Практикум организации фестивалей органного искусства: опыт работы продюсера со слушателем

Добавлено 17 сентября 2015 Олег Белоцерковский

Большой зал Саратовской консерватории, Саратовский Международный органный фестиваль

Кандидат искусствоведения
Олег Вениаминович Белоцерковский

Статья посвящена постановке и решению сугубо специфических и во многом проблемных практических вопросов, связанных с рабочим опытом автора этих строк — продюсера по организации органных фестивалей в Саратове. Рассмотрение их необходимо для разработки конкретных рекомендаций по совершенствованию работы музыкального менеджмента академического направления, который в настоящее время требует к себе пристального внимания.

К сожалению, сейчас не лучшее время для развития академического искусства и, думается, в ближайшее десятилетие ситуация мало изменится. Засилье попсы и блеск эстрадных звёзд, безусловно, формирует вкусовые пристрастия публики, привлекая внимание, главным образом, молодёжи. Вот почему в столичных и особенно провинциальных городах России отмечается общая тенденция к падению интереса к классической музыке[1]. Но проистекает это по-разному. Казалось бы, в Москве и Санкт-Петербурге наблюдается обилие и разнообразие концертов серьезной музыки, интерес к ним со стороны слушателей, прежде всего меломанов, не ослабевает. Об этом свидетельствует неплохое заполнение концертных площадок. Но это только видимость, верхушка айсберга. Если же учитывать реалии, взяв во внимание, допустим, демографический фактор, то станет ясно, что многомиллионное население столичных городов в пропорции никак не может соотноситься с количеством концертных залов. Кроме того, следует учитывать присутствие многочисленной толпы столичных визитёров. Однако в глубинке, включая и Саратов — крупный административно-культурный центр Поволжья, концертные организации академического толка зачастую становятся нерентабельными. Данный факт, собственно, и побудил автора этих строк проанализировать создавшуюся ситуацию, основанную на опыте проведения органных фестивалей, и поразмыслить об ее улучшении.

Начнём со справочных данных. Саратов долго оставался закрытым городом. Старый, камерный орган немецкого образца, установленный в Большом зале консерватории, сгорел во время ремонта здания в 1966 году. Новый, концертный инструмент фирмы «Sauer», начал функционировать спустя 20 лет, в 1986 году[2]. За этот срок саратовские меломаны фактически отвыкли от специфического звучания органа, кроме того произошло естественное обновление аудитории слушателей. В течение пяти лет репертуар органных концертов приходилось ограничивать выступлениями только российских исполнителей, преимущественно в концертах ансамблевого типа. Зазвучали камерные оркестры, хоры, певческие ансамбли, наряду с вокалистами в качестве солирующих стали использовать те инструменты, что лучше адаптированы к восприятию слушателя (фортепиано, гитара). Начиная с 90-х годов, когда окно в Европу стало приоткрываться, возникла тенденция возродить в Саратовской области республику немцев Поволжья. Это привело к многочисленным гастролям немецких исполнителей-органистов, причем безвозмездное финансирование шло со стороны правительства Германии по специальной программе помощи немцам Поволжья. В ежегодных концертах солистами выступали также известные оперные певцы Германии и Италии.

Официально органные фестивали стали проводиться в Саратове с 1990 года. Почти 20-летний процесс налаживания столь масштабного мероприятия, весьма важного для культурной жизни почти миллионного города, несомненно, претерпел определенную эволюцию, вызванную известными катаклизмами социального порядка. Резкая трансформация политического курса страны, сопровождаемая известными экономическими аллюзиями, привела к крупным социальным изменениям в жизни российского народа, внеся в нее определенные коррективы.

В настоящее время в проведении органных фестивалей наметились новые тенденции. Так, фестиваль 2008 года работал по обновлённой программе. В рамках его проходило знакомство с новыми исполнителями, представляющими академизм высших учебных заведений той или иной страны. Здесь же были продемонстрированы традиции национальных школ (немецкой, голландской, бельгийской, татарской, русской), каждая из которых отражала свою самобытность. Одновременно проводилась презентация и продажа дисков с новинками органного репертуара.

В целях совершенствования форм развития органных концертов необходимо учитывать определенные обстоятельства в их организации и, по возможности, соблюдать некоторые условия для их успешного проведения. Назовем и прокомментируем наиболее важные из них. Многие из указанных далее условий общезначимы, они необходимы также для формирования других направлений музыкального менеджмента академического толка, причем не только в России, но и за её пределами. Сосредоточим данный материал на основном объекте продюсерской деятельности, на который нацелены все узловые компоненты его профессии: работе с реципиентом — слушателем.

Продюсер выступает в роли чуткого психолога и мудрого дипломата, знающего все тонкости общения с реципиентом и умеющего с ним контактировать, а также социолога, дающего точную оценку и качественную характеристику возникающим ситуациям. В целях усиления эффективности своей деятельности, продюсер призван учитывать ряд важнейших обстоятельств и принимать соответствующие решения.

Он старается учитывать психологию слушателя. Так, в процессе проведения каждого из фестивальных концертов для слушателя необходимо создавать комфортные условия. При этом важен и сугубо психологический момент: люди приходят на концерт чтобы отдохнуть, расслабиться, получить эстетическое удовольствие, обогатиться музыкальной информацией. Как известно, любой концерт академической музыки, особенно органной, обладает немалым оздоровительным эффектом: в процессе его происходит релаксация слушателя, порой освобождающегося от многодневного психологического напряжения[3]. Столь же благоприятно на него действует вызывающая положительные эмоции музыка; она словно магнитом притягивает публику. Поэтому реципиент, однажды получивший эстетическое и духовное наслаждение, жаждет своего возвращения в стены музыкального храма.

Продюсер стремится всячески использовать особую «ауру» органного искусства. Звучание органной музыки, безусловно, обладает неповторимым имиджем, публика легче и лучше на нее откликается, чем, скажем, на фортепианную, хоровую или симфоническую. Органные концерты привлекают слушателя интересным репертуаром, качественным выступлением солиста, незабываемым антуражем, погружающим его в концертное действо, что и создает в целом удивительную и неповторимую ауру, магнитизирующую слушателя.

Необходимо, зная все тонкости имиджевой политики, проводить ее активно и умело. Неповторимую и запоминающуюся атмосферу концерта можно создать даже с помощью сугубо внешних средств креативного плана. Так, в фойе можно выставить репродукции художественных картин, связанных с музыкой (допустим, из жизни композиторов), фотографии исполнителей, подборку соответствующей литературы. Особый антураж образует и дизайн зала. Приятная притягивающая атмосфера создаёт и у слушателя и у исполнителя приподнятое праздничное настроение.

Продюсер стремится учитывать весьма специфический менталитет российского слушателя. Отметим несколько различных моментов, выражающих такое национальное своеобразие.

Во-первых, это признак доверия. При устройстве платных концертов существует определенный «штат» распространителей билетов, имеющих своих клиентов не только в среде богатых мира сего, но и среди обычных знакомых, соседей, сослуживцев. Именно от труда этого негласного штата зависит 70% благополучно проводимого мероприятия. Эти уникальные люди пожилого возраста — «живая» реклама и лучший маркетинг. Они пользуются особым доверием публики, гораздо большим, нежели газеты или реклама.

Во-вторых, особенности восприятия. При этом отметим существенное различие менталитета, отражающего национальные черты слушательской аудитории той или иной страны. Русский человек с его открытой душой эмоциональнее и теплее реагирует на звучание полюбившейся музыки, чем иностранец. Впрочем, англичане и американцы тоже достаточно раскрепощены во время исполнения органной музыки. Остро реагируя на звуки органа, что привито с детских лет и вызвано религиозным воспитанием в условиях католицизма, они с удовольствием получают заряд необходимых эмоций (показатель экстравертности). В сравнении с американцами и англичанами, западноевропейское население (среди них немцы, голландцы, шведы), адаптированное к католической вере, достаточно сдержанно. Оно не столь эмоционально воспринимает звучание органа, что тоже можно объяснить с религиозных позиций — как рефлексивное погружение в музыку (показатель интравертности). Можно полагать, что западная публика, часто посещающая концерты, наверняка испытывает определенные эмоциональные волнения, но всячески их скрывает.

В-третьих, реакция публики («постконцертный синдром»). На Западе имеют место общие впечатления от концерта, а детальный анализ прозвучавшей музыки, нередко используемый российским слушателем, там не практикуется. Российская публика более требовательная и компетентная, чем зарубежная.

В-четвертых, эффект «неприятия повторов». Как известно, одни слушатели идут на исполнителя («на имя»), а большая часть других — на концертную программу («на музыку»). Как раз последние, ознакомившись с каким-либо произведением, не жалуют его вторичное озвучивание.

Продюсер старается всемерно внедрять в концертную практику принцип новизны. Публика не любит однообразия, ей постоянно требуется обновление: смена концертных постановок, артистов, программ. В связи с чем лучше перемежать звучание органной музыки с концертами с участием других музыкальных инструментов.

Продюсеру не стоит ориентироваться на богатых слушателей. В целом, люди богатого сословия не тяготеют к посещению концертов классической музыки. Многие из них не получили необходимого образования и в искусстве должным образом не разбираются, что сказывается на слабом развитии меценатства в современной России, в целом, и на воспитании их детей, в частности. Идёт процесс своеобразной дискредитации российского искусства, которое в недалеком будущем может лишиться и без того слабого института меценатства.

Продюсеру необходимо принимать во внимание и реализовывать социальный фактор. Бесплатные концерты как воздух необходимы тем людям, кто не в состоянии оплатить билеты (фактически это и есть социальные концерты). Столичные города в этом отношении живут легче, чем провинциальные, поскольку имеют специальную строку по финансированию культурных мероприятий.

Таким образом, успех в организации концертов академической музыки, в т. ч. и органного искусства, зависит от целого ряда факторов, включая и работу продюсера со слушателем. Именно подготовленность слушателя, развитие его культуры, уровень воспитания и образования, менталитет публики больших и малых городов, качество обучения и общая направленность развития образовательных учреждений культуры и искусства, находящихся на их территории, — всё это важнейшие факторы проведения культурной политики в России, залог её успешной реализации.
_______________________________________

[1] В наше время угасание интереса к академическому искусству наблюдается во всем мире. Однако, по сравнению с Россией, в европейских странах все-таки находится немало приверженцев классической музыки. Одно из свидетельств тому — полное заполнение многотысячных концертных и оперных залов.

[2] Орган, установленный в Большом зале Саратовской консерватории — уникальный и дорогой инструмент современного типа, требует особых условий хранения (проверяется влажность и температура, исключается попадание солнечных лучей), нуждается в регулярном техосмотре и ремонте высококлассными настройщиками и мастерами немецкой фирмы »Sauer». Запасные части и уникальные масла для него приобретаются также в Германии.

[3] Приведём один из примечательных фактов: оркестральное звучание органа, инструмента, руководимого только одним человеком, причем человека небольшого роста (как правило, до 1,70 метра), вызывает неподдельный интерес и удивление публики. Кроме этого, ее завораживает красочный экран-проектор, сосредоточивающий внимание на весьма специфическом процессе игры на инструменте. Зрители с интересом следят за движением рук и ног органиста, с любопытством разглядывают конструкцию мануалов — органных регистров (к примеру, верхний имитирует звучание колокольчиков, флейты-пикколо, челесты), множество труб разного диаметра и высоты (от 5 см до 5 метров, в зависимости от регистра). Благодаря эффекту такого проецирования концерт становится более зрелищным, приобретает театральный акцент.

Отметим, что на Западе имеется даже специальный музыкальный инструмент — театральный орган. Он не обладает внешними атрибутами традиционного органа, не имеет труб и пр. и более всего напоминает синтезатор. В основном он применяется для сугубо инструментальных аранжировок в эстрадной манере шансона, народных песен, поп-музыки. Такой орган-концертино имитирует звучание эстрадного оркестра без вокальной партии. На российской сцене таких органов, имеющих красивый привлекающий взгляд дизайн (особый декор, белый цвет) не встретить. Как правило, они имеют более 300 регистров, не менее 5 мануалов, свыше 50 педалей и рычагов-регистров. Вот почему для игры на таком «псевдо-органе», кроме органиста, привлекаются как минимум два помощника-ассистента. Концерты на таком органе — весьма распространенное явление для европейцев: полноценная шоу-программа обычно собирает полный зал зрителей. Благодаря такому видовому разнообразию «менталитет» органа за рубежом более широкий, нежели в России.

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору