Предстоящие мероприятия

Белгород, Губкин, Старый Оскол
декабрь 2016












Белгород
7 января 2017

Читайте на эту же тему







В Белгороде прозвучала музыка Таривердиева

Добавлено 25 октября 2014 Marina Andreykina

Юрий Башмет (альт, дирижер), Андрей Андрейкин (труба), Нина Стрижова (меццо-сопрано), Владимир Бойко (баритон), Алексей Людевиг (альт), Дмитрий Филатов (дирижер, флейта), Большой зал Белгородской филармонии, Белгородская филармония, Марина Андрейкина

24 октября в Большом зале Белгородской государственной филармонии состоялся вечер музыки Микаэла Таривердиева. В исполнении симфонического оркестра под управлением Дмитрия Филатова, Алексея Людевига (альт) и солистов филармонии заслуженных артистов РФ Владимира Бойко и Нины Стрижовой звучала прекрасная музыка композитора и его современников.

Ноктюрн, Концерт для альта в романтическом стиле и киномузыка — сочинения, контрастные, полярные друг с другом — представили в этот вечер яркую картину творчества ещё недавно жившего среди нас Таривердиева.

Микаэл Таривердиев (1931–1996). Замечательный, удивительно чуткий композитор. Автор музыки к 132 кинофильмам, в том числе «Семнадцать мгновений весны» и «Ирония судьбы». Именно киномузыка Таривердиева известна нам больше всего, есть в ней что-то необыкновенное, трогательное. Но Микаэл Леонович писал и другую музыку. Академическую. В его творческом багаже камерные вокальные циклы, инструментальные сочинения, четыре балета, четыре оперы, органная музыка.

Но какое бы сочинение Таривердиева не исполнялось, в нём непременно можно найти внутренний голос композитора, воплотившийся в звуках и отражающий мироощущение мастера, его настроение, внутреннее состояние.

Яркость, неповторимость, новизна и характерность — качества, которые определяют музыку Таривердиева — развивались и крепли под руководством его учителя Арама Хачатуряна. Музыку Таривердиева, как и музыку его учителя, трудно не полюбить и не узнать с первых тактов. Её индивидуальность, неповторимость, характерная интонация рождает моментальные ассоциации с той или иной сценой в кино, с авторской мыслью.

В отличие от композиторов-авангардистов 20 века, стремившихся насытить музыку всевозможными математическими формулами и схемами, Таривердиев обращается к музыке, понятной слушателю. Он обращается к классической опере-буфф, барочному полифоническому органному концерту. Его музыка наполнена красотой, современной мелодикой, свежестью чувства, романтикой, чем-то удивительно прекрасным, понятным и близким каждому из нас.

Открывший программу вечера трехминутный Ноктюрн Таривердиева, в оригинале написанный для двух скрипок и фортепиано, в звучании струнной группы оркестра погрузил слушателя в сладкую негу, в сказку, которая, казалось, превратила грезы в реальность.

Но покой длился недолго. Его «нарушил» Концерт для альта и струнного оркестра в романтическом стиле. Концерт, написанный в последние годы жизни композитора специально по заказу для замечательного музыканта, альтиста Юрия Башмета, впитал в себя настроения и других сочинений последних лет Таривердиева (среди них три концерта для органа, симфония для органа «Чернобыль», два концерта для скрипки с оркестром).

«Концерт в романтическом стиле для альта и струнного оркестра» созвучен картине сна композитора. Как известно, в последние годы жизни Таривердиеву часто снился один и тот же сон. Как будто он плывет в море, и море уносит его далеко-далеко, туда, где берег не виден.

Грустный сон, сон одиночества воплотился в музыке. В период, когда композитор работал над партитурой концерта, во всей музыке Таривердиева ощущались тоска, печаль, одиночество. Эта печаль стала внутренней интонацией, внутренним голосом композитора в концерте.

Жена композитора, музыковед Вера Таривердиева, писала: «Концерт для альта начинается с одинокого голоса. Когда я слышу этот первоначальный монолог, я всегда удивляюсь, почему композиторы всегда так выделяли скрипку. Ведь голос альта теплее, человечнее, глубже. Правда и то, что, конечно, далеко не всякого альта…

Альт звучит недоуменно, вопрошающе. Как человеческий голос. Это возвращение к человеческому голосу, только без слов. Свободная его декламация длится 55 секунд (точное указание автора). В-ка­кой-то момент, еле слышно, его подхватывает глубокий и светлый аккорд струнных (мягкий си-бемоль минор, производящий впечатление мажора). Как будто обволакивает, успокаивает, начинает нести в невесомом пространстве».

Глубокий, проникновенный звук альта Алексея Людевига завораживал. Его звучание — это тонкое повествование о сокровенном, интимном. Это исповедь Таривердиева, безупречно переданная исполнителем.

Во втором отделении концертной программы звучала киномузыка Микаэла Таривердиева и его современников. Музыка Таривердиева, которую мы слышим в кинофильмах, — это яркий цветок, который не вянет, а всегда остается свежим.

«Мгновения» и «Где-то далеко» из кинофильма «Семнадцать мгновений весны» (солист — заслуженный артист РФ Владимир Бойко), Мелодия и Вальс из кинофильма «Ирония судьбы», «Не исчезай» из кинофильма «Ольга Сергеевна» (в исполнении В. Бойко) Микаэла Таривердиева, Вальс из кинофильма «Петербургские тайны», Утро из кинофильма «Служебный роман» и Вальс из кинофильма «Берегись автомобиля» Андрея Петрова, Ария графа Калиостро из оперы «Граф Калиостро» (в исполнении заслуженной артистки РФ Нины Стрижовой) Микаэла Таривердиева, музыка из кинофильма «Раба любви» и Эпилог из кинофильма «Свой среди чужих» (соло на трубе — Андрей Андрейкин) Эдуарда Артемьева, — это те незабываемые минуты наслаждения, которые подарили зрителям музыканты симфонического оркестра (подкреплённого во втором отделении эстрадно-джазовым составом) и солисты филармонии.

Награда зрителей, впитавших в себя всю прелесть многоликой музыки Таривердиева и его современников, вылилась в продолжительные аплодисменты и крики «Браво!». А оркестр, вдохновленный теплым приемом публики, исполнил на бис еще один замечательный музыкальный фрагмент из кинофильмов 20 века: «Бега» Дунаевского (из кинофильма «Кубанские казаки»).

Удивительно, как много эмоций может подарить музыка! Музыка, которая трогает сердца и побуждает увидеть прекрасное и необыкновенное в повседневном и обыденном. Браво, оркестр! Браво, солисты! Браво, маэстро!

Специально для А-фишки, Марина Андрейкина (фото Антона Черева)

Дата публикации: 25.10.2014

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору