Фестиваль «В гостях у Ларисы Гергиевой» бывает только один раз в год

Добавлено 07 октября 2016

Екатерина Мечетина (фортепиано)

Возможно, кому-то покажется, что информации о музыке слишком много на «Градусе». Но это продлится недолго: 4 октября фестиваль закроется. А пока он идет, хочется говорить о том, что в его рамках случается, потому что не очень часто у нас происходят такие масштабные культурные события.

Мероприятий много. Коротко расскажу о некоторых в «антихронологическом» порядке: от ближайшего к наиболее отдаленному по времени.

25 сентября состоялся один из лучших концертов фестиваля: вечер фортепианной музыки в исполнении солистки Московской филармонии, лауреата Премии Президента Российской Федерации Екатерины Мечетиной.

В первом отделении звучал искренний и трогательный Скрябин. Конечно, нельзя сказать, что музыка называет вещи своими именами, но удивительным образом она расставляет все по своим местам, максимально точно передает чувства, эмоции и страсти. В кромешной тишине затаившего дыхание зала звучала невесомая, прозрачная музыка великого русского композитора, сравнимая разве что с «шумом звезд», о котором уверенно знают только поэты. В сонате-фантазии № 2 соль диез минор (хорошо, что авторы музыки редко называют свои тексты определенным образом, оставляя слушателям простор для той самой фантазии, которая упомянута в названии произведения) были слышны то серебристое, едва различимое движение воздуха, то почти современные ритмы шумного мегаполиса. В девяти прелюдиях внимательный слушатель ощущал даже не сами чувства, а намек на них, тончайшие «штрихи к портретам» нежности, тревоги, тоски, радости, меланхолии, ненависти. Фантазия си минор удивила огромными и волнительными звуками, занявшими буквально все пространство музыкального театра.

Второе отделение — страстный Рахманинов. И тут внешне академически сдержанная Екатерина Мечетина показала, что внутри у нее такие «перепады температур», такие вулканы, Эвересты, Марианские впадины и Ниагарские водопады, что ее манеру исполнения приходится называть щедрой, расточительной, затратной, безжалостной по отношению к самой себе, буквально всю-всю-всю себя, без малейшего остаточка, отдающей инструменту, зрителю и могучей музыке.

Энергетика пианистки так мощна, что слушателям становилось то больно, то счастливо. Великолепный, помолодевший Steinway звучал сочно, эмоционально и вкусно. Нет слов! Осталась только музыка.

Удивили даже не профессионализм, альтруизм, виртуозность Екатерины Мечетиной, но ее красота, такт, изысканный вкус, культура общения и, больше всего, сумасшедший внутренний темперамент.

А на десерт гостья припасла для владикавказского зрителя два произведения Крейслера-Рахманинова («Муки любви» и «Радость любви»). А еще подарила залу великолепную счастливую улыбку, которая напомнила о том, что столько богатств вокруг, а мы проходим мимо. Или, что реже, не проходим.

18 сентября, состоялся гала-концерт победителей четвертого конкурса вокалистов имени Павла Лисициана. В нем принимали участие ребята из 46 городов двенадцати стран, что уже должно вызывать удивление и уважение. В конкурсе выделено две номинации: камерное пение и оперный вокал. Лауреатов было много. После концерта стало ясно, почему так случилось: выбрать невозможно. Конечно, некоторые конкурсанты демонстрировали не очень уверенное пока владение своим дарованием, но голоса были хороши практически у всех.

Четвертая премия, третья, вторая… По мере уменьшения цифры в названии премии увеличивалось качество исполнения, появлялись та самая проникновенность, то самое понимание материала, которые в совокупности рождают артистизм. Меньше оказывалось нарочитости в демонстрации возможностей голоса, больше чувствовалось погружение в суть арии или песни.

Нельзя не назвать лауреатов первой премии.

В разделе камерного пения победителем стала Юлия Сулейманова из Херсона (Украина), а в разделе оперного пения сразу четыре исполнителя получили дипломы первой степени: Вячеслав Козловский (Республика Беларусь), Ярослав Петряник (Россия, г. Санкт-Петербург), Гульнара Оостерхоф (Нидерланды), Григорий Чернецов (Россия).

Вячеслав Козловский очень открыт и обаятелен; Ярослав Петряник, знакомый владикавказской публике по роли Демона в одноименной опере Рубинштейна, склонен к мистического рода партиям и персонажам; Гульнара Оостерхоф — уже зрелая актриса, эмоциональная и яркая. А вот Григорий Чернецов воспользовался «запрещенным приемом»: он спел арию Коста Хетагурова из одноименной оперы. Конечно, публике было приятно, отсюда и приз зрительских симпатий. Члены жюри вряд ли учитывали такой выбор исполнителя, они руководствовались иными критериями. Так что совпадение мнения зрителей и профессионалов лишний раз свидетельствует, во-первых, о том, что музыка — для всех, а во-вторых, о том, что у Григория Чернецова большое будущее. Как, впрочем, и у других участников конкурса.

Об оперетте «Бабий бунт» придется сказать всего несколько слов. По очень простой причине. Спектакль НАШ, родной, собственный, осетинского происхождения. И режиссер, и оркестр, и певцы, и танцоры… Все-все-все — владикавказцы. Поэтому оперетту, которая получилась яркой, куражистой, задорной, ОЧЕНЬ смешной, жизнеутверждающей, можно будет посмотреть в течение года. Спойлер — это не совсем правильно, поэтому скажу только, что речь идет о вечной истории, связанной с именем античной героини Лисистраты, которая научила женщин наказывать мужчин за не слишком благородное отношение к представительницам давно уже не самого слабого пола. Времена воспроизведены колхозные, местность — казачья. Так что простор для яркой радости был огромен, и весь этот потенциал абсолютно объемно и классно использован создателями спектакля, достаточно легкомысленного, чтобы не быть ни нудным, ни морализаторским, ни скучным, чтобы искриться юмором и сочными красками. Последите за афишами в течение года, обязательно полУчите наслаждение.

И напоследок.

Любое прикосновение к дохристианской, языческой культуре вызывает внутренний отклик, потому что затрагивает какие-то генетические коды, глубинную структуру, память поколений, заложенную в нас предками. Именно поэтому выступление ансамбля из Якутии «Гулун», представившего удивительные танцевальные и вокальные произведения фольклорного искусства на владикавказской сцене просто не могло оставить безучастным никого. Формат концерта оказался, как ни странно, почти домашним. В заключительной части выступления «Гулуна» зал вместе с артистами пел праздничную якутскую песню, и это было похоже на какую-то огромную межэтническую свадьбу, где все друг другу — родня.

Удивило многое.

Во-первых. Некоторые элементы северных ритуалов похожи на осетинские: круговые танцы, которые, собственно, почти у всех народов есть; почитание лошадей, особенно ярко проявившееся в пении Клавдии и Германа Хатылаевых, потрясающе умеющих имитировать звуки природы, в том числе ржание, храп, топот и даже дыхание скачущих коней; использование струнного инструмента, напомнившего и по внешнему виду, и по звуку наш дала-фандыр.

Во-вторых. Удивило то, что радикально отличается от привычных нам сценических номеров, связанных с народным творчеством. Это, конечно, умение артистов, особенно певцов, входить в специфическое состояние, похожее на транс, из которого представители народов Севера работают на сцене. Это и совершенно изумительная и уникальная пластика, которую можно назвать птичьей: кокетливые плечи, трепещущие кисти, подвижный торс. Это и богатейшая мимика, задействованная в танце. К примеру, очень подвижные губы. А еще издаваемые танцорами громкие звуки, рождающие ощущение присутствия на птичьем базаре: шум и гомон кажутся не особенно сбалансированными, но рождают гармонию. Вообще вплетенность в музыку глубоко натуральных природных звуков, заполненность пространства гулом окружающего мира создают непривычные эффекты вместе с шаманским звучанием варгана и бубнов.

Танцы (которые одновременно еще и ритуалы, и мини-спектакли, и игры, и цирковые номера, и много что еще) до первобытного уровня, когда люди себя из природы не вычленяли, близки к натуре: зримо видны в движениях артистов олени, стерхи, чайки. Возможно, северные холода (до минус 70, как сказала руководитель ансамбля Любовь Никитина) помогли сохранить древнейшие танцевальные ритуалы в первозданном виде.

Приятно, что артисты хорошо подготовлены: гибки, растянуты, выносливы, артистичны. Прыжки практически бесшумны, что, как говорят, свидетельствует о высоком уровне хореографической базы.

Уважение к зрителю тоже налицо: танцоры встречали владикавказцев у входа в зал, где была организована выставка фотографий, костюмы были неземной красоты и очень высокого качества.

Нужное выступление. Профессионально необходимое студентам хореографических отделений, а по-человечески — всем тем, кто любит аутентичное, этническое, настоящее, возвращающее нас к самим себе, истинным, нагим, накрепко, насмерть привязанным к природе.

А особенно выступление ансамбля «Гулун» было нужно нашему миру, потому что еще раз показало, какие мы все разные и одновременно одинаковые. И как нам всем не хватает той связи с природой, которую мы безнадежно утратили.

Людмила Белоус
http://gradus.pro

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2017 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору