Предстоящие мероприятия

Белгород, Губкин, Старый Оскол
декабрь 2016







Белгород
7 января 2017

Читайте на эту же тему







Музыкальная сенсация в Белгороде

Добавлено 23 апреля 2016 Marina Andreykina

Симфонический оркестр Белгородской филармонии, Большой зал Белгородской филармонии, Белгородская филармония, Марина Андрейкина

22 апреля 2016 года в Большом зале Белгородской государственной филармонии состоялось премьерное исполнение Шестой симфонии Густава Малера. Масштабное четырехчастное полотно было представлено симфоническим оркестром под управлением главного дирижёра — заслуженного деятеля искусств Украины Рашита Нигаматуллина.

Около ста музыкантов на одной сцене, полтора часа прикованных к исполнителям взглядов и бесконечно прекрасная музыка, затмевающая своей красотой все повседневные мелочи и суету — такой была белгородская премьера Симфонии № 6 ля минор («Трагическая») австрийского композитора Густава Малера.

Это музыкальное событие само по себе уникальное и редкое, даже для столичных городов. Событие, которое свидетельствует, прежде всего, о двух моментах: о том, что исполнительский уровень белгородского оркестра позволяет браться за столь массивные и глубокие сочинения; и о том, что сами слушатели готовы открывать для себя новые грани академической музыки.

Премьера Шестой стала музыкальной сенсацией, которой предшествовал напряженный двухнедельный репетиционный процесс. Небесной красоты музыка потребовала сплочения и воспитания стойкого духа всех музыкантов.


Партитура Шестой симфонии Малера — это одно из исключительных музыкальных полотен, в исполнении которого задействован четверной состав оркестра. Из ярчайших аналогов подобного четверного состава можно вспомнить, пожалуй, лишь «Кольцо Нибелунга» Р. Вагнера и Седьмую симфонию Д. Шостаковича. Даже в эпатажной «Поэме экстаза» А. Скрябина тройной состав.

Трудоемкость сочинения не отпугивала музыкантов, а, наоборот, позволяла продемонстрировать свое индивидуальное мастерство и профессионализм. Показать понимание художественного замысла автора.

Многослойность, полифоничность ткани — следствие глубоко трагической концепции симфонии, герой которой терпит поражение, оказавшись лишенным радости и надежд. Музыка, тем не менее, оставляет нам местами ощущение света и тепла, являющихся обратной стороной трагизма, словно сообщая, что страдания героя во благо.

Между тем, само исполнение Шестой было достойно похвалы. Ценители академической музыки насладились выразительным, задушевным звучанием усиленной струнной группы, экспрессивными мелодическими проведениями первой скрипки (Н. Онищенко).

Деревянные духовые инструменты продемонстрировали мельчайшие тонкости нюансировки, широкую гамму оттенков, точность вступлений. Светлые звуки флейты (П. Гапонов), сочные реплики гобоя (В. Шевченко), переклички английского рожка (А. Гапошин) и кларнета (Ю. Макаренко) сочетались с нежным звучанием арф (И. Макаренко, А. Шкуровская).

Драматургически важные проведения медных инструментов, наслаивавшиеся на звучание струнных, высоких деревянных и ритмов ударных, составляли особый звуковой пласт. Это и мягкие, певучие соло первой трубы в первой и последующих частях (А. Долинский), подкрепляемые четырьмя остальными (оркестр обошелся пятью трубами вместо шести, так как партии двух труб были исполнены А. Андрейкиным), и загадочные проведения первой валторны во второй и третьей частях (Ю. Юрин), усиленные в общих местах другими семью валторнами.

Отдельные проведения были и у редко солирующей тубы в четвертой части (П. Павлов). Из экзотики — два весомых удара молота в четвертой части симфонии (О. Иванов), звучание альпийских колокольчиков за сценой (О. Иванов) и хорал тромбонов, тубы и валторн.

Шестая Г. Малера — это симфоническая звукопись, в которой космичность и волшебство переплетаются с трагизмом, песенность звучания с маршевостью, прозрачность ткани с густо насыщенными музыкальными построениями…

Способность дирижера перевоплощаться от главной темы к побочной, от мрачного образа к светлому, увлекая за собой музыкантов, меняясь в лице, передавалась и публике, которая чувствовала весь накал страстей, всё напряжение и мощь.

Время Шестой пришло. На очереди — последняя неисполненная в Белгороде симфония Малера, самая философски сложная и исполнительски изощренная… Симфония тысячи участников, вмещающая три хора, восемь солистов и пятерной состав оркестра, — Восьмая.

Специально для А-фишки, Марина Андрейкина (фото Алёны Свиридовой)
Дата публикации: 23.04.2016
www.afishka31.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору