Дирижёр Дмитрий Руссу: «Хочу, чтоб высшее начало меня всё чаще побуждало…»

Добавлено 23 июня 2016 Dmitry Russu

Ульяновская филармония, Дмитрий Руссу (дирижер)

В Ульяновской области отмечают Всемирный день поэзии (World Poetry Day). Накануне дирижер Ульяновского государственного академического симфонического оркестра «Губернаторский» Дмитрий Павлович Руссу рассказал, как он относится к поэзии, какое значение она имеет в его личной и творческой жизни.

Корреспондент: — Читаете ли стихи, какие авторы нравятся, чем, поэзия отличается от прозы?

Дмитрий Руссу: — Поэзия сопровождает меня всю жизнь, ведь с раннего детства мне, как, наверное, и всем, вслух читали родители. Моя бабушка замечательный филолог по образованию, и чтению, в том числе поэзии вслух, уделяла большое внимание. Во время обучения в Хоровом училище (а там учатся с 1-го по 11-й класс), потом и в консерватории надирижёрско-хоровом факультете мы были постоянно связаны с поэтическими текстами, на которые созданы музыкальные произведения для хора.

Изучая то или иное хоровое сочинение, обязаны были анализировать не только музыкальный, но и поэтический его текст, знать биографию автора, заучивать текст наизусть и т. д. Позднее из чисто учебной профессиональной задачи это переросло у меня в увлечение — так, через творчество композитора открывалась дверь в удивительный мир поэзии: через Танеева к Полонскому, через Рахманинова к Некрасову, через Глинку — к Пушкину, через Свиридова — к Есенину и Блоку.

То же касается и любимой мной немецкой поэзии — Гёте, Гейне, Шиллера, Хейзе, Гёльдерлина, Мёрике. Ее мы открывали через вокально-хоровое творчество Шуберта, Шумана, Брамса, Вольфа…

Из любимых поэтов могу назвать Северянина, Блока, Маяковского, Евтушенко. С интересом периодически открываю для себя новые тексты. В своё время мне посчастливилось общаться с совершенно удивительным человеком, который оказал на меня определённое влияние — петербургским литератором, поэтом Юрием Ивановичем Ороховацким (1938–2002). Выпускник кафедры романской филологии Ленинградского университета, он — автор первой в нашей стране научнойработы, посвящённой творчеству Поля Верлена (диссертация «Музыка стиха», 1974). У меня есть несколько его сборников стихов, которые время от времени перечитываю. Люблю читать замечательные тексты моего хорошего друга, петербургского поэта Егора Фетисова (сейчас он живёт в Дании).

Если говорить об отличиях поэзии и прозы — для меня и то, и другое одинаково важно и не может существовать одно без другого.

Корреспондент:- Какие стихи из школьного и юного возраста помните? Сами сочиняете или пробовали сочинять?

Дмитрий Руссу: — Помню очень многое… Как-то на уроке литературы, классе, наверное, в седьмом или восьмом, каждый из нас должен был выучить наизусть развёрнутый фрагмент из «Слова о полку Игореве». Видимо, тогда я так усердно отнёсся к этому заданию, что до сих пор помню этот фрагмент. Сам, конечно, тоже пробовал сочинять — в 1999 году, в период первой влюблённости, даже написал романс для голоса и фортепиано на собственный текст.

Корреспондент: — Какие стихи читаете дочери, какие книги стихотворные у Вас есть дома?

Дмитрий Руссу: — Моей дочери 4 года, начинаем с детских стихов. В садике периодически им задают что-то на дом. Замечаю, что у неё хорошая память и ей нравится декларировать стихи. Постепенно, видимо, будем расширять наш поэтический репертуар (улыбается).

Корреспондент: — Каким иностранным языком владеете? Вот если посмотрите по зарубежному интернету, что по теме «поэзия» привлечет?

Дмитрий Руссу: — Во мне течёт пять кровей, и мне передалась способность к быстрому усвоению языков. От бабушки немецкий, от мамы — английский, от отца французский. Папа владел четырьмя языками. Когда я работал в течение трёх лет в Швеции в составе Международного Камерного хора региона Баренцева моря, занимался шведским (он очень похож на немецкий).

В «хоровые» годы своей биографии приходилось петь музыку почти на всех основных европейских языках. Помимо моих личных семейных обстоятельств, должен сказать, что Хоровое училище им. Глинки даёт очень широкое образование — и в языковом смысле тоже.

Ещё мальчишками мы принимали участие в международных хоровых фестивалях, проводившихся в разных странах. Мы пели Баха, Шуберта и Брамса на немецком, Дебюсси и Равеля на французском, русскую духовную музыку — на церковнославянском соответственно. Реквием Моцарта — на латыни и т. д. Перечислять можно долго.

В общем, ничего удивительного в этом нет — сегодня практически каждый дирижёр, выпускник ленинградской-петербургской школы, хорошо владеет двумя-тремя иностранными языками — это профессиональная норма.

Что касается темы «поэзия» в зарубежном интернете — здесь смотрю тексты, которые важны для меня в данный момент для работы над тем или иным музыкальным произведением — ведь многие симфонические сочинения вдохновлялись каким-либо поэтическим текстом, например «Дон-Жуан» Р. Штрауса по Ленау или «Утёс» Рахманинова по Лермонтову. Люблю сравнивать переводы.

Корреспондент: — Может, назовете еще примеры, когда композитора или музыканта поэзия вдохновляла?

Дмитрий Руссу: — Их много. Трудно что-либо выделить… Взять хотя бы всё романсовое творчество русских композиторов от Глинки и Мусоргского до Шостаковича и Свиридова… Проза вдохновляла композиторов не меньше: вспомните «Пиковую даму» Пушкина и Чайковского.

Корреспондент:- Можно ли утверждать, что поэзия и музыка — подтверждение божественного духа в человеке? И каждое слово в строке, и каждая нота, мелодия — всегда больше, чем сами по себе?

Дмитрий Руссу: — Безусловно. Знаете, у Рильке есть такие строки: «Хочу, чтоб высшее начало меня всё чаще побуждало, и я бы рос ему в ответ». Музыка и слово — это и есть высшее начало, побуждающее нас к поиску и совершенству.

Петр Дуюн
ulpravda.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору