Традиционно Большой

Добавлено 18 сентября 2021 Елена Прыткова

Нижегородский оперо-балетный фестиваль «Болдинская осень» в этом году открылся необычно: в сентябре вместо ноября, да к тому же с высокой ноты — гастролями оркестра и солистов Большого театра России.

Выступление именитого театра состоялось вовсе не в оперном театре, как логично было бы предположить для «Болдинской осени», а на сторонней площадке — в театре драмы. Буквально на наших глазах эта сцена из сугубо театральной постепенно превращается в музыкальную, причем с привилегированным оттенком (близость к Кремлю как бы обязывает). Где можно услышать Курентзиса и Синьковского, Надежду Павлову и Наталью Ляскову, Российский национальный оркестр и вот теперь оркестр Большого? Ответ для города, имеющего филармонический и оперный залы, не столь очевиден. Только здесь — вне привычных сцен для классики, и только здесь — при поддержке программы Нижний800, команда которой стремительно работает над новым имиджем города, которому, наконец, доступны все (или почти все) культурные блага столицы.

Одним из таких благ, безусловно, стали редчайшие у нас гастроли Большого театра, включающие две программы (балетную и оперную). В оперном гала театр представил свои свежие артистические силы — целую группу певцов молодого и среднего возраста, при этом не став изощряться с концепцией. Дирижер Туган Сохиев предложил публике «золотую», проверенную временем нейтральную программу. Два с половиной часа музыки поместились в привычные рамки: от увертюры к «Царской невесте» до застольной из «Травиаты». Хиты, представленные в основном сольными вещами Чайковского и Гуно, Бизе и Россини, были встречены публикой на ура. Конечно, «виной тому» крепкие голоса и артистическая харизма солистов — таких, как Игорь Головатенко, обаявший нижегородцев в «Каватине Фигаро» и даже в Эпиталаме из «Нерона» Рубинштейна или Гузель Шарипова, чьё амплуа широко: от итальянизированных колоратур Глинки (в Каватине и рондо Антониды) до прочувствованной лирики Рахманинова (Здесь хорошо). Одна из самых молодых исполнительниц Алина Черташ — стажёр оперной программы БТ, она обратила на себя внимание роскошным меццо-сопрано, исполнив Хабанеру из «Кармен». Её артистический почерк только формируется, слышна зависимость от ставших классикой трактовок (сцена драмтеатра ещё помнит Н. Ляскову с оригинальной подачей этого номера месяц назад). Но похоже — исходя из голосовых данных Черташ — перед нами одна из главных претенденток на харизматичную роль на сцене главного театра страны.

Алина Черташ на сцене драмтеатра
Тем не менее, казус программы заключается в том, что слушая её, совершенно непонятно, чем сейчас живёт Большой театр, какой новый репертуар занимает умы его руководства и артистов и реализуется в Москве в наши дни. Казалось бы, гастроли — лучшая возможность представить актуальное (сегодняшнее) положение театра, познакомить публику с новой программой, в конце концов — учитывая близость городов — привлечь потенциальную аудиторию в Москву на что-нибудь этакое. По крайней мере, недавние гастролёры из обеих столиц именно так, весьма по-особому, позиционировали свои коллективы в Нижнем: Мариинский оркестр с Гергиевым — Пятой симфонией Прокофьева, Юровский со светлановским оркестром — «Фальстафом» Элгара, Российский национальный оркестр с Леднёвым — «Авиационной» симфонией Мясковского, Синьковский с La Voce strumentale — оперными опусами Вивальди. Вкус у нижегородцев развивается, репертуарные предпочтения становятся более разнообразными и избирательными — и это, полагаю, нужно учитывать. Но возможно, возразите вы, романтическая музыка 19 века и есть особое предпочтение маэстро Сохиева, почему нет? Верно, но не до конца. В течение последних лет под управлением главного дирижёра БТ вышли в свет как минимум четыре роскошных названия — «Саломея» Штрауса, «Путешествие в Реймс» Россини, «Катерина Измайлова» Шостаковича, оперетта «Кандид» Бернстайна. Прозвучи что-то из этого в программе — это был бы, безусловно, более сильный ход и более яркое впечатление.

Игорь Головотенко — любимец публики
Но и в растиражированном романтическом репертуаре, представленном москвичами, можно было оценить не только прекрасный уровень солистов, но и оркестра. Исполнение им увертюры к «Кармен» и плясок скоморохов из «Снегурочки» было полным энергии и слаженной работы. Так же эмоционально и в то же время корректно музыканты аккомпанировали и вокалистам. Лишь один нюанс — впрочем абсолютно не зависящий от артистов (!) — оставил неприятный осадок. Оркестр подзвучивался микрофонами, что, безусловно, изменило верный баланс групп и баланс оркестра с самими вокалистами. Вопрос, надо ли применять подзвучивающую технику в классическом зале с априори хорошей естественной акустикой (каковым является театр драмы, построенный в 19 веке) так и остаётся открытым.

P. S. Фото взяты с официального сайта театра www.operann.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

Комментарии

  1. Ольга Полякова, 19 сентября 2021:

    Интересно, а комментатор видимо слушал в нашем городе Кармен получше ?! Завидую, мне вот не приходилось!

  2. Wyintar, 18 сентября 2021:

    А в чём была оригинальность подачи мадам Лясковой арии Кармен? Тампон над головой раскручивала?

    • Елена Прыткова, 18 сентября 2021:

      Нет, в Нижнем Новгороде она именно в пении, музыке выражала этот образ, по-своему. Кстати, во всех номерах того августовского концерта она мало жестикулировала и прибегала к внешнему воздействию, так что без тампонов...

    • Wyintar, 19 сентября 2021:

      Жаль. Значит, опять стояла как отмороженная. И голос на удивление холодный. Тампон бы хоть как-то оживлял.

    • Елена Прыткова, 19 сентября 2021:

      Так вам тампон или все-таки музыку?

    • Wyintar, 19 сентября 2021:

      Мне - музыку. Которую, по счастью, не испортить ни тампоном (если не смотреть), ни Лясковой (если не слушать).

© 2009–2023 АНО «Информационный музыкальный центр». mail@muzkarta.info
Отправить сообщение модератору