Французский букет Гаянэ

Добавлено 03 марта 2016

Ростовская филармония

Программу своего юбилейного концерта солистка Ростовской областной филармонии Гаянэ Джаникян составила из мелодий французской классики и посвятила человеку, который стал для нее символом неувядаемой любви

ЭТО не книжный герой, не персонаж кинофильма, а реальная личность. Француз. Его звали Андре, он занимался наукой, жил в Марселе. Они познакомились более десяти лет назад во время путешествия на туристическом теплоходе по Волге.

Для Андре и его жены Моник Гаянэ была проводником в мир российской филармонической культуры. А Гаянэ неизменно поражала та нежная влюбленность, с которой эти немолодые уже люди относились другу к другу и которая окружала их, как аура.

— Андре и Моник часто попадали в поле моего зрения, но я ни разу не видела, чтобы они ворчали друг на друга или пребывали в том напряженном молчании, которое случается наблюдать у супружеских пар их возраста даже на отдыхе, — вспоминает Гаянэ. — Андре так изящно ухаживал за Моник, так о ней заботился и так мило ее развлекал, что казалось, что их роман начался только вчера. Трудно было поверить, что эти двое уже сорок лет женаты, что у них есть дети и внуки.

Юбилей их совместной жизни пришелся как раз на время путешествия, и они на правах новых друзей попросили Гаянэ спеть для них в честь этого события «Калинку», которую так любят все иностранцы, и «Тройку» Булахова. Причем «Тройку», возможно, не только ради национального колорита, но и ради припева:

— Едет, едет, едет к ней,

Едет к любушке своей!

ЗНАКОМСТВА, которые завязываются в подобных ситуациях, редко бывают продолжительными. Особенно если не подпитываются энергией новых встреч. Новых встреч, сколько ни загадывали, не вышло. Но все эти годы они переписывались. Гаянэ отправляла в Марсель письма, которые ее ростовские друзья переводили на французский язык, а из Марселя получала удивительные послания. Это бывало собственно письмо, написанное Моник на родном ее языке, и тут же — его подстрочник на русском. Подстрочник Моник делала сама с помощью французско-русского словаря.

Гаянэ рассказывала своим французским адресатам о просветительской миссии Ростовской филармонии. О разнообразных программах, объединяющих классическую музыку и современное ей художественное слово, а иногда еще и живопись. О замечательной публике этих программ, части которой еще в школьные годы довелось участвовать в развернутом в этих стенах уникальном проекте детской филармонии.

АНДРЕ И МОНИК называли все это русским чудом. Удивлялись и восхищались, просили Гаянэ сообщать им о ее новых концертах, присылать записи своих выступлений, имея в виду, что теперь и во Франции у нее есть горячие поклонники: Андре, Моник и их друзья.

Гаянэ мечталось, чтобы на юбилейном ее концерте звучала музыка, напоенная весенним настроением. Она остановила выбор на сочинениях (преимущественно романсах) французских композиторов. Среди них есть авторы прославленных опер с их накалом страстей, создатели любимой во всем мире музыки к хореографическим композициям. Это Бизе и Гуно, Делиб, Сен-Санс, Равель. Но и этим мастерам случалось живописать красками звуков улыбки первоцветов, порхание мотыльков, вдохновленных первыми весенними лучами солнца, пробуждение природы после зимнего сна.

Ассоциативный ряд «весна — любовь — музыка — Франция» Гаянэ продолжает именами Андре и Моник. И это для нее уже навсегда, несмотря на пришедшую недавно из Марселя скорбную весть о том, что Андре больше нет. Он превратился для нее в символ французской любви как открытого, свободного, но вместе с тем интеллигентного выражения чувственности, в символ нежной влюбленности, над которой не властно время.

Я поинтересовалась, будет ли этот концерт французских романсов звучать на французском языке, и услышала такой развернутый ответ:

— Три-четыре произведения обязательно будут исполнены на французском. Можно было бы сделать на языке оригинала и всю программу. Так сегодня многие исполнители зарубежной классики и поступают, чтобы показать, как музыка гармонирует с мелодикой самого языка. Но среди нашей публики не так много полиглотов. И она, в своем большинстве, предпочитает понимать, о чем поется, не в общих чертах, а со всеми оттенками смысла. По-моему, это тоже заслуживающая уважения российская традиция, в создание которой на протяжении многих лет вносили свою лепту прекрасные русские поэты-переводчики.

У ГАЯНЭ Джаникян много таких концертных программ, которые способствуют сближению культур разных народов. А один из самых волнительных для нее концертов так и назывался: «Песни вокруг света». Проходил он в Магасе. Гаянэ пела на двенадцати языках. В зале были представители ООН, международные эксперты, приехавшие посмотреть, по какому руслу потекла жизнь на Северном Кавказе после того, как он перестал быть зоной военного конфликта.

То, что песни Гаянэ затронули струны души этих людей, стало ясно сразу: некоторые иностранцы, когда она пела на их языке, даже привставали, чтобы дружески помахать ей рукой.

Правительство Ингушетии тогда удостоило Джаникян звания заслуженной артистки своей республики, а Гаянэ была счастлива, что открыла для себя культуру и этого народа. С тех пор она не раз еще гастролировала в Ингушетии и с радостью отмечала про себя, как много и здесь людей, для которых в мире музыки не существует национальных барьеров.

При этом Гаянэ Джаникян вовсе не из тех граждан мира, которые забывают о своих корнях. Возможно, это как раз таки память о них и делает ее столь восприимчивой к тому лучшему, что есть в других культурах. Ведь среди ее предков — армяне, русские, поляки, греки. А в вокальном мастерстве она совершенствовалась в Риге, у латышской певицы Эрики Тыпайне, которая в свое время брала уроки у итальянских педагогов.

Создание каждой новой программы зарубежной музыки — это для Гаянэ время погружения в художественную культуру данной страны. Вот и на этот раз, готовясь к концерту французской музыки, назначенному на последнее воскресенье зимы-2016, певица настраивалась на нужную волну, слушая французские народные мелодии, рассматривая альбомы французской живописи и архитектуры. Из книг выбрала биографию Виктора Гюго, составленную Андре Моруа. Очень вдохновляет Гаянэ тот факт, что Гюго в своих романах поднимал на большую духовную высоту простых людей.

— Кто-то назовет это идеализацией, но человеку необходим «нас возвышающий обман». Благодаря ему у людей вырастают крылья. Не будь у меня самой такой веры в преображающую силу музыки, наверно, я бы не стала певицей.

Марина Каминская

www.nvgazeta.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору