Предстоящие мероприятия

Нижний Новгород
с 18 сентября 2016 по 9 апреля 2017


Нижний Новгород
с 20 ноября 2016 по 19 марта 2017






Читайте на эту же тему





Александр Скульский: «Абсолютная ясность и прямизна выбранного пути»

Добавлено 02 октября 2015 svetlanaviolino

Нижегородская филармония, Нижегородская консерватория, Академический Симфонический Оркестр Нижегородской Филармонии

О выборе профессии, особенностях жизни оркестра и планах на предстоящий концертный сезон расскажет народный артист России, художественный руководитель и главный дирижер Академического симфонического оркестра Нижегородской филармонии Александр Михайлович Скульский.

— Александр Михайлович, как приходят к выбору такой профессии? Никто же маленьким мальчиком не мечтает стать дирижёром?

— Мы с вами говорим в первых днях сентября, а 1 сентября я пошёл на работу по набережной… Ровно 50 лет назад, 1 сентября 1965 года я впервые отправился в первый раз в жизни на работу в филармонию именно этой дорогой. Мне было сентиментально приятно пройти именно этой дорогой 50 лет спустя. Как же эта дорога становится твоей? В моём случае как раз была необыкновенная прямизна выбранного пути.

Я учился в тогда ещё отдельной мужской 8-й гимназии, а преподаватели капеллы проводили отбор мальчиков, прослушивали всех учеников определённых классов всех школ нижегородского района. И они меня выбрали. Я пришёл туда, стать петь в хоре. Предстоял концерт в консерватории, мы должны были исполнять «Кантату о Чкалове». И вот, я стоял на сцене консерватории, впереди нас размещался оркестр, и вышел невысокий седой человек — как я теперь знаю, это был Семен Львович Лазерсон. Он встал на дирижерский подиум, взмахнул руками… я посмотрел на него и понял — вот это мое место! Я стану дирижером и буду стоять на этом месте. Но чтобы до такой степени на этом месте, это было тогда даже трудно вообразить.

Вот такая абсолютная ясность и прямизна выбранного пути. В моем случае это была абсолютно прямая дорога, которая не дала никакой загогулины, никаких сбоев, ни особенных трудностей, ни преодоления препятствий, ни метаний.

— Вы учились в Нижегородской и в Ленинградской консерваториях, и в одном из интервью говорили о том, что есть две мощные школы дирижирования — Московская и Ленинградская. А есть ли своя, особенная нижегородская школа?

— Это вопрос с подвохом… С одной стороны, возглавляя уже 15 лет кафедру оперного дирижирования в Нижегородской консерватории, я бы должен был сказать, что такая школа есть. Иначе — что же я делал всё это время? Но будем честными — Нижегородской школы дирижирования, как художественного явления нет и быть не должно. Должны быть ученики, которые здесь воспитывались, которые из стен нашей консерватории вышли, и вот у этих учеников должны быть некие черты, особые свойства и качества. И вот их может не быть у выпускников консерваторий Новосибирска, Екатеринбурга и других городов, где обучают этой профессии. Но это не потому, что отличаются школы данного ВУЗа от дирижерской школы соседнего федерального округа, мы так не делимся.

В прежние времена именно в Петербурге начинали учиться первые российские дирижёры, и потом они уже разъезжались по стране, уже потом Москва заявляла какое-то свои цели в искусстве.

Но вот наша школа, которую здесь мы действительно даём, она сочетает в себе черты Петербуржской дирижерской школы и Московской — это несомненно, и это объективный, хороший факт, а мы, в Нижнем Новгороде хорошо ей соответствуем. Как это доказать? Вот сейчас будет второй, всероссийский конкурс дирижеров, я вхожу в состав жюри конкурса. Участников много — заявки подали 71 человек и среди них выпускников и студентов Нижегородской Консерватории 6 человек. Неизвестно — пройдут ли все они отборочный этап, неизвестно — станет ли кто-то лауреатом, трудно сказать, как будет выглядеть каждый из них в сопоставлении с другими. Но команда участников получилась мощная, и это, безусловно, заслуга нашей школы.

— Расскажите о ваших учениках.

— Каждый ученик в нашей специальности это самоценная личность, ведь у нас готовят персонально специалистов. Нет задачи, чтобы он соответствовал строго каким-то стандартам, мы же не технических специалистов выпускаем. У нас — чем индивидуальнее каждый выпускник, тем интереснее, тем разумнее, тем лучше для искусства, для будущей профессии. Выделить можно каждого по каким-то своим критериям и достоинствам, но то, что все — личности с очень индивидуальным творческим почерком, это определённо. Выходя на сцену они перестают быть учениками, и действуют от себя.

— Скажите, а что касается оркестра — ведь это такое собрание очень разных творческих индивидуальностей. Каждый — артист! Какими качествами должен обладать музыкант для того, чтобы играть в оркестре, и чтобы он звучал, как единое целое?

— Требований к музыканту очень много. Во первых, конечно, у этого музыканта должен быть очень высокий уровень инструментальной подготовки. Этот человек должен так владеть инструментом, чтобы ему были посильны все сложности мировой музыкальной литературы для симфонического оркестра, для оперного оркестра, а это очень высокая степень сложности.

Второе — у него должна быть ярко выраженная склонность к ансамблевой игре, ведь самая высокая по сложности и художественной ценности — это музыка, написанная не для одного человека. А в нашем оркестре 104 человека.

Третье, как ни парадоксально, тяга именно к сольной игре, потому что нужно сочетание — если ты солист в оркестре, допустим, в этих двух страницах музыкального произведения, то ты должен быть солистом таким, чтобы тебя было интересно слушать, чтобы ты был интересен, как личность, как музыкант, как художник.

Поэтому сочетание отказа от собственного самовыпячивания и тяга к нему — нужно и то, и другое. Затем, нужна какая-то человеческая терпимость, внимательность к окружающим — у всех же характеры! Поэтому, особенность такого естественного проживания в разных человеческих ситуациях тоже очень важна.

Я очень ценю преданность коллективу — творческая привязанность к своему коллективу очень важное качество. Мы подбираем музыканта, ориентируясь на какой-то идеал. А где он? В голове, в ушах дирижёра — он и подбирает из всей палитры красок нужную и рисует общую картину.

— С вашим приходом в 2000 году оркестр стал значительно чаще гастролировать, в том числе по странам Европы. Повлияла ли нынешняя экономическая ситуация на ваш нынешний гастрольный график?

— Ранее они были кратковременные и нерегулярные. С моим приходом у нас появились большие систематические зарубежные поездки. И программы были очень хорошие, и концертные залы — самыми лучшими, так что этой стороны своей деятельности мне можно совсем не стыдиться. Португалия, Испания, Бельгия, Франция, Нидерланды, Германия… Не могу не вспомнить выступление во Дворце музыки Palau de la Musica в Барселоне — одном из красивейших залов в Европе, с чудесной акустикой.

Сейчас появились новые сложности, которых не было прежде: появились экономические проблемы — это раз, появились политические трудности — это два. И это стыд и срам, что они появились!

— Неужели вас это тоже коснулось?

— Я не допускаю того, чтобы они коснулись нашего оркестра, но вижу объективно как всё происходит вокруг. К счастью, у нас нет случая отмены гастролей по политическим мотивам, но это происходит с другими. Считаю это позором современной действительности. Никогда такого не было, чтобы концертная, театральная, музыкальная деятельность служили политическим приёмом — действием, которое ждет ответа.

У нас очень насыщенным оказался график работы в родном городе. Получается теперь, что у нас есть очень немного периодов времени, когда мы смогли бы уехать. Вот сейчас к нам обратились с предложениями о гастролях — из Испании, из Грузии, из Китая, но когда? Очень плотное расписание.

И мы стали разборчивее, безусловно. Раньше с широко распахнутыми глазами и сердцами мы были готовы выступать в разных залах, теперь сравниваем, выбираем и понимаем, что куда-то, может быть, ехать нецелесообразно.

У нас, в общем, в коллективе, взгляды на события очень доброкачественные — у нас нет рвачества «заработать лишние 100 долларов и за них отдать что угодно». Отношение более обдуманное, рациональное. Поэтому гастролей стало меньше и они не так конкретизированы, как бывало прежде.

— Каким будет предстоящий филармонический сезон 2015–2016 года?

— В нашем сезоне есть определённые традиции и мы считаем, что надо поддерживать их, тем более, что они вызывают всеобщий интерес.

Афиша наших абонементов давно обнародована, известна. В день открытия продажи, 1 апреля, как и каждый год, весь оркестр идет мимо очереди, которая стоит в нашу кассу — все проходят, все друг другу улыбаются, и обе стороны довольны этой вдохновляющей ситуацией. Сейчас, кстати, появилась электронная касса, продажи очень интенсивно растут. Я об этом говорю не для того, чтобы похвастаться, а чтобы показать — объявленная нами программа нужна, она вызывает интерес слушателей, есть взаимная заинтересованность.

Абонементы традиционные. «Пять из десяти» — номер один, наверное, лет 20 уже, и ничего с ним нельзя сделать — он раскупается, и всё! «Музыка в джинсах» — полный аншлаг, невозможно достать абонемент, очень популярный. Но не надо думать, что если абонемент называется так же, как 10 лет назад, то это тот же самый абонемент — ничего подобного. Вместе с жизнью музыкального искусства живёт своей жизнью, он обновляется — не узнать наш абонемент «Музыка в джинсах» по сравнению со старыми! Всё новое, что появляется в самом жанре вот этого массового направления классической музыки — всё будет в нашем абонементе.

Совсем новый наш абонемент «Пушкинский том» — аппетит у публики сразу на него обозначился. Ну, представьте себе: три программы; превосходные произведения из пушкинских — «Онегин», «Пиковая дама», «Цыганы»; превосходные актёры — Евгений Князев, Антонина Кузнецова и Саид Багов. Но только надо иметь ввиду, что «Евгений Онегин» не с музыкой Чайковского, а с музыкой Прокофьева, которая мало знакома широкой публике. Один из лучших современных актёров Евгений Князев сыграет «Пиковую даму», но опять-таки, музыка не оперы Чайковского, а музыка из балета Стравинского «Поцелуй феи» — получилось очень необычно, заманчиво.

Бетховенский абонемент («Бетховен. Собрание сочинений» — прим. ред.) — это гордость любого оркестра, любой филармонии, мы даём пять концертов только из бетховенских произведений. Сейчас играем, наслаждаемся.

— Будет ли в этом году проводиться традиционный Сахаровский фестиваль? Какой основной замысел, идея?

— Он ещё не объявлен, но он, конечно же, состоится. Это будет XIV-й фестиваль, и это не пустые цифры — это означает, что уже около 30 лет длятся Сахаровские фестивали. У них сложился своеобразный стиль, сложился определённый состав участников — нам он нравится. Во-первых, в них участвуют только экстра-класса исполнители, музыка всегда высочайшего отбора, нет случайностей и пустот. У них есть какая-то стабильность в привязанности — если 14 раз приезжал Башмет со своим коллективом, он не может просто пропустить это событие.

Те, кто появился в недавнее время, как яркие лидеры музыкальной жизни, те приезжают и на Сахаровский фестиваль. У нас есть определённые зарубежные друзья — с Нидерландами, например, успешно сотрудничаем. Вроде, и неброская такая в музыкальном смысле страна, но очень интересная, очень своеобразная. И мы проводим Дни Нидерландов в рамках фестиваля не раз и не два, и в предстоящем фестивале они тоже замыслены. А какие-то конкретности давайте объявим позже. Мацуев будет, Башмет будет, Спиваков обещал, Центр оперного пения Галины Вишневской будет — уже немало имён.

— Спасибо, Александр Михайлович! Нам остаётся только дождаться открытия этого многообещающего сезона!

текст: Светлана Сиухина
фото: из личного архива гостя

22.09.15 http://www.innov.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору