Добавлено 17 октября / 13 елена

четверг


МУРОМ

17 октября 2013


Муромская «Филармония»

Зал Детской музыкальной школы №3 им. Н. Г. Лаврентьева
Муром, ул. Красногвардейская, 4

Концерт фортепианной музыки. Играет Танел Йоаметс (Эстония)

Концерт фортепианной музыки. Играет Танел Йоаметс (Эстония)

Танел Йоаметс (фортепиано)
В зале Детской Музыкальной школы №3 им. Н. Г. Лаврентьева в исполнении эстонского пианиста Танела Йоаметса прозвучат сочинения Моцарта, Шопена, Грига, Дебюсси, Сумеры.

Имя этого исполнителя стало известно российской публике во время II Международного конкурса пианистов имени А. Н. Скрябина, где он был удостоен звания лауреата. Его игра произвела на любителей музыки огромное впечатление яркостью, смелостью и убедительностью интерпретаций, исключительной силой эмоционального воздействия. Благодаря восторженным отзывам прессы Т. Йоаметс вскоре стал достаточно широко известен в кругах музыкальной общественности России. За прошедшие со времен конкурса пять лет он дал в нашей стране около 50 концертов, проходивших со всевозрастающим успехом. В настоящее время он является одним из самых ярких интерпретаторов и пропагандистов музыки Александра Николаевича Скрябина, произведения которого в его исполнении находят горячий отклик самой широкой слушательской аудитории.

Эстонский пианист Танел Йоаметс стал одним из шести лауреатов Второго Международного конкурса пианистов им. А. Н. Скрябина. В соотнесении с масштабом и самобытностью его дарования этот факт — не более чем условность. Т. Йоаметс не вписывается в лауреатскую «табель о рангах». На фоне бесспорно талантливой игры соперников его пианизм стоит все-таки особняком. Он подкупил слушателей своей непохожестью. И удивительной органичностью. Пожалуй, даже «скрябинской аутентичностью».

Скрябин очень сложен не только технически, но и неуловимостью, а порой парадоксальностью эмоционально-смысловых связей, переходов. То, что у многих участников звучало порой неловко, «нескладно», у Т.Йоаметса обретало естественность и органичность… Игра пианиста убеждала или вовлекала в спор, но никогда не оставляла зал равнодушным.

Карина Каграманова

«Профессия: импровизация» («Культура», сентябрь 2000 года.)

— Танел, Вы выросли в советское время, но уже много лет Эстония «удаляется» от России. Для Вас же не только Скрябин является «своим» композитором, но и вообще, как я знаю, русская музыка сохраняет первостепенное значение. Как Вы думаете, это все же связано с воспитанием или она действительно Вам лично очень близка?

— В вопросе все же присутствует ошибка Эстония не «удаляется», а так и стоит, как всегда стояла, на пересечении русского, германского и скандинавского влияний. Мы не считали себя частью России и в советское время, и в самом деле этому «советизированию» было легче противостоять, чем нынешней всемирной американизации. Корни эстонского пианизма больше в Германии, где учились многие наши влиятельные педагоги. И то, что наши пианисты второй половины 20 века шлифовали свою игру в аспирантуре в Москве, не изменило этот германский корень. У нас детей учат тщательно прорабатывать Баха, Моцарта, Гайдна. Конечно, и романтиков, и современных композиторов играют много, но какая-то склонность к немецкой классике есть. В Эстонии есть, кроме меня, один пианист, которого можно считать романтиком — Илья Ивари, но он играет Шопена, а не Скрябина и Рахманинова. Вообще, в наше время настоящих романтиков нет, и я себя также к ним не отношу вполне; Скрябин тоже ведь не чистый романтик. Меня интересует субъективность в музыке, поэтому и такие программы. А русская музыка, конечно, мне ближе по натуре, не по воспитанию.

— Что для Вас значат Ваша Родина, дом, семья?

— Для меня эти вещи важны. Мне уютно в своей маленькой стране, в городе известного Тартуского университета. Там время течет несколько спокойнее, чем в больших городах. И это позволяет мне сконцентрироваться на музыке, не отвлекаясь на суету. Прекрасно и то, что мои дети (сын и дочь) могут вырасти в естественной среде своего родного языка, недалеко от бабушки и дедушки.

— Расскажите, пожалуйста, о Ваших учителях.

— Мой педагог в ДМШ и музучилище была очень талантливая учительница Ану Антсон, она воспитала много ярких и своеобразных учеников и учениц, но как она это сделала, я просто не знаю. К сожалению, она умерла в 1996 году, и я не успел у нее ничего спросить как у коллеги-преподавателя. В Консерватории меня учил профессор Вальдур Роотс. У него очень ценное умение терпеливо развить индивидуальный подход к искусству, он всегда делал замечания уже в конце процесса, когда становилось ясно, к чему я сам стремлюсь.

— Какое значение имеет для Вас присутствующая в зале публика? Ощущаете ли Вы ее реакцию и если да, то насколько для Вас важна атмосфера, возникающая при этом в зале? И что бы Вы могли сказать в этой связи о русской публике, опыт общения с которой у Вас достаточно велик?

— Публику я ощущаю через тишину: чем внимательнее слушают, тем больше энергии в этой тишине. Конечно, я получаю хорошие импульсы и через аплодисменты, мне легче открываться после теплого приема. Так, по-моему, почти всегда на моих концертах настроение (внимание или обмен энергии) поднимается постепенно. Редко приходилось встречаться с публикой, перед которой ты чувствуешь: на тебя пришли смотреть, а не слушать. Тогда, конечно, вся эта теория не работает, но, к счастью, такое было в моей жизни всего 2–3 раза. В России капитализм пришел позже, чем у нас, поэтому в зале сидит еще много образованных, умеющих слушать… К тому же Скрябина по-настоящему знают только в России.

К сожалению, я замечаю сейчас не очень хорошую тенденцию во многих местах в России, где цены на билеты резко поднялись, и в зале осталось меньше «знающих». Приходят уже любопытные, желающие расслабиться. Это зависит от того, насколько каждая филармония желает работать с музыкальными школами, нужен энтузиазм, хорошие скидки для них, а не просто вывесить афишу с надписью «лучший в мире» и продавать дорогие билеты.

— Музыка Александра Николаевича Скрябина, неизменно присутствующая в Ваших программах, обладает очень большой силой эмоционального воздействия, чрезвычайно проникновенна и просто завораживающе красива. Но некоторые произведения Скрябина, особенно поздние, считаются слишком сложными не только для исполнения, но и для восприятия. Как Вы считаете: преодолим ли барьер между этим утонченным искусством и восприятием массового слушателя классической музыки?

— Вопрос интересный, но ответ, наверное, будет короткий. Да, я верю, что, ярко и ясно исполнив Скрябина, я могу найти новых поклонников этой сложной музыки. Несколько раз мне такое и говорили после концертов. (Конечно, чаще говорили, что в последнее время его вообще мало играют). Я, как миссионер, распространяю эту, можно сказать, религию. Но массовой она, к счастью, не станет. Назовите мне, пожалуйста, хоть одну хорошую вещь, которая — массовая». «Масса» в обычном, более вульгарном смысле, даже Рахманинова не слышит.

— Танел, Вы преподаете в консерватории импровизацию и, более того, применяете это искусство на практике: во время Ваших выступлений, как это было на легендарных концертах Листа, Вы даже можете предложить слушателям задать тему для импровизации. Скажите, вдохновение, необходимое для этого, отличается от собственно исполнительского? Не опустошает ли исполненная концертная программа, — или же, наоборот, создает нужный настрой?

— Ответ уже выше есть: я чувствую себя обычно лучше и лучше на сцене, поэтому очень люблю играть бисы, часто именно в этом «третьем отделении» концерта рождается то чудо, которого музыка ждет. А там уже нет разницы — импровизации или пьесы композиторов. Конечно, здорово после целой «серьезной программы» удивить слушателя не очень распространенным искусством — сочинить музыку прямо на месте. Но сущность музицирования — одна: слушать, думать на языке звуков, обмениваться энергией с залом.

Беседовал Иван ЗАЙЦЕВ.
www.b-port.com

Начало концерта в 18:30

vkfbt@g+ljpermalink

Комментарии

  1. елена, 23 октября 2013:

    Статья-отклик Татьяны Душутиной: muzk.info

  2. елена, 23 октября 2013:

    www.murom.ru
    Эхо события. Пианист Танел Йоаметс выразил в Муроме отнюдь не прибалтийский темперамент
    Просмотреть What links here
    Танел Елене пришлось больше слушатьМузыкант играет СкрябинаИ рассказывает о своем видении Семья Кротовых И глубокий поклон публикеСосредоточенностьПубликаВ фойеДо новой встречи
    И покорил публику удивительными импровизациями - от лирических до джазовых
    Танел Йоаметс - музыкант-загадка, которого муромцам предстояло открыть, был интересен многим и как исполнитель, и как (чего уж там скрывать, между нами говоря) человек. Вероятно, так отозвались бы его юные поклонницы - очень интересный мужчина с весьма выразительной внешностью. Молодой вполне и привлекательный. Одухотворённый. И ведущий особый исповедальный и глубокий внутренний разговор с МУЗЫКОЙ.
    Его трепетное и верное отношение к общепризнанно сложному композитору А.Н. Скрябину вызывает уважение. А его совершенно фантастическое исполнение произведения не только ... на клавишах музыкального инструмента (а и на всем, что под руками и в руках!!!) "не понятого" современниками Л. Сумеры "Прощай, Фредерик!" вызвало взрыв эмоций зрителей.
    Его мягкий акцент эстонца и спокойная, чуть замедленная, с некоторыми паузами в словах, особенно при произнесении сложных числительных, его умеренно раскованное умение по-европейски просто и изящно подать себя на сцене, иногда внезапно сменяющееся (это выдавали жесты - о значении кинесики ныне многие знают) совершенно по-мальчишески мгновенным смущением, особенно от комплиментов и столь же мгновенный порыв благодарности навстречу зрителю, создали особую атмосферу доверительности и невероятной тишины в зале. Словом, его манера ведения концерта располагала к себе. Так же, как и магическое внутреннее и внешнее обаяние его личности: темная копна вьющихся волос (придающих некий книжно-богемный нюанс восприятию облика), серьезное лицо, черная свободного покроя рубашка с глухой стойкой воротника... Колоритный гость-"иноземец"!
    И что особенно подкупало

  3. Светлана Муром, 21 октября 2013:

    Большое спасибо за удивительный вечер! Я часто хожу на концерты, но такой музыки я еще не слышала никогда.

  4. Наталья Муром, 18 октября 2013:

    Когда исполнитель чувствует музыку - это восхищает, когда живет в ней - потрясает! Полный восторг!!!!!!!!!!!!

  5. Евгений. Муром, 18 октября 2013:

    Спасибо за прекрасный вечер! Просто удивительно. а говорят прибалты меланхоличны. с каким темпераментом было исполнено произведение Сумеры. "Подкупило" и то. что Танел сам "вел" свое выступление. очень своеобразно. со своим видением того. что исполняет и кого исполняет. можно соглашаться или не соглашаться. но все очень искренне. не влюбиться в этого пианиста просто невозможно!

    • И снова Евгений..., 19 октября 2013:

      Особая благодарность худ. руководителю филармонии Е.Л.Пономаревой. за ее титанический труд. благодаря которому. мы имеем возможность прикоснуться к прекрасному.Красивая женщина. красива во всем...............

  6. елена, 13 октября 2013:

    Танел Йоаметс
    учился фортепиано в ДМШ и Муз. Училище города Тарту у Ану Антцон и в Эстонской Академии Музыки у Валдура Роотса. После последнего стажировался в Лондоне.
    Он лауреат Эстонских конкурсов 1993. (имени Грига) и 1994. года, дипломант Первого Международного Конкурса имени Скрябина в Нижнем Новгороде в1995. г. и лауреат Второго Международного Конкурса имени Скрябина в Москве
    в 2000 г.
    2010 году он стал достойным стипендии "Эстонский Исполнитель Года".

    На конкурсе Скрябина в 2000 в Москве, он стал настоящим любимцем публики и прессы. И благодаря прекрасным рецензиям в московских газетах, он стал активно гастролировать по всей России, от Калининграда до Камчатки и от Мурманска до Кисловодска, в том числе и в крупных центрах как Москва, Ростов, Казань, Уфа, Пермь, Екатеринбург, Омск, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Хабаровск.
    Во всюду публика принимает его очень тепло, и в многих городах он выступает чуть ли не каждый сезон. Особенно высоко ценятся его исполнения музыки Скрябина.
    Он дал сольные концерты в Германии, Англии, Финляндии, Австралии, Канаде и в Казахстане. Он играл с разными оркестрами Эстонии и России фортепианные концерты Грига, Равелья, Скрябина, Рахманинова, Шнитке и Моцарта.
    Кроме исполнении классического репертуара Танел Йоаметс часто выступает как импровизатор и джазовый пианист.
    Он преподает спец. фортепиано и импровизации в Эстонской Академии Музыки.

  7. елена, 12 октября 2013:

    Вот мнение очевидцев. Я знакома с Танелом пока заочно...

    Juri Annov:

    "Друзья, любители музыки и настоящего искусства! Если хотите побывать хоть немного в параллельном, но абсолютно реальном мире музыки, то у вас есть такая возможность - приходите на выступление эстонского пианиста Танела Йоаметса в большой зал Дома ученых в пятницу 20 сентября. Редкий концерт уже состоялся 14 сентября в Большом зале консерватории - там собрались по большей части узко заинтересованные лица и, признаться, не думал, что услышу что-то особенное, но я был не прав от первой секунды до четвертого биса! Вдохновение пианиста можно почувствовать не только душой, но и кожей - мурашки появлялись несколько раз за вечер. Особенно неожиданно и запредельно оригинально звучал эстонский композитор Сумера - это настоящее открытие - его музыка в буквальном смысле выходит за пределы клавиатуры рояля! Удивило неожиданное для академического концерта предложение сыграть импровизацию на любую заданную из зала тему - музыка рождалась на глазах так сказать "онлайн" - абсолютно органично и полноценно, с экспрессией, логичным развитием и завершением! В программе также были Григ, Дебюсси, Шопен, Скрябин и Моцарт. Желаю всем новых впечатлений и увлекательных музыкальных эмоций в этот вечер!"

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору