От Монтеверди до Баха Марги Рихтер

Добавлено 01 июня 2018 волонтер

Сергей Догадин (скрипка), Александр Рамм (виолончель), Московская академическая филармония, Филипп Копачевский (фортепиано)

Российская премьера произведения 91-летней американки Марги Рихтер состоялась в Московской филармонии Автор: Елена Алексеева

Даниэль Райскин. Фото: meloman.ru
В Концертном зале им. П. И. Чайковского прошел концерт абонемента «Романтические концерты — Территория открытий». Академический симфонический оркестр Московской филармонии под управлением Даниэля Райскина и солисты Сергей Догадин (скрипка), Александр Рамм (виолончель), Филипп Копачевский (фортепиано) представили программу из произведений Иоганнеса Брамса и премьеры масштабного сочинения «Вариации и интерлюдии на темы от Монтеверди до Баха для скрипки, виолончели и фортепиано с оркестром» современного американского композитора Марги Рихтер.

Маэстро Даниэль Райскин рассказал о программе вечера:" Первый импульс сыграть музыку Марги Рихтер, хорошо известную и исполняемую в Америке, менее известную в Европе и совсем неизвестную в России, исходил от Московской филармонии. Идея принадлежит менеджеру концертных программ Елизавете Левиной. Потом мы стали обсуждать с чем сочетать эту музыку в рамках абонемента «Романтические концерты». Затем появился Концерт для скрипки и виолончели с оркестром Брамса, и мы решили, что замечательным мостиком к «Вариациям на темы от Монтеверди до Баха» Рихтер будут «Вариации на тему Гайдна» Брамса для симфонического оркестра. На мой взгляд сочинение Марги Рихтер — это абсолютно романтическая музыка. Вообще, любая форма вариаций сопряжена с фантазией. А фантазия — это романтика."

Действительно, программа вечера выстроилась логично, прекрасно сочетая романтические и постромантические особенности музыкальной эстетики разных эпох. «Вариации на темы Гайдна» и двойной концерт для скрипки и виолончели Брамса первого отделения легко «шагнули» в другой век второго отделения «Вариаций на темы от Монтеверди до Баха» Рихтер, передав острое романтическое чувство переживания, напряжение эмоций и повышенную экспрессию.

На сцене этим вечером присутствовало яркое соцветие солистов, представителей российской исполнительской школы. Наши молодые, но зрелые музыканты, на самом пике творческих сил, что называется лауреаты-перелауреаты, дарили свой талант и мастерство. Скрипач Сергей Догадин — лауреат XIV Международного конкурса имени П. И. Чайковского, победитель десяти международных конкурсов скрипачей. Виолончелист Александр Рамм — обладатель серебряной медали XV Международного конкурса имени П. И. Чайковского, победитель международных и Всероссийского конкурсов, участник федеральной программы «Звезды XXI века». Пианист Филипп Копачевский — лауреат многих международных конкурсов, солист Московской филармонии, участник федеральной программы «Звезды XXI века».

Филипп Копачевский. Фото: muzklondike.ru
Концерт ля-минор для скрипки и виолончели с оркестром Иоганнеса Брамса, с солирующим дуэтом Догадин-Рамм отдал дань всем традициям романтического концерта. Первоначальная драматическая реплика виолончели в густом низком регистре декламационно и возвышенно воззвала ко всем струнам романтической души. Александр Рамм, превосходный и чуткий партнер, все время держал ансамблевую инициативу в своих руках, передавая окончаниями виолончельных фраз «право голоса», то скрипке, то оркестру. Движения его смычка после снятия со струны будто направляли внимание слушателя на главное, что происходило в музыке в данную минуту. Виолончель была тонкой сцепкой всех участников исполнения. Скрипка Догадина отвечала нежностью высокого регистра и абсолютным пониманием намерений «большого» брата. Идеальный ансамбль двух инструментов, порой, совпадающий даже по распределению длины берущегося обоими исполнителями смычка, давал ощущение единого развития музыкальной фразы, динамики, композиторской мысли и формы. Скрипка и виолончель нашли общий знаменатель инструментальных и исполнительских темпераментов.

Александр Рамм. Фото: muzobozrenie.ru
«Вариации и интерлюдии на темы от Монтеверди до Баха для скрипки, виолончели и фортепиано с оркестром» Марги Рихтер заняли все второе отделение. «Изначально Марга дала своему опусу название „Около тихих вод на тихом берегу сидел я…“ из библейских псалмов. В партитуре она словесно указывает на очень духовные материи, идеи и музыкальные цитаты, например, „Dies irae“, начало пролога „Орфея“ Монтеверди, прелюдия до-мажор Баха, трансформированная и звучащая в Ре-бемоль мажоре и ре-бемоль миноре,» — объяснил дирижер Даниэль Райскин. «Мы не сделали ни одной купюры. Исходили из того, что автору сообщили о нашем исполнении, и если она захочет послушать, то услышит все сорок семь минут своей музыки.» Трио солистов Копачевский-Догадин-Рамм настолько серьезно и глубоко преподносили музыкальный материал, что, кажется, добавили еще большей значительности эту масштабному сочинению. После ряда вариационных построений и нескольких разнохарактерных интерлюдий шли развернутые сольные каденции виолончели, скрипки и фортепиано, следующие одна за другой. Сольное высказывание пианиста, яркое по музыкальному материалу и максимально выразительное по подаче слушателю, подготовило грандиозную оркестровую кульминацию. Копачевский «умно» выстроил динамическое и темповое развитие своей каденции, подхваченное дирижером.

Сергей Догадин. Фото: nfor.ru
Произведение Марги Рихтер, не всегда определенное по форме, порой, имеющее статическое развитие музыкальной мысли, возможно, делающее акцент на философское размышление, все-таки неизменно притягивало слушательское внимание, вызывая интерес. Эту премьеру можно отнести к примечательным событиям музыкальной столичной жизни.

«Надо отметить, что без такого замечательного сотрудничества солистов и оркестра, который был хорошо подготовлен, терпеливо и доброжелательно дававший возможность все это слепить, было бы невозможно так сыграть премьеру,» — подытожил маэстро Даниэль Райскин.

Источник: www.rewizor.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2020 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору