, что моё отношение к органному исполнительству во многом поменялось. Конечно, французская, английская и датская органная музыка отличаются друг от друга. Например, когда я жил в Париже, я исполнял много французской музыки, которая звучит идеально на французских органах. Нравится мне исполнять французскую музыку, и не только французскую, на немецких органах, таких, как в Белгородском органном зале.

— Кристиан, Вы являетесь главным органистом и музыкальным директором в одном из самых уникальных соборов Рандерса — единственной из пяти средневековых церквей, которая сохранилась до настоящего времени, в церкви св. Мортена. Вы также активно концертируете по Европе, меняя роль церковного органиста на концертного филармонического исполнителя. Есть ли, по Вашему мнению, различия в органном исполнительстве в соборах и в концертных залах (филармониях) — в репертуаре, манере исполнения?

— На мой взгляд, одна из главных отличительных особенностей — это акустика. В небольших церквях акустика отличная, она очень хорошо подходит для исполнения определенной музыки. Однако, в концертных залах такая акустика возникает очень редко, а чаще её невозможно добиться из-за концертных «удобств» — мягких стульев, декораций, которые поглощают звук, а также из-за большей наполненности зала, по сравнению с соборами.

Львиная доля органной музыки предназначена для исполнения в церкви, но в концертных залах мы находимся в другой, более светской обстановке, что, подчас, умаляет использование церковной музыки в залах и побуждает обращаться к иным сочинениям.

— Несколько дней назад в Белгороде завершился V фестиваль современной музыки, где в течение четырех дней звучала музыка современных композиторов, в том числе белгородских. Вы также сочиняете музыку. В каком стиле или направлении Вы предпочитаете работать?

— Многие годы я сомневался, могу ли назвать себя композитором. Моя музыка не является ультрасовременной и новой. В своей музыке я обращаюсь, прежде всего, к человеку, и стремлюсь, чтобы она была понятной слушателю. Я ссылаюсь на музыку композиторов разных веков и часто нахожусь под влиянием музыки Баха, французских композиторов, в том числе Мессиана.

Я думаю, что исполняемая в программе сегодняшнего концерта музыка Мессиана, написанная в ХХ веке («Птицы и источники» из Органной Мессы На Святую Троицу), может показаться слушателям даже более современной, нежели моя музыка, написанная в 2012 году.

Это Четыре хоральные прелюдии («Радуйтесь, христиане», «Глубоко клонятся годы его времени», «О ты, Господь мой Христос», «Добро пожаловать, господа»), они основаны на протестантских мелодиях, исполняемых на службе в датских церквях в момент, когда люди выходят из зала. Звучат они, на мой взгляд, не настолько современно.

В соборах Дании есть книга гимнов, где собрано 600 мелодий. Мои хоральные прелюдии основаны на мелодиях этих гимнов. У меня есть мечта обработать мелодию каждого из 600 гимнов, написать отдельное сочинение или прелюдию на темы всех гимнических мелодий. К настоящему времени я обработал около двухсот.

Я пишу главным образом музыку с ясной гармонией и мелодией, отчётливую по структуре. Исполняю, однако, музыку самую разную. Перед тем, как отправиться в гастрольный тур по России, я исполнил три концерта с использованием компьютера. В церкви находился технический специалист с ноутбуком, микрофоны были расставлены по всему собору и внутри самого органа. Это была очень современная музыка, к которой я имею опыт обращения уже в течение нескольких лет.

— В своих композиторских сочинениях, в первую очередь, Вы обращаетесь к музыке для хора, органа, различных инструментов и камерных ансамблей. Планируете ли писать также в других жанрах и для других составов?

— Я в основном пишу музыку для хора и органа. Это мои излюбленные жанры. Хор — это тот инструмент, который имеется в моем распоряжении ежедневно. В церкви, где я работаю, есть три хора. Пишу для них много музыки, и она ими с удовольствием исполняется, также как и камерными составами. Для камерных составов и для инструментов я пишу тогда, когда меня просят создать произведение, чаще всего для особого случая, в расчете на конкретных исполнителей.

— Исполняете ли Вы музыку русских композиторов?

— Так как русская органная музыка получила расцвет лишь в ХХ веке, то она мало известна в Европе. Я исполнял несколько сочинений русских композиторов на фортепиано, слушал много русской оркестровой музыки. Единственная органная музыка, которую я слышал на этой неделе, находясь в России — это моё собственное исполнение на органе (улыбается). У меня не было возможности послушать органную музыку русских композиторов.

— В настоящее время многие современные русские композиторы пишут для органа, трактуя его в первую очередь как инструмент концертный, светский. Одни из первых русских композиторов, писавших для органа в ХХ веке, — Глазунов и Гедике…

— Любопытно!

— А как вам понравилась публика в Пензе и Костроме, где Вы уже выступали? Как Вас принимал зал?

— Публика принимала меня очень тепло, были полные залы. В Дании не так много народу посещает концерты органной музыки, даже несмотря на то, что они бесплатные. Казалось бы, вход открыт, но люди не приходят.

— Спасибо, что поделились с нами своими мыслями и впечатлениями. Успехов Вам и дальнейшего творческого процветания!

Специально для А-фишки, музыковед Марина Андрейкина (фото автора)

Дата публикации: 19.11.2014

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору