Верди вне политики

Добавлено 15 мая 2016 Елена Прыткова

Елена Прыткова

Посещая апрельский Таллинн, выдалась прекрасная возможность познакомиться напрямую с Национальной оперой «Эстония». Пока мои впечатления о театре были только заочными — благодаря великолепной книге Эри Класа «Дирижер. Лицом к залу», не так давно переведенной на русский и вышедшей в московском издательстве «Композитор». Театру посвящена отдельная глава, ведь маэстро тридцать лет был за пультом «Эстонии». История театра отмечена такими небезынтересными фактами, как первая в СССР постановка «Порги и Бесс», редкоиграемыми тогда (как прочем и теперь!) операми «Атилла» и «Луиза Миллер» Верди, «Саломея» и «Кавалер роз» Рихарда Штрауса, обращением к первоначальной, авторской версии «Бориса Годунова»… Одно имя Георга Отса, служившего здесь, делает честь этому оперному дому.

Национальная опера «Эстония», апрель 2016 года

Сегодня в Эстонской национальной опере уже 110 сезон, и, как и во многих оперных театрах мира, здесь представлен золотой репертуар, в котором Верди занимает почетное место. В этот вечер давали «Риголетто», конечно же на языке оригинала. Уже придя в театр и изучив буклет (между прочим на трех языках, включая русский), я обнаружила, что на главные роли приглашены аж два зарубежных артиста — американский тенор Майкл Вэйд Ли (Michael Wade Lee) и украинское сопрано Елена Бражник, для которой это выступление стало дебютным в эстонском театре. Интересно, «разыграют» ли постановщики американо-украинскую карту, стихийно сложившуюся в этой апрельской постановке? Ведь налицо некоторые ассоциации политического толка, как-то сильная и самоуверенная Америка (Герцог), молодая и неопытная Украина (Джильда) — союз, повлекший жертвы со стороны последней… Но нет! Все обошлось более традиционными средствами, определенными, по всей видимости, изначальным постановочным решением. Возможно, что приглашение новых артистов на ведущие роли — это и есть путь обновления спектакля, играемого здесь с 2007 года.

Эстонская постановка, выдержанная в традиционном ключе, тем не менее, не лишена определенной живости — вращающаяся часть сцены помогает не только быстро переходить от одной сцены к другой, но и видоизменять, что называется, «на ходу» определенные предметы (так, альков Герцога становится позже жилищем Спарафучиле). Напоминающий быстрое перемещение кадров фильма, этот эффект позволяет держать внимание зрителей в напряжении, которое усиливается и иной компоновкой спектакля — вместо привычных двух антрактов (у Верди в опере три действия) дается только один, словно обрывающийся, как в захватывающем фильме, на кульминации (сцене похищения Джильды).

Оригинально решенным представляется и финал оперы, где, как известно, следует довольно продолжительная сцена смерти юной дочери шута. Риголетто еще пытается расслышать ее голос, ее дыхание — но Джильды рядом уже нет. Она поет, невидимая большинством зрителей (к сожалению, не всеми!), уже с затемненного балкона театра — дочь, словно уже с небес, прощается с отцом, а ее бедный родитель страдает на сцене в одиночестве. Этот прием, в общем, выбивается из реализма всей постановки, однако производит большое впечатление благодаря выразительной, особенно в пластическом аспекте, игре Риголетто.

Рауно Элп (Rauno Elp) в роли Риголетто
Пора сказать, наконец, и о тех, кто «правит бал» в этой опере. Я имею ввиду певцов. Их подбор, безусловно, заслуживает самой высокой оценки и комплиментов. Риголетто в исполнении Рауно Элпа, одного из опытнейших певцов местной труппы, покоряет сразу и навсегда — темброво богатый голос, помноженный на актерский талант, делает его безусловной звездой постановки. Естественность поведения на сцене отличает и другого мужа — Герцога, которого сыграл Майкл Вэйд Ли.

Майкл Вэйд Ли (Michael Wade Lee)
Певец, в чьем послужном списке сцены многих известных не только американских, но и европейских театров, наделяет его большой импульсивностью — сейчас он горячен, а позже лиричен и умиротворен, и, пожалуй, искренностью — его персонаж живет эмоциями. Его яркий тенор излучает все эти качества, правда несколько напряженно звуча в высоком регистре, но блестящим верхам нельзя не позавидовать, как впрочем и бархатному звучанию на тихих звучностях. Их достойной партнершей стала Джильда в исполнении Елены Бражник, выпускницы Киевской академии музыки. Певица молода, хороша собой — также молод и хорош собой ее голос, имеющий приятный тембр, грациозную подвижность и переливчатые верха, как у соловья. Первая же ария удостоилась криков «браво», что с дебютантами случается не так часто. Наблюдающаяся небольшая актерская скованность, конечно же, объяснима первыми шагами на большой оперной сцене, однако она придает и определенную выразительность ее персонажу — «цветку нежному», как называет ее Риголетто, который еще только начал раскрываться.

Елена Бражник
Певцы по праву царят в операх Верди и эстонский «Риголетто» — не исключение. Правда до тех пор, пока медно-духовая группа оркестра не обескураживает слушателей оглушительными форте. Они настолько сильны, что перекрывают действительно мощные голоса солистов — к сожалению, эффект далеко не лучший! В остальных местах баланс вполне удовлетворительный, рельефно звучат соло деревянных духовых и низких струнных в оркестре; особо внимательно, как кажется, дирижер Юрий Альпертен аккомпанирует новой Джильде и грамотно (на начальной стадии) устраняет иногда возникающие темповые шероховатости между вокалистами и оркестром. Когда же «все звезды сходятся» — появляется такой исполнительский шедевр, каким стал виртуознейший хор придворных в ночной сцене похищения.

Удивительным образом в Эстонской опере не звонят мобильники (фраза на табло «Эстонская опера и ТЕLE 2 желают вам приятного вечера», видимо, действует магически), публика не шумит во время музыки и в тоже время не скупится на выражение восторга — как после арий, так и в финале, долго не отпуская своих любимцев. Театр в числе прочего радует и уровнем сервиса (ну где еще для уличной обуви вам предложат элегантный, и притом белый, мешочек?) и удобным расположением вблизи прекрасно сохранившегося, облюбованного туристами Старого города. Сюда хочется возвращаться, как впрочем и в сам Таллинн, покоряющий и своей самобытность, и в то же время пристрастием к европейским ценностям, где опере отводится одно из самых почетных мест.

Автор — Елена Прыткова

Фото взяты с официального сайта театра www.opera.ee

vkfbt@g+ljpermalink

Комментарии

  1. Елена Д., Нижний Новгород, 19 мая 2016:

    Елена, спасибо! Статья прекрасна. Мои друзья были недавно в Эстонской опере, рассказывали...Их ощущение совпали с вашим мнением, которое, как всегда, изложено превосходно. Спасибо еще раз.

    • Елена Прыткова, 23 мая 2016:

      Елена, благодарю за отзыв, я старалась:) Ваши друзья смотрели тоже "Риголетто"?

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору