«Хочешь играть классику – подрабатывай, чтоб хватило на жизнь»: о музыкантах, деньгах и провинции

Добавлено 24 августа 2018 волонтер

Денис Мацуев (фортепиано), Николай Луганский (фортепиано), Борис Березовский (фортепиано), Липецкая филармония, Рэм Урасин (фортепиано), Даниил Трифонов (композитор, фортепиано)

Андрей Карпий уже второй десяток лет работает в Липецкой областной филармонии пианистом. Классическая музыка — это его жизнь, его страсть

Для пианиста Андрея Карпия каждый выход на сцену — это настоящий праздник. Источник: личный архив Андрея Карпия
Он вырос в музыкальной семье. Поэтому с будущей профессией определился ещё в начальной школе. Андрей ничуть не жалеет о своём выборе, хотя классическое искусство в современной России (особенно в провинции) находится, к сожалению, в упадке — люди в последнее время выбирают что-то более простое для восприятия.

В интервью EG.RU Андрей Карпий рассказал о том, как живётся и работается пианисту в российской глубинке, поделился своими мыслями о роли педагога в жизни музыканта и объяснил, почему более 80% учеников музыкальных школ мечтают поскорее её закончить и больше никогда не браться за инструмент.

Как рождаются музыканты

«Мой отец музыкант (отец Андрея — известный баянист, заслуженный артист РСФСР Виктор Фёдорович Карпий — прим.ред.). С самого детства я видел, что он гастролирует, постоянно занимается.

Дома у нас стояло пианино, к которому я впервые подошёл лет, наверное, в семь. Я попросил отца: „Научи меня чего-нибудь играть“. Он мне показал, как одним пальцем сыграть „В траве сидел кузнечик“. Я выучил песню минут за пять и заявил, что желаю ездить на концерты вместе с ним, так как теперь я тоже могу. Через несколько дней родители предложили мне пойти в музыкальную школу».

Почему учёба может сформировать отвращение к искусству

«В первую очередь, всё зависит от педагога. Педагог для музыканта — это путеводная звезда. Если повезёт в жизни музыканту с шефом, с наставником, то всё будет прекрасно. Практически любой ребёнок не любит что-то делать „из-под палки“ и будет всячески сопротивляться тому, что ему навязывают, вопреки его желанию, взрослые. Для занятий музыкой нужны усидчивость и терпение. Нужно посвящать этому хотя бы пару часов в день — ребёнку это очень сложно. А по поводу отвращения: процентов 80 людей, которые ходят в музыкальную школу, никак не могут дождаться, когда же она закончится.
Настоящих, талантливых педагогов, которые могут увлечь, — единицы. Общеобразовательную школу все воспринимают как должное, а музыкалка — это же факультатив.

Многие родители отдают своих детей туда просто для того, чтобы те на улице не болтались. Другой вопрос, когда ребёнок растёт в культурной семье и его учат музыке для общего развития — в этом случае ему подыскивают частного педагога.

В основной массе преподаватели в наших музыкальных школах — люди пожилые, которым уже абсолютно всё равно. Очень много формальностей. Есть, конечно, неравнодушные, но их единицы. Особенно их мало в провинции».

Андрей посвятил свою жизнь служению классическому музыкальному искусству. Источник: личный архив Андрея Карпия
Как музыканту стать духовно богаче и не потерять себя

«Если классический музыкант интересуется не только классической музыкой — это очень большой плюс. Как говорил замечательный композитор и профессор, заслуженный деятель искусств России Александр Афанасьевич Тимошенко: „Когда человек воспринимает себя „рядышком“ в искусстве — в музыкальных жанрах других, в кино, в живописи, в театре — он всегда становится богаче“.

Есть много музыкантов (пианистов в частности), которые днём играют классику в филармонии, а по вечерам играют джаз в ресторане на барабанах. Их развитию это не мешает. Но кому-то, кто хватается за всё, подобное противопоказано».

О сложностях профессии

«Наша профессия интересна тем, что можно на карту положить всё — своё время, свою юность, —и остаться ни с чем… Учиться же нужно долго.
Музыкант — это не водитель, который спустя пару лет учёбы и тренировок уже может начать зарабатывать. Так вот, поставив на кон всё, что у тебя есть, можно ничего не добиться. Многие достигают своего потолка и выше него прыгнуть уже не могут. Профессия музыканта очень конкурентная. Всегда найдётся кто-то талантливее, способнее.

У тех, кто поёт, в таком случае, есть альтернатива — если ты не стал большим солистом, то можно пойти работать в хор или податься в преподаватели. Пианист может стать концертмейстером или солистом ансамбля. И к этому каждому нужно быть готовым. Звёздами становятся далеко не все».

О роли публики в судьбе музыканта

Зрительская благодарность для профессионального музыканта — самая большая награда. Источник: личный архив Андрея Карпия
«Любой профессиональный музыкант всегда ориентируется на публику. Всегда хочется и себя выразить, и затронуть чувства зрителей — мы же для публики всё-таки работаем.

Наша профессия — это сплав пропаганды музыки и самовыражения.

Когда я готовлюсь к выступлению, то выбираю произведения, которые больше чувствую и понимаю, чтобы донеси до людей максимальное количество музыкальных мыслей и всколыхнуть эмоции. Музыкант, который остался доволен собой после того, как его публика освистала, просто глупый человек».

О самых больших проблемах классического музыканта в современной России

«Во-первых — это абсолютная невостребованность академической музыки в нашей стране (особенно в провинции, так как в крупных городах таких проблем нет). Народ, в целом, не хочет слушать классическую музыку, потому что в неё нужно вникать, чтобы что-то понять. Общая масса людей выбирает эстрадные концерты, где можно отдохнуть, посмотреть шоу и ни о чём не думать.

Вторая проблема — это финансы. Я, например, работаю в филармонии. Половину средств учреждение получает из бюджета, а другую половину мы вынуждены зарабатывать сами. Поскольку все коллективы сейчас выступают за деньги, то зрители диктуют свои условия.

Я работал на концертах в школах, когда это было бесплатно. Мы приезжали к детям со своими программами, рассказывали и показывали, что такое классический концерт, иллюстрировали музыкой уроки литературы.

А сейчас „музыку заказывают“ учителя, с которыми сотрудничают наши администраторы. И в большинстве случаев всем нужно что-то повеселее, что-то лёгкое. Это очень печальная тенденция».

О сольных выступлениях

«Если ты готовишь что-то очень серьёзное, то на этом заработать вряд ли получится. Подготовка к большому сольному концерту, например, может занимать более полугода, но сыграть его, вполне возможно, получится всего один раз — в своём городе. Хорошо, если можно договориться с артистами из других городов и съездить на гастроли в рамках программы обмена.

Сейчас культурное сотрудничество в России между регионами довольно плотное. Это очень здорово — хоть какая-то возможность поделиться своим творчеством с людьми.

Иначе артисты начинают вариться в своей каше, и работа превращается в рутину. Но тут тоже всё зависит от самого человека — я знаю много музыкантов, которым уже давным давно безразлично искусство, публика — внутри всё умерло. Поэтому существующее положение вещей — выступления с одними и теми же программами в одних и тех же местах, их вполне устраивает».

О топовых российских пианистах

«Я очень многих, конечно, не знаю. Однако настоящие таланты у нас есть, я уверен. Особенно отметить могу пианиста из Казани Рэма Урасина — он великолепно играет всего Шопена, нижегородца Даниила Трифонова — он уже мегазвезда.

Борис Березовский ещё, конечно. Дениса Мацуева и Николая Луганского можно, наверное, не называть, так как они признанные мастера. Кого из пианистов назвать надеждой России — я затрудняюсь ответить. Наверное, пока никого».

О провинциальной публике

«В небольших городах есть маленькие группы людей, которые постоянно ходят на все классические концерты. Залы, как правило, полупустые. Чтобы народ валом валил — такого, конечно, нет. Идут исключительно на имя: Башмет, Мацуев, Гергиев. Тогда в зрительном зале яблоку негде упасть, а билеты раскупаются заранее. А на малоизвестных, пусть и очень талантливых музыкантов, не очень охотно ходят люди».

Иногда классические пианисты садятся за электрофортепиано — этот инструмент отлично подходит для выступления в маленьких залах. Источник: личный архив Андрея Карпия
Когда люди перестанут слушать классику?

«Классическую музыку будут слушать всегда. Творческое наследие Моцарта, например, абсолютно не нуждается ни в чьей оценке. Его музыка существовала до нас и будет существовать после нас ещё долго. Пока живо человечество — классику будут играть и слушать!»

О деньгах

«В нашей стране работать в филармонии и больше не работать нигде нельзя. Выжить будет просто невозможно. Практически все российские музыканты имеют по несколько работ. Если ты знаменитость, тогда другое дело.

А вообще приходится подрабатывать — в домах культуры, музыкальных школах, в музыкальном училище… Но это абсолютно нормально. В советское время всё было примерно так же. Всегда можно найти применение своим навыкам и умениям».

www.eg.ru/culture…161/

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2020 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору