С питерской пропиской

Добавлено 10 мая 2018 волонтер

Большой зал Санкт-Петербургской филармонии, Санкт-Петербургская академическая филармония, Валерий Гергиев (дирижер)

Один из лучших оркестров мира — оркестр Баварского радио под управлением Мариса Янсонса — выступит 16 мая в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии на открытии фестиваля «Музыкальная коллекция» и 17 мая в Концертном зале им. Чайковского. Сын знаменитого маэстро Арвида Янсонса, ученик ленинградца Николая Рабиновича, совершенствовавший мастерство у Ханса Сваровски в Вене и Герберта фон Караяна в Зальцбурге, Марис Арвидович сегодня задает миру правила хорошего тона в искусстве дирижирования. Журналистам он не перестает напоминать о том, что никогда не уезжал из Петербурга.

График выступлений Мариса Янсонса впечатляет: Вена, Нью-Йорк, Берлин и весь мир. Фото: photoxpress

Этим долгожданным визитом оркестра Баварского радио в Россию мы обязаны вашему юбилею?

Марис Янсонс: Нет, мы же все время организуем гастроли. Должны были лететь в Южную Америку, но там жуткая ситуация с финансами, и ни Бразилия, ни Аргентина не смогли ничего дать. Чтобы не терять запланированные дни, было решено организовать другое направление, и мы быстренько придумали Ригу, Санкт-Петербург и Москву, куда прилетим из Нью-Йорка через Хельсинки, где также дадим концерт. Программа одинаковая: Третья симфония Бетховена, потом симфонические поэмы «Дон Жуан» Штрауса и «Вальс» Равеля. В Риге и Хельсинки играем увертюру к «Вильгельму Теллю» Россини, потом потрясающий скрипач Франк Петер Циммерман будет играть Первый концерт Прокофьева, а во втором отделении будут уже упомянутые Штраус и Равель.

Сейчас много хороших певцов, и особенно из России. Я считаю, что лучше оперы ничего нет

Несколько лет назад вы выпустили на лейбле BR Klassik все симфонии Бетховена, записанные с оркестром Баварского радио. Музыка Бетховена вдохновляет вас?

Марис Янсонс: Абсолютно. В молодости я, как любой начинающий дирижер, дирижировал все симфонии, кроме разве что Девятой. С тех пор много лет прошло. Я решил снова проработать все симфонии и записал их. Особенность проекта заключалась в том, что к каждой симфонии современному композитору были заказаны «отражения», вдохновленные музыкой той или иной симфонии. Среди композиторов были Родион Щедрин, Йорг Видман, Гия Канчели. В этот период я очень глубоко погрузился в музыку Бетховена, много читал и изучал. Он стал для меня композитором номер один. Хотя очень трудно назвать «самого лучшего композитора», это же смешно. Но вот Бетховен на сегодня у меня стоит на первом месте. Я ощущаю такой сильный, невероятно сильный дух в его музыке. Могу представить, что Бетховен писал бы сегодня, если бы был жив… Это была бы космическая музыка.

Интересно было бы узнать, как он реагировал бы на то, что происходит сегодня в мире. Впрочем, в его время Европу сотрясали войны, Бетховен сочинял и выступал в осажденной французами Вене.

Марис Янсонс: Композиторы — живые люди, и в их произведениях не может не отражаться состояние страны и мира в то время. Ярчайший пример — Шостакович, в квартетах, симфониях которого тоже отражены крупные события. А вы были в Вене? Это город номер один по музыке, где происходит столько событий и камерных, и оперных, и симфонических. Город живет музыкой, любовь к которой не знает границ. Я там учился.

Вы ставите Вену выше Берлина по интенсивности событий в сфере академической музыки?

Марис Янсонс: Абсолютно. Имею в виду город в целом и место музыки в культуре города. Не говорю об оркестрах — они оба замечательные, и не могу сказать, какой из них лучше. Я каждый год дирижирую в Берлине оркестром Филармонии — он потрясающий. Я удостоился большой чести: этот оркестр выдвинул меня почетным дирижером Берлинской филармонии, я получил диплом. Это для меня большое событие и подарок, потому что если Берлинская филармония выдвигает — это не шутка. Всего четыре дирижера имели это звание, я — пятый.

В оперу вы часто ходите как слушатель?

Марис Янсонс: Сколько могу. Стараюсь много слушать певцов. Если не будешь отслеживать появление новых имен, перестанешь ориентироваться в мире оперы, который постоянно меняется. А сейчас много хороших певцов, и особенно из России. Оперному дирижеру гораздо легче, потому что он варится в этом. А я ведь симфонический дирижер, только сейчас оперой стал больше заниматься. И, признаюсь, счастлив, потому что опера всегда была моей мечтой. Я считаю, что лучше оперы ничего нет.

Есть у нас надежда услышать вас в России в роли оперного дирижера?

Марис Янсонс: Валерий Гергиев меня много раз приглашал, так много, что мне даже, честно говоря, неудобно. Но тогда я не мог, потому что был дирижером двух оркестров. Сейчас остался один оркестр. Может быть, и получится, потому что репертуар в Мариинском театре огромный. Посмотрим. Сейчас я очень рад, что прошла очень успешная «Леди Макбет Мценского уезда» в Зальцбурге, и они сразу предложили мне «Пиковую даму». Это большая ответственность.

Большое счастье говорить с вами, вы не выстраиваете очередей за интервью к себе.

Марис Янсонс: Знаете, надо быть человеком, понимать другого. Нельзя из себя играть звезду: «Не трогайте меня, я не в этом мире» и так далее. Я считаю, надо все стараться делать так, чтобы и другим приносить какую-то пользу и радость. Терпеть не могу воображулистых людей, от которых меня тошнит. Если вижу, что кто-то начинает корчить из себя большую звезду, мне становится не по себе. Поэтому я так уважаю Аню Нетребко, которая остается человеком, имея право на все. Таких мало, но, слава богу, есть, и они мои друзья.

Источник: rg.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2021 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору