Предстоящие мероприятия


Екатеринбург
с 23 ноября 2016 по 9 декабря 2016


Ростов-на-Дону
с 30 ноября 2016 по 9 декабря 2016

Екатеринбург
с 5 декабря 2016 по 12 декабря 2016

Санкт-Петербург
с 7 декабря 2016 по 9 декабря 2016

Санкт-Петербург
7 декабря 2016


Санкт-Петербург
14 декабря 2016

Муром
17 декабря 2016

Санкт-Петербург
21 декабря 2016

Санкт-Петербург
23 декабря 2016

Читайте на эту же тему






Елена Пономарева: Эхо недавнего события. О музыке, которая идёт от сердца

Добавлено 21 марта 2012

Муромская «Филармония», Варвара Непомнящая (фортепиано), Санкт-Петербургский Дом музыки

Впечатления от концерта Варвары Непомнящей 17 марта в ДМШ №3

Наша гостья, московская пианистка Варвара Непомнящая, лёгких путей не ищет – не интересно. С поставленными задачами справляется превосходно и тут же - новые планы и перспективы. Год учебы в Гамбурге в Высшей школе музыки в классе Евгения Александровича Королёва – год новых трудностей, открытий, откровений, побед. Как складывается жизнь там, в Германии, где музыку и музыкантов любят и уважают? «Либо занимаюсь сама, либо занимаются со мной, либо я занимаюсь с кем-то». С утра до позднего вечера. Трудно?! Замечательно! Такой целеустремлённости можно только позавидовать и порадоваться.


Уж сколько раз твердили миру, да что там миру… Сколько раз убеждала со сцены, в разговорах с друзьями, учениками, малознакомыми людьми: впечатления от «живого» исполнения не сравнимы ни с какой записью. На концерте Варвары Непомнящей вновь пережила эти сильные ощущения. Магнетизм, сильнейшая исполнительская воля, дыхание, продуманность, выверенность деталей и целого, логика высказывания и живое сильное чувство – завораживали, затягивали в плен.

Программа концерта сложна и для исполнителя и для слушателя. Поздняя фортепианная соната Людвига ван Бетховена – тридцатая – открывала первое отделение. Сколько света, тепла, незащищённости в этом позднем сочинении композитора. Может быть, завещании, напутствии нам, потомкам… Давно состарившийся Weinbach, уже с трудом удерживающий чистоту строя, старался соответствовать запредельной задаче. Уже после смерти Бетховена, в начале XIX века в Европе, а точнее, в Париже, на то время крупнейшем музыкальном центре, из фортепианных сонат Бетховена обращались только к Лунной, Аппассионате… «Пять последних сонат (у Бетховена 32 фортепианные сонаты) совсем не понимали, их считали «ужасными уродами, порождёнными немецким композитором, совершенно не умевшим писать для фортепиано…» Это мы читаем во вступительной статье Н.П.Корыхаловой к книге А.Буасье «Уроки Листа». Очень хочется продолжить: «Нужно было обладать своеобразным мужеством, чтобы предлагать вниманию слушателей образцы высокого классического искусства». Это самое мужество необходимо сейчас, может быть, в большей мере – так много низкопробных соблазнов с рождения окружают каждого из нас. Если нет защитной прививки культуры, иммунитета от пошлости, безвкусия, откровенной глупости и примитива, очень трудно делать выбор в пользу «образцов высокого классического искусства». Такое умение отторгать дурное мы должны получать в семье, школе, читая книги, общаясь с умными людьми…

Две баллады Фредерика Шопена продолжили концерт. Эта музыка часто звучит, можно сказать – популярная классика. Ждать чего-то нового не приходится. Но это не так. Каждый талантливый исполнитель – особая планета, свой мир, свой опыт, мировоззрение, своя система ценностей… На мой взгляд, для Вари характерно удивительное чувство формы, не только – чувство, но и умение донести, сделать это понятным каждому в зале. Умение слышать паузы, напряжение тишины. Особый полифонический слух – умение распределить своё и наше внимание в паутине голосов и подголосков. Как ей удалось соткать тончайше звуковое полотно на нашем скромном рояле – я понять не могу! Понадобилось немало времени, чтобы придти в себя, вернуть нормальное дыхание и продолжить слушание.

Второе отделение посвящено Роберту Шуману. Любимая самим композитором «Крейслериана» опус 16. Сочинение написано о Кларе, для Клары, на то время ещё не жены, - возлюбленной автора.

Прочтите, пожалуйста, отрывок из письма Роберта Шумана невесте – Кларе Вик, написанного в субботу перед пасхой, 14 апреля 1838 года, после полудня.

«…Но, Клара, эта музыка сейчас во мне и какие всё время прекрасные мелодии. Подумай только, со времени моего последнего письма (прошло чуть меньше месяца – примечание ЕП) у меня опять готова целая тетрадь новых вещей. Хочу назвать её Крейслерианой; здесь главную роль играешь ты и мысль о тебе, и я хочу это посвятить тебе, - да, тебе, и никому другому, – ты так мило улыбнёшься, когда снова узнаешь себя. В моей музыке мне всё сейчас кажется столь удивительно переплетённым, - при всей её простоте, при том, что она идёт от сердца, производит такое впечатление на всех, кому я играю, - я делаю это теперь охотно и часто! Когда же ты будешь около меня, в то время как я – за роялем, ах, тогда мы будем оба плакать как дети, я знаю, я не смогу это превозмочь. – Так веселее, моё сердце! Твою милую стройную фигуру я всегда вижу рядом, скоро ведь ты будешь моею»…

Такие откровения очень трудно исполнить и не менее трудно услышать, соответствовать.

«Всё было встарь, всё повторится снова и сладок нам лишь узнаванья миг».

P.S. Три студентки Высшей школы музыки в Гамбурге решили провести концерт. Афиша приглашала в концертный зал школы. Дополнительные стулья пришлось поставить во всех проходах и даже на сцене. Тяга к прекрасному на родине Баха, Бетховена, Шумана… велика и, думаю, неистребима. Может быть, и нам, на родине Глинки, Чайковского, Рахманинова, Скрябина, Метнера, Прокофьева попробовать так же, как и…

Елена ПОНОМАРЁВА, художественный руководитель Муромской Филармонии

Опубликовано http://www.murom.ru/node/6108

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору