Наталья Уланова: Искренние диалоги свелись к механическим «лайкам» в сетях. Говорите друг с другом!

Добавлено 20 мая 2014 Бурятская филармония

Зал Бурятской филармонии, Бурятская филармония, «Музыка кино»

27 и 28 мая в Бурятской филармонии вновь состоится проект «МУЗЫКА КИНО». Симфонический оркестр исполняет музыку из знаменитых и культовых фильмов в сопровождении видеоряда. Автор проекта, художественный руководитель Бурятской филармонии Наталья Уланова рассказывает о том, как родилась идея и почему на афише концерта появилась Кирстен Данст.

Как родилась идея сделать этот проект?
- Идея не нова, в академических залах мира Симфонические оркестры давно играют музыку из кинофильмов, и, как правило, эти концерты пользуются большим успехом. Это такой изящный способ обратить внимание не посвященной публики на академическую музыку. А вот сильное желание сделать этот проект появилось три года назад, когда открылся наш Оперный театр после реконструкции, и у оркестра началась вторая жизнь. Большую роль сыграла встреча с дирижером Владимиром Ткаченко, без которого этот проект вряд ли был бы возможен. Это очень одаренный музыкант и талантливая личность.
По какому принципу вы выбирали материал для программы?
- В самом начале мы хотели с Володей исполнить музыку Филипа Гасса к фильму «Накойкаци». На языке индейцев хопи это слово означает «Жизнь как война». Два года назад меня эта идея очень грела, я и теперь не остыла к ней. Но возникла проблема с поиском партитуры. Да и для первого проекта «Музыка кино» творчество минималиста Гласса, возможно, было бы тяжеловато для публики. Поэтому остановились на музыке японского композитора Шигеру Умебаяши к фильмам Вонга Карвая «Любовное настроение», «2046» и других. У Карвая очень красивые фильмы и музыка соответствующая. К тому же это было не банально, я уверена, что мы в России впервые исполнили саундтреки к фильмам этого знаменитого режиссера.

Первый концерт назывался «Главная тема». Почему?
- Во всех саундтреках есть так называемая The main theme (Главная тема), мелодия, по которой мы узнаем фильм, именно она нам запоминается. С другой стороны, программа концерта получилась очень романтичной, насыщенной чувствами и эмоциями. В ней было очень много любви - страстной, нежной, обреченной, красивой. А разве это не есть «Главная тема» для человека? Название второго концерта родилось благодаря Педро Альмодовару и его картине «Поговори с ней», музыку из которой мы будем исполнять.
Но концерт называется «Поговори со мной…». Осенью в Филармонии был концерт с названием «Оставь меня в покое…». Вы любите такие названия от первого лица?
- Я не люблю абстрактные названия из серии «осенние» или «весенние встречи». Или еще хуже «музыка любви». По-моему, это ужасно. Мне интересно, когда есть подтекст, послание, вызов. Потому что это обращение к зрителю, к конкретному человеку, а не концерт ради концерта.
Почему концерт называется «Поговори со мной»? Потому что каждый из нас этого ждет, чтобы не с НЕЙ, не с НИМ, и не с НИМИ… Чтобы не только про себя, о себе и для себя говорил тот, кто сидит напротив. Люди не задают друг другу вопросов, нет диалога, сплошные монологи про СЕБЯ. Мы не умеем слушать и слышать того, кто рядом. Мы все чаще задаем этот дежурный вопрос «Как дела?» и нам не важно, что нам расскажут в ответ. При этом мир переполнен пустой болтовней, вокруг только и есть что разговоры, разговоры, разговоры из серии «Пусть говорят». А искренних слов все меньше, внимания - все реже. Круг тем все уже, речи все примитивнее. Все сводится к механическим «лайкам» в сетях. И все это приводит в конечном итоге к жуткой тоске и одиночеству. Которая называется прекрасным словом МЕЛАНХОЛИЯ.

Это поэтому на афише концерта кадр из фильма Ларса фон Триера «Меланхолия»?
- Да. Триер просто инженер человеческих душ. Он способен вывернуть тебя мясом наружу и заставить рыдать кровавыми слезами. По его версии, меланхолия может быть очень соблазнительной. Это такое чувство сладостной боли, подобное любви. А в боли есть что-то настоящее, несомненное. Он и музыку выбрал для своего фильма самую что ни на есть настоящую, пропитанную болью из-за любви. Это сочинение Рихарда Вагнера прелюдия к опере «Тристан и Изольда». Это история о двух героях, связанных любовью столь же сильной, как жизнь и смерть. Когда появился в нашей программе Вагнер, то у программы словно образовался фундамент. Правда, теперь проблема, в какой момент играть эту музыку. Владимир Ткаченко, говорит, что после Вагнера ему уже играть больше ничего не хочется….
В связи с этим, вам не кажется, что Вагнер не вписывается в список современных авторов, которые специально писали музыку к тем фильмам, которая прозвучит на концерте?
- Нет, я хочу, чтобы люди пришли на Карвая и Триера, а ушли под впечатлением от Вагнера. А потом дружно отправились в Оперный на «Летучего голландца», чтобы еще ближе познакомиться с этим великим композитором. И окончательно в него влюбиться. И не только в него. Я думаю, что людям не хватает впечатлений, эмоций, и не потому что их вокруг нет, а потом что мы не умеем их получать. Просто не хотим, и все. Потому что это тоже тренинг, работа, развитие. Важно еще, что в фильме Триера «Меланхолия» – это планета, которая в итоге поглощает наш земной шар. Человечество, по версии режиссера, стало столь отвратительно, что его пора уничтожить.
Вы согласны с ним?
- Я согласна с Триером в главном – спасти от гибели нас может только одно – Любовь!

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору