Предстоящие мероприятия

Сыктывкар
29 октября 2020


Сыктывкар
8 ноября 2020

Сыктывкар
13 ноября 2020

Сыктывкар
25 ноября 2020

Сыктывкар
11 декабря 2020

Читайте на эту же тему




Максим Жаков: «Вдохновение надо искать в своих успехах, даже самых маленьких»

Добавлено 28 августа 2020 Коми республиканская филармония

Государственный ансамбль песни и танца Республики Коми им. В. Морозова «Асъя кыа» (Утренняя заря), Зал Коми республиканской филармонии, Коми республиканская филармония

Путь музыканта не всегда бывает прямым и легким. Сомнения, поиск, желание все бросить и новый виток интереса к своему делу — это и не только подстерегает талант в непростой творческой жизни. Наш сегодняшний герой — первый баян Государственного ансамбля «Асъя кыа» и концертмейстер Национальной студии Максим Жаков, сейчас ставит перед собой высокие цели, хотя некоторое время назад был готов совсем уйти из музыки. О возврате в одну и ту же реку, поиске себя, о том, что важно для музыканта и где начинается настоящее искусство, он рассказал в интервью для официального сайта Коми республиканской филармонии.

Максим Жаков родился в Сыктывкаре. Окончил сыктывкарскую музыкальную школу и Колледж искусств Республики Коми по классу баяна. Более десяти лет (с перерывом) работает в оркестре Государственного ансамбля «Асъя кыа» и около пяти лет является концертмейстером Национальной студии при ансамбле.

— Максим, как ты стал заниматься музыкой?

— В музыку я попал совершенно случайно. Мы с мамой проходили мимо музыкальной школы, точнее забирали оттуда дочку ее подруги. И мама подумала, почему бы Максиму тоже не пойти играть на чем-то, пусть ходит, там, на балалайке играет. Вот с этого и началось. Я сдал вступительный экзамен, и меня взяли. Моя семья совсем не музыкальная, она далека от профессионального искусства. Хотя ведь недавно было время, когда очень многие играли, просто для себя. Вот и дед мой на гармошке умел. Тогда это было модно.

— Помнишь свою первую встречу с баяном? Почему выбрал именно этот инструмент?

— Все было просто: пришел и взял инструмент. Ничего особенного при этом не чувствовал, потому что не было никакого интереса. Мне просто сказали: ты будешь играть вот на этом инструменте. За меня приняли решение педагоги. Возможно, на экзаменах мой будущий педагог, талантливый музыкант Владимир Иванович Хворостов что-то разглядел во мне. Забавно, но у меня тогда даже желания не было. Для меня это была рутина: сидеть, заниматься. А зачем что-то делать, когда в окно посмотришь, и там гораздо интереснее?!

Но и сказать, что ходить не буду, тоже не мог. Я был скромным семилетним ребенком. Меня просто приводили на занятия. А раз на урок приходишь, уже не отвертишься — надо что-то делать. Потом, когда стало получаться, появились и интерес, и желание.

— Но их наверняка поубавилось, когда пришлось столкнуться с камнем преткновения многих учеников музыкальных школ — с сольфеджио.

— Первый год оно мне не давалось вообще ничем и никак. Потом я попал к Ольге Владимировне Вяхиревой, сегодня она директор школы. И за один урок она мне открыла все тайны этого предмета, у меня стало все получаться. Вообще, главное найти правильный подход к человеку.

— После школы сразу решил поступать в музыкальное училище?

— В детстве никогда не думал, кем хочу быть, не было ничего конкретного. После выпуска из школы многие из ребят собирались на автомехаников, еще куда-то. Но я от всего этого был далек, да и сотым слесарем быть не хотелось.

И Владимир Иванович здесь сыграл немалую роль. Он не только направил меня, заинтересовал учиться дальше, но и представил меня Юрию Мецгеру, впоследствии ставшему моим наставником в училище. К тому же, я знал, что дальше все будет профессионально, все серьезно. Люблю, когда все серьезно. И меня все это захватило, хотя я даже не думал, что будет дальше. Было интересно заниматься музыкой, других подобных увлечений у меня просто не было.

Что мне нравилось: Мецгер, никогда не был авторитарным. Он давал полную свободу в творчестве, показывал, что результата можно добиться разными способами. И я уже понимал, что сам выбираю. Это давало почувствовать, что ты причастен к чему-то большему. В училище я не был примерным студентом, много пропускал. В какой-то момент хотел даже начать учиться заново. Но во многом благодаря Юрию Владимировичу, я все-таки закончил колледж.

— Была в твоей жизни еще и консерватория…

— Да, совсем недолго проучился в Петрозаводской консерватории. Я уже не просто полюбил музыку, но хотел что-то новое узнать о ней, хотел научиться в ней что-то по-настоящему делать сам. Но, к сожалению, не сложилось.

— И затем ты в первый раз пришел в ансамбль «Асъя кыа»?

— В консерваторию мы поступили вместе с Русланом Матвеевым (прим. — артист оркестра ансамбля «Асъя кыа», гитарист), но по каким-то причинам у него тоже не получилось с учебой. И когда я вернулся, он уже здесь работал и посоветовал мне прийти прослушаться. Тогда в оркестр искали баяниста.

Коллектив встретил хорошо, с некоторыми коллегами на тот момент уже был знаком. Но не все было радужно. На самом деле, я долго не мог войти в рабочий ритм, как-то и здесь не складывалось. Ветер в голове у меня был что ли?! И тогда-то я решил все кардинально поменять, и просто ушел в армию. Даже думал остаться там. Потом был период, когда я искал что-то в других сферах, но спустя время судьба опять привела меня в ансамбль. И вот я здесь, уже с другой головой и совсем другими мыслями.

— А ты помнишь свое первое соло?

— Да, и это было не лучшее мое выступление. Я исполнял вальс из фильма «Берегись автомобиля» в программе «Любимые мелодии кино». Очень волновался, все вылетело из головы, был скован на сцене. Удовольствия от своей игры я тогда получил мало, честно сказать. Даже как-то было неприятно, что ли. Ведь всегда хочется делать все хорошо, качественно.

Сейчас же все по-другому — уже больше опыта, уже по-другому себя чувствую в таких партиях. Здорово, когда ты играешь на любимом инструменте и можешь в этом совершенствоваться.

— Ты вообще часто себя хвалишь и как относишься к критике?

— Нет, никогда себя не хвалю, может потому, что планка очень высокая. Да и зачем самому себя хвалить. Удовольствия ведь от этого не получишь все равно. Бывает, себя критикую, но быстро отхожу, понимаю — надо идти вперед, работать дальше. А конструктивную критику я принимаю всегда.

— А у музыканта есть предел? Вот достиг чего-то и понял: всё, дальше некуда.

— Физический предел есть у любого музыканта. Например, теряется сила, пальцы уже работают не так, но и тогда можно показать культуру исполнения. А вот творческого предела нет, развиваться можно бесконечно.

— Как ты думаешь, каким должно быть произведение, чтобы оно имело успех? У тебя есть любимые композиторы или программы, которые особенно приятно играть?

— Затрудняюсь ответить, каким конкретно оно должно быть. Это ведь такое, что руками не потрогаешь. Да и неинтересно это объяснять словами, то есть заключать в рамки, ограничивать — вот именно таким и никаким другим оно должно быть. Из композиторов мне нравятся Яков Перепелица, Виктор Морозов, Владимр Зубицкий, Георгий Шендерев, Альбин Репников. А в репертуаре ансамбля особенно люблю «Усть-Сысольские святки» и «Парма мойд».

— Ты играешь в оркестре, есть в твоем репертуаре трио, есть соло. Что из этого интереснее?

— Везде есть свой интерес. Понятно, что каждый из нас учит свою партию, но здесь важно услышать все это вместе. Вообще, когда играешь, главное, чему надо учиться — слышать себя со стороны. То есть не здесь, а немного издалека. И при этом слышать и себя, и партнеров, слышать, как красиво сочетаются тембры инструментов. Эту способность надо развивать, именно отсюда начинается настоящее искусство.

— На программы ансамбля приходит самая разная публика: взрослая, подготовленная аудитория, молодежь, дети. Есть какая-то разница между ними?

— Зрители, в основном, могут многое простить, оправдать волнением или еще чем-то. Но вот дети и старшее поколение — это самая сложная публика, их почти невозможно обмануть. Им все равно на любые причины, они оценивают результат.

— У тебя есть сын. Хотел бы, чтобы он пошел по твоим стопам?

— Конечно, талант и способности бесследно не проходят. Он любит танцевать, даже напеть что-то может. Безусловно, если ему понравится, если он загорится музыкой, то я его поддержу. Но сам направлять в эту сторону не стану.

— У ансамбля очень насыщенная творческая жизнь: премьеры, гастроли, выступления. Как расслабляешься, что занимает свободное время?

— Я люблю читать, люблю разные жанры. Мне нравится знакомиться с новыми писателями. Вот сейчас, например, читаю Захара Прилепина. Открыл для себя заново Михаила Булгакова, книги Михаила Веллера понравились.

— Ну и наш традиционный вопрос. Есть профессиональная мечта?

— Мечтать можно о многом, но нужно трезво оценивать силы, потому что в результате должен получаться хороший, качественный продукт. Но если быть откровенным, мечтаю сыграть концерт для баяна с оркестром.

Блиц с Максимом Жаковым:

Каким должен быть баянист?
— Физически сильным и одержимым своим инструментом,

Какой недостаток у профессии музыканта?
— Чтобы чего-то добиться, надо полностью отдаваться музыке. Но не всегда это вознаграждается

Творческое кредо
— Не сдаваться, идти вперед шаг за шагом

Главный секрет успеха на сцене
— Расслабиться и почувствовать себя на сцене

Главный плюс профессии музыканта
— Бесконечное развитие в любимом деле

Где искать вдохновение?
— В своих успехах, даже самых маленьких, повседневных

Совет тем, кто хочет стать музыкантом
— Поищите еще какую-нибудь профессию, если не найдете, тогда это ваша судьба

Беседовала Евгения Цветкова

Фото из архива Коми республиканской филармонии

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2020 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору