Предстоящие мероприятия

Белгород, Губкин, Старый Оскол
декабрь 2016







Белгород
7 января 2017

Читайте на эту же тему







Органист из Норвегии Корэ Нордстога представил в Белгороде «Органную палитру Европы»

Добавлено 21 мая 2015 Marina Andreykina

Даниэль Зарецкий (орган), Органный зал Белгородской филармонии, Белгородская филармония, Марина Андрейкина

20 мая 2015 года в Органном зале Белгородской государственной филармонии в рамках проекта «Органисты европейских соборов» с единственным концертом выступил гость из Норвегии Корэ Нордстога. Органист представил белгородской публике интересную программу, вобравшую в себя сочинения европейских композиторов разных столетий и собственные органные транскрипции.


Один из лучших современных органистов Скандинавии, Корэ обучался в Норвежской Музыкальной Академии, а также в Лондоне у прославленного органиста Дэйвида Сэнгера. Уже более 30 лет (с 1984 года) он является органистом Кафедрального собора в столичном городе Осло. Исполнительскую и концертную деятельность музыкант успешно сочетает с преподавательской — является профессором Норвежской музыкальной академии, которую когда-то окончил сам.

Корэ Нордстога — яркий представитель норвежской органной школы, он исполняет музыку всех музыкальных стилей. За активный вклад в развитие музыкальной жизни своей страны в 2006 году был награжден престижной норвежской премией.

В программах артиста особенно часто встречаются имена Ференца Листа, Иоганнеса Брамса, Сезара Франка, Шарля-Мари Видора.

И, конечно, Иоганна Себастьяна Баха, к которому, как и многие органисты, музыкант испытывает особое отношение — неслучайно он дважды исполнил серию концертов из всех сочинений композитора. К тому же, в 2016 году по инициативе Корэ Нордстога в Кафедральном соборе г. Осло будет завершена серия записей сочинений И. С. Баха на исторических органах.

Символично, что программу белгородского концерта органиста, носящего название «Органная палитра Европы», открыла Фантазия и Фуга соль минор Иоганна Себастьяна Баха — музыка немецкого гения, одного из самых любимых композиторов органиста.

В концерте (впервые в Белгороде!) прозвучали оригинальные транскрипции сочинений европейских композиторов для органа, выполненные и исполненные Корэ Нордстога — пятичастная «Сюита из времен Хольберга» норвежского композитора 19 века Эдварда Грига, посвящённая выдающемуся норвежско-датскому писателю 17–18 столетий Людвигу Хольбергу, и Фантазия на тему Томаса Таллиса британского композитора, творившего в конце 19 — начале 20 столетия Ральфа Воана-Уильямса.

Живо и изобретательно прозвучала Прелюдия и фуга до минор немецкого композитора Феликса Мендельсона-Бартольди, которого Роберт Шуман называл «Моцартом девятнадцатого столетия». Разумеется, органная палитра, сотканная из произведений европейских композиторов, была бы неполной без изящной французской музыки композиторов 19–20 столетий: была исполнена «Героическая пьеса» Сезара Франка и Allegro из Органной Симфонии № 5 фа минор Шарля-Мари Видора.

Перед началом концерта музыкант поделился с читателями портала «Афиша и новости культурного Белгорода» своими мыслями об органе и творчестве.

— Что для Вас значит орган и органная музыка?

— С самого детства я был очарован органом, этим величественным инструментом. Тогда, будучи ребёнком, я ещё не знал, почему. Занимаясь на фортепиано с 6 лет, я уже испытывал любовь и к органу, и к игре на органе. Играть на этом инструменте я стал в возрасте 12 лет. Собирая звуки и краски органа в единое целое, можно имитировать целый оркестр… Это прекрасно!

— Программа Вашего концерта в Белгороде состоит из произведений различных европейских композиторов. Какую идею Вы преследовали, подбирая репертуар?

— Я подумал, что мне следует исполнить музыку, которая, в первую очередь, нравится мне. Я старался подобрать произведения, контрастные и колористические, чтобы они были интересны слушателям. Вероятно, многие из сочинений публика услышит впервые, поэтому очень важно исполнить их так, чтобы ей захотелось обратиться к ним и в будущем.

— Согласно Вашему резюме, Вы исполняете музыку всех стилей. А как Вы относитесь к исполнению джаза на органе? Вы считаете, что он приемлем в органной культуре или нет?

— Я классический органист и джаз исполняю очень редко. Однако люблю играть самые разные произведения для органа — от эпохи зарождения органного репертуара до наших дней. Также (как видно по заявленной программе концерта) я люблю «красть» сочинения для других инструментов и перекладывать их для исполнения на органе. Одно и то же сочинение в результате может выглядеть и звучать совершенно различно, приобретать новые краски.

— В 2016 году Вы заканчиваете серию записей сочинений Баха на исторических органах. В чём идея проекта?

— Я играл на многих европейских органах, в том числе на классических в Голландии и Германии, а также на барочных органах баховской эпохи. Считаю, что каждый инструмент особый. Познавая новый инструмент, многое приобретаешь как исполнитель. Каждый орган обладает своей историей, идущей с того времени, когда он был построен, своей энергетикой, своим шармом. Исполняя сочинения Баха на органах его эпохи, получаешь совершенно другие ощущения. Это великолепный опыт и возможность!

— Вы первый норвежский органист, выступающий в Белгороде. Возможно ли услышать выступления российских органистов в норвежских городах?

— Да, возможно. Не так много и часто, но всё же органисты из России выступают в Осло. Например, Даниэль Зарецкий, который выступал у нас в прошлом году, и другие органисты.

— Вы видите разницу между органным исполнительством европейских и российских органистов?

— Небольшая разница в органных традициях накладывает некий отпечаток. Так как в России отсутствовала присущая европейским странам традиция церковного (католического) органного исполнительства, репертуар был несколько ограничен. Российская школа органного исполнительства во многом связана с пианистическими традициями, которые в России всегда были на высоком уровне. Таким образом, разница небольшая, но присутствует.

— Какие впечатления у Вас останутся после этой, уже второй поездки в Россию?

— Я всегда встречаю здесь дружелюбных людей. Также меня радует то, как в этой стране относятся к культуре. У вас есть великие культурные традиции, которые невозможно не замечать и не уважать…

— Вы написали органные транскрипции «Хольберг-сюиты» Грига и Фантазии на тему Томаса Таллиса Воана-Уильямса. У Вас есть и другие транскрипции?

— Да, я делаю переложения сочинений других композиторов, народной музыки. Люблю обращаться к миниатюрам, когда есть время, но его бывает не так много.

— Какие, на Ваш взгляд, самые главные качества хорошего органиста?

— Хорошее чувство вкуса, это очень важно. Для игры на органе нужно быть очень мобильным, быть готовым к смене регистров, тембральных красок, ведь орган — это сложная система. Нужно уметь внимательно подходить к партитурам, быть сконцентрированным, максимально аккуратным и точным, правильно приводя в движение все механизмы. Возможно, эти качества незаменимы для органиста в большей степени, чем для музыкантов, играющих на других инструментах.

— У Вас есть мечта органиста? Вы уже играли на самых больших в мире органах?

— Честно говоря, в отличие от многих своих коллег, я не испытываю огромного желания играть на самых больших органах. Я люблю средние и небольшие органы — немецкие барочные (фирмы Silbermann) и французские романтические органы (фирмы Cavaillé-Coll). На мой взгляд, это одни из самых лучших инструментов, и, скорее всего, многие мои коллеги со мной согласятся.

Специально для А-фишки, Марина Андрейкина (фото Андрея Стёпина)

Дата публикации: 21.05.2015

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору