Предстоящие мероприятия








Читайте на эту же тему







Борис Березовский: Александр Лубянцев не произвел яркого впечатления

Добавлено 17 июня 2015

Николай Хозяинов (фортепиано), Никита Мндоянц (композитор, фортепиано), Международный конкурс имени П. И. Чайковского, Борис Березовский (фортепиано), Александр Лубянцев (фортепиано)

Борис Березовский: «Живые» прослушивания — это хороший опыт. У меня больше претензий к прослушиванию по видео-записям. Фото: Елена Чишковская
В Большом зале Московской консерватории начались прослушивания первого тура XV конкурса Чайковского по специальности «Фортепиано». Самому состязанию в этом году предшествовали «живые» предварительные прослушивания. Подобный отбор — нововведение этого года. Пианисты играли без публики, система судейства предварительного этапа не была прописана в регламенте, да и результат оказался уникальным — жюри пропустило в первый тур на шесть человек больше, чем предписано условиями смотра.

Отборочные «живые» прослушивания продолжались три дня, жюри пришлось оценивать более пятидесяти претендентов. Какие в целом впечатления?
О том, как все происходило и почему на первый тур не попали известные молодые пианисты, рассказал член жюри конкурса, работавший на отборочном туре, пианист Борис Березовский.

Борис Березовский: Впечатления разные, но яркие. Так или иначе, все играли достаточно удачно, не было ни одного срыва. Так что я лично доволен результатами отбора. Я считаю, что в первый тур прошли хорошие музыканты. Естественно, всегда есть какие-то сожаления. Была одна пианистка, которая мне понравилась, и я хотел бы видеть ее участницей конкурса, но она не прошла.

А какой была система судейства?

Борис Березовский: Мы четверо должны были проставить оценки по принципу «да» или «нет». Идеален вариант, когда все четыре оценки положительные. Такие участники были, хотя и немного. В основном соотношение было три к одному или два и два. И по правилам в первый тур могли пройти только те, кто набрал хотя бы равное количество голосов «за» и «против». По правилам, в случае «ничьей» мы должны были выставлять баллы. Но потом все-таки решили пропустить всех, у кого была «ничья».

Именно поэтому участников получилось на шесть больше?

Борис Березовский: Да. Я считаю, что это было хорошим решением. Один-два балла — это такой мизер, такая условность, что лишать музыканта возможности сыграть на первом туре из-за минимального недобора было бы нехорошо.

На первый тур не прошли Александр Лубянцев, Николай Хозяинов, Никита Мндоянц. Многие поклонники разочарованы и поговаривают об очередном конкурсном скандале. Но, получается, что против каждого из них проголосовало трое судей.

А что же Лубянцев? Он ведь в своем роде уникальная личность в истории конкурса — приехал на него в третий раз.

Борис Березовский: Вкусы очень разные, и мнения — как у членов жюри, так и у публики — порой делятся радикально. Но нужно быть на две-три головы выше всех, чтобы не было никаких сомнений. Просто хорошая игра не гарантирует проход. Я не считаю, что те трое, о которых мы говорим, играли настолько лучше, чтобы из этого сейчас можно было искусственно раздувать скандал. Уровень в целом был очень высокий, много хороших ребят. Кому-то нравится Хозяинов, и мне он вполне понравился. Но не настолько, чтобы я мог сказать, что по отношению к нему случилась страшная, вопиющая несправедливость. Я знаю Мндоянца, он прекрасный пианист. Но когда он играл на отборе, не было ощущения, что выступает потенциальный победитель или лауреат.

Борис Березовский: Я ничего не знал ни о нем, ни о его истории во время отбора. Скажу честно, он не произвел на меня яркого впечатления.

Предконкурсные «живые» прослушивания проводились впервые. Они оправдали себя?

Борис Березовский: Я думаю, это хороший опыт. У меня больше претензий к прослушиванию по видео-записям. Считаю, что лучше дольше посидеть здесь «живьем», чем слушать записи — они никогда не дают точного впечатления. Хотелось бы, чтобы эта практика ушла, но насколько это возможно, я не знаю. Ведь заявок много, длить отборочный тур до бесконечности тоже нельзя.

Сейчас идут прослушивания первого тура. Они могут преподнести сюрпризы?

Борис Березовский: Конечно. В первый же день был участник, который не очень ярко играл на предварительном туре, но все же прошел. А в самом конкурсе выступил удачно. Я думаю, что таких приятных сюрпризов будет еще очень много.

В недавнем прошлом конкурс много ругали за то, что в жюри сидят в основном педагоги. Сейчас в судейской коллегии много концертирующих исполнителей. Но не чревато ли это еще большим субъективизмом — смогут ли пианисты оценить чужую трактовку, отличную от своей собственной?

КстатиБорис Березовский: Мне многие участники очень импонируют. А кто-то совсем не нравится, но при этом я не могу сказать, что ощущаю какой-то дискомфорт. Когда кто-то играет ярко и интересно, я искренне получаю удовольствие, даже если сам сыграл бы иначе. Так что для себя я в этом проблемы не вижу. Думаю, что и другие члены жюри тоже.

Бронзовый медалист конкурса Чайковского 2007 года, полуфиналист конкурса 2011 года Александр Лубянцев, не пройдя в первый тур, опубликовал видео, где пообещал вести свой собственный дневник конкурса. Ролик вызвал ажиотаж среди поклонников исполнителя.

После этого результаты предварительного тура счел необходимым прокомментировать еще один член отборочного жюри, британский пианист Питер Донохоу. «Г-н Лубянцев не „проигравший“ (is not a „loser“), — написал он в своем аккаунте в Facebook. — Его просто не выбрали, вместе с двадцатью другими. Это очевидная, но легко забываемая реальность конкурса — на каждого, кто проходит дальше, есть кто-то, кого не пропустили; невозможно пропустить всех. Болельщики, ожидая от жюри определенного отношения к какому-либо артисту, обманывают себя, не понимая, как мы относимся ко всем остальным. 36 участников первого тура вполне демократичным образом получили более высокие оценки, чем г-н Лубянцев. Вот и все».

Текст: Елена Чишковская
www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

Комментарии

  1. Аноним, 18 июня 2015:

    При всем уважении к Березовскому, "яркое впечатление" - это не правильный критерий. У нас есть такие, кто колотит по роялю, подпрыгивает и качается "ярко". Это не добавляет лицедеям таланта музыканта. Жаль, очень жаль, чт

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору