Дмитрий Сибирцев: «Оперные артисты — это не застегнутые на все пуговицы классики»

Добавлено 19 ноября 2017

Новая Опера

Почему «ТенорА XXI века» не возят девушек на гастроли

Дмитрий Сибирцев хорошо известен ценителям классической музыки не только как директор театра «Новая опера», но и как создатель уникального коллектива «ТенорА XXI века», который прославился в России и за рубежом. В начале следующего года проекту стукнет уже 12 лет. «МК» пообщался с руководителем проекта и выяснил, насколько публика нынче интересуется классическим искусством.

Дмитрий Сибирцев. Фото: предоставлено пресс-службой «Тенора XXI века»

— Дмитрий, как появились «ТенорА XXI века»?

— 12 лет назад мы решили, что нам пора существовать самостоятельно, в отрыве от других концертных организаций. Пять солистов разных московских театров договорились создать вот такой коллектив. Чуть позднее добавились еще два солиста. Мы включили в название такое сочетание слов, как «арт-проект», чтобы нас, не дай бог, не путали с хором каким-нибудь.

— А что, путают?

— Да, например, с «Хором Турецкого». Во-первых, мы никакой не хор, а во-вторых, там собираются люди, обладающие разными голосами по своей высотности. А мы же поем на одной высоте. Наши концерты проходят по принципу: прежде всего продемонстрировать индивидуальность, а потом уже показать, как мы умеем петь все вместе. Не все участвуют в каждой программе, потому что характер голоса и его возможности у всех разные. Например, программу «Золотой век советского танго» исполняют певцы, если можно так сказать, более сладкоголосые. Так было принято в советские времена. Драматическим певцам там делать нечего, иначе это будет насмешка и пародия на стиль.

— Несмотря на кажущуюся ограниченность круга слушателей, проблем с востребованностью «Теноров XXI века» не возникает?..

— Только представьте: раньше мы давали от 70 до 100 концертов в год. А в этом году вышли на сцену около 150 раз, а к концу года это будет 180. Оперное искусство — это популярное направление. Непосредственно оперная музыка в нашем репертуаре занимает от силы 2−3%. Самое главное, мы даем понять, что оперные артисты — это не застегнутые на все пуговицы классики, которые абсолютно к себе никого не подпускают. Мы достаточно открыты.

— И что, вы даже не устаете от такой загруженности?

— Есть такое понятие — профессионализм. Это когда наши артисты после 9-часового перелета на Дальний Восток на концерте поют, а люди не замечают, что они очень сильно устали и не выспались. В этом проверяется крепость, вокальная школа, а также чисто человеческие отношения. У нас был случай, когда по контракту на выступлениях в Южной Корее мы были обязаны находиться на сцене полным составом. А один из наших солистов из-за особенностей местной кухни остался без голоса. Он мог только выйти и постоять. То есть присутствие его состоялось, ребята за него спели. Это такая поддержка, которую очень трудно увидеть в том же оперном театре, потому что там серьезная конкуренция.

— Слышала, у вас есть один неожиданный пункт в райдере. И он касается девушек…

— Да, мы с собой в поездки не берем девушек. Наши девушки-администраторы работают на «удаленном доступе». Некоторые певцы изъявляли желание отправиться в поездку со своей женой или подругой, но это пресекается. Впрочем, некоторые обладают способностью скрыть своих спутниц от глаз членов коллектива. Лично я это не приветствую. Потому что это порой влияет на качество концерта. Во-первых, солист может устать, не выспаться. Во-вторых, ему могут устроить сцену. Нам это абсолютно не нужно.

— А поклонницы проявляют свою безграничную любовь, как это бывает у поп-музыкантов?

— У нас есть забавная традиция: я в конце вечера выхожу и говорю, что мы концерт заканчиваем, но «послушать нас в приватной обстановке вы можете в гостинице такой-то, в таких-то номерах». Называю номера абсолютно от балды. И один раз толпа сотрудниц одного НИИ пришла в отель и начала требовать, чтобы их допустили до артистов. А недавно мы получили письмо, где было написано, что дочь нашей поклонницы на следующий день после концерта успешно родила мальчика.

— Кажется, вы уже перепели все песни. Какие еще творческие планы у «Теноров XXI века»?

— Мы создаем новые программы: «Волшебный голос Робертино», «Песни о маме», «Прекрасные города мира», совсем скоро в зале церковных соборов храма Христа Спасителя повторим нашу замечательную программу «Золотой век советского танго». Едем на гастроли в Латвию, на Кипр, в Израиль. А еще — готовим сольные концерты Саши Захарова и нашего нового дуэта Сергея Писарева и Георгия Фараджева. Решили, что было бы очень интересно, если бы Сережа и Жора сделали и свой сольник, и драматический спектакль, где они в основном будут петь. Также там будет играть известный артист. Мы сами даже сделали декорации. Я жду от этого и собственного удовольствия, так как буду принимать участие в качестве одного из пианистов инструментальной группы.

Ульяна Калашникова

www.mk.ru/culture…html

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору