Предстоящие мероприятия





Севастополь
11 декабря 2016

Севастополь
11 декабря 2016

Севастополь
18 декабря 2016

Симферополь
18 декабря 2016

Читайте на эту же тему






Игорь Каждан: «Я выступил бы с оркестром и на передовой!»

Добавлено 28 августа 2015

Зал Смоленской филармонии, Вазген Вартанян (фортепиано), Академический симфонический оркестр Крымской государственной филармонии, Смоленская филармония

Новый дирижер Смоленской филармонии из Крыма — о музыке, прогрессе и войне.

Новый сезон принес Смоленскому русскому народному оркестру имени Дубровского пополнение в строю: теперь у него новый художественный руководитель и главный дирижер. С Игорем Кажданом наш город уже знаком — он приезжал вместе с Вазгеном Вартаняном в марте текущего года дать концерт, посвященный презентации нового рояля в филармонии. И вот теперь Каждан принял бразды правления оркестром и активно готовится к началу теперь уже «домашней» концертной деятельности в Смоленске.

— Игорь Александрович, для начала расскажите, как возникло ваше сотрудничество с Концертным залом имени Глинки? От вашего выступления до приглашения возглавить оркестр прошло не так много времени…

— В марте я выступал вместе с вашим симфоническим оркестром. В разговоре с руководством филармонии обмолвился, что до января возглавлял аналогичный коллектив в Крыму. Но по определенным причинам от должности там меня освободили, и на момент получения приглашения в Смоленск я находился в поисках работы. Поэтому, немного поразмыслив, согласился.

— Не в курсе, еще кандидатуры рассматривались?

— Не знаю, в очереди у дверей дирижеры обычно не стоят. (Улыбается.) Должность эта номенклатурная, решение о назначении принимается дирекцией филармонии, возможно, заместителем губернатора по культуре. Мне пришло предложение, я его принял, вот и все.

— Творческая работа подразумевает отсутствие жесткого регламента — в каком направлении работать. Что же ждет оркестр под вашим руководством?

— Кардинальных перемен не ждите. Пока, перед сезоном, идет знакомство с коллективом и репертуаром, чтобы определить дальнейшую деятельность. Сейчас играем написанное исключительно для оркестра русских народных инструментов и переложения симфонической музыки. Прощупываю почву, так сказать.

— Хорошо сыгранный оркестр — это всегда словно живой организм. Сложно в его работу подстраиваться извне?

— Если те люди, с которыми ты работаешь, — профессионалы, то никаких трудностей не возникнет. У нас сейчас царит нормальная рабочая атмосфера.

— Вы возглавляете оркестры уже не первое десятилетие. За это время наверняка сформировались собственные принципы касательно приема новых людей в коллектив. В каких случаях оркестру нужно пополнение?

— Поиск здесь осуществляется довольно просто — пишется объявление о вакансии и рассматриваются кандидатуры. А необходимость… Здесь я вижу некую недоукомплектованность. Хочется полнозвучия, а для этого не хватает нескольких инструментов в уже готовых группах играющих. Но вопрос поиска сейчас стоит остро именно для народной музыки — мало людей тянется к искусству, и еще меньше тех, кто выбирает народные инструменты. Нам нужно показать себя в новом сезоне во всей красе, чтобы заразить идеей «я тоже так хочу» молодое поколение, чтобы юные смоляне сами хотели идти учиться играть на балалайке, домре, баяне.

— И для этого вполне подойдет Смоленское музучилище?

— Я еще не совсем в курсе всей ситуации, сейчас буду просматривать набор на ближайший учебный год. Может быть, среди студентов училища есть уже достаточно подготовленные музыканты, которые смогут работать с нами. Но, увы, повсеместно сейчас кадровый голод. Я видел случаи в разных городах, когда попросту снимались люди с преподавания тех или иных инструментов из-за отсутствия спроса.

— А как ваша семья отнеслась к переезду? Все-таки одно дело — гастроли, а совсем другое — постоянное проживание.

— Семья привыкла. К сожалению, за то время, достаточно продолжительное, что я возглавлял Крымский симфонический оркестр, мне так и не предоставили служебного жилья. Возможности перевезти семью туда не было, а семья у меня большая — трое детей. Зато сейчас в Смоленск я приехал в абсолютно человеческие условия — жить есть где, спасибо филармонии. Личному кабинету тоже рад. Да-да, в Крыму у меня и его не было! А насчет переезда домочадцев… семья моя живет в Киеве, если работа здесь пойдет и все сложится хорошо, попробую договориться. Я хочу, чтобы мы жили здесь все вместе.

— В Киеве? А между вами разногласий касательно взглядов на ситуацию в Донбассе не возникает?

— Моя семья телевизор не смотрит. Основная трагедия, а также политические споры, поиск виноватых и правых обходят их стороной. Новости сейчас смотреть категорически нельзя, жизнь гораздо светлее на самом деле. Я когда с гастролями ездил, попробовал посмотреть местные сводки — в Крыму, в России, в Киеве, в Европе. Везде разные точки зрения, везде много правды, но много и лжи. Нормальный человек свихнуться может, если регулярно будет такое смотреть. Да и, я считаю, творческие люди должны заниматься своим делом, не трогая политику.

— В Великую Отечественную артисты ездили с концертами по фронтам, выступая на передовой. Если бы вам вдруг представилась такая возможность, что бы вы сыграли?

— Честно скажу, подобных ситуаций в жизни не было, так что трудно с ходу сказать. Но, пожалуй, репертуар сроился бы из музыки на военную тематику… Хотя не исключаю и произведения народной классики. От нас ведь в этом случае требовалось поддержать дух солдат, а музыка лечит и возвышает, если она хорошая, независимо от ее характера и жанра. Я считаю, что и в мирное время люди, которые несут службу в войсках и охраняют нашу страну, должны чаще приобщаться к классической музыке. Быть может, удастся договориться о концертах в военных частях Смоленска, мы бы с удовольствием там сыграли. Спасибо за интересную мысль!

— Сейчас у людей множество возможностей слушать любимую музыку в записи, что постепенно снижает ажиотаж вокруг концертов. Живой звук находится не в фаворе.

— Да, такое особенно заметно в последнее время, когда поп-культура стала слишком навязчивой. Человек покупает билет, идет слушать любимого певца, а ему подсовывают фонограмму. Обман остается в голове как негативный опыт. Из-за такой ситуации на афишах симфонических оркестров даже стали писать «живой звук». Для меня это было шоком — а как иначе-то? Но сегодня люди слишком недоверчивы. Их можно понять. Конечно, хочется возвращать наплыв зрителей в залы с живым звуком, это ведь и для музыкантов поддержка, и все-таки уникальное звучание именно подготовленного концертного зала, с которыми не сравнятся даже самые дорогие акустические системы дома. Людей нужно воспитывать — и воспитывать на чем-то хорошем. Был ведь даже период, когда русская народная музыка считалась второсортной. Но разве это так? Возьмите русских композиторов-классиков, те, кто писал для симфонических оркестров, неизменно использовали народные мелодии в своих концертах.

— Вам нравится время, в котором живете?

— Век высоких технологий стоит благодарить за многое. Возможность через Интернет смотреть записи разговоров с современными мэтрами музыки, знакомиться с записями старинных концертов, учиться от них тому, чего никогда бы не преподавали в консерваториях… Это бесценно, и за такое стоит благодарить судьбу, что довелось жить именно сейчас.

— Спустя какое-то время, 100–200 лет, современные композиторы смогут встать в один ряд с корифеями прошлого?

— Думаю, что нет. Сейчас очень мало музыки на таком же уровне. Чайковский, Глинка, Рахманинов… как они звучали раньше, так и будут звучать после нас. Они феномен, они гении. Тогда были Мелодии с большой буквы. А сейчас… вот вам живой пример: была передача «Песня года», в советское время композиторы писали музыку, артисты исполняли песни на нее, а потом… от композиторов мало кто остался, 3–4 гармонии — это же не музыка, так, заготовка, подходящая разве что под песню-однодневку, что и сделали основой передачи.

— Сегодня в мире очень популярны выступления оркестров под открытым небом. Наш город готов к такому, как считаете?

— Это отличное веяние. Прямо перед приездом сюда, 1—2 августа, в Крыму отыграли на фестивале «Симфония южного берега»: был, выражаясь современным языком, оупен-эйр, очень популярный у местных жителей. Думаю, если в Смоленске найдется хорошая площадка, было бы здорово выступить в непринужденной обстановке, чтобы было меньше строгости — чтобы люди пришли просто отдохнуть на свежем воздухе и обогатиться духовно.

— Музыку в работе и личной жизни стараетесь разграничивать? Может быть, после того, как отыграли концерт, дома слушаете что-то, например, «потяжелее»?

— Я практически все свободное время репетирую с оркестром или занимаюсь дома, готовя программу репетиций. Вне этого стараюсь просто отдыхать. Heavy metal не слушаю, если вы об этом, а лучше с удовольствием погружусь в мелодии Рахманинова.

— А к рок-музыке в исполнении симфонического оркестра как относитесь? Осенью в нашем городе как раз планируется такой концерт.

— О, это прекрасно! Неоднократно слышал подобные проекты, например, у группы Scorpions. Если подойти грамотно к переложению музыки, то любой жанр в оркестровом исполнении будет смотреться достойно. Исполняют же оркестры и джаз, и эстрадную музыку. Если выдастся возможность, на тот концерт с удовольствием схожу!

— Бывают в работе дирижеров такие моменты, когда внезапно «всплывают» рукописи произведений, которые не игрались ранее или были утеряны?

— В моей практике не случалось такого, но в Крыму много премьер сыграл, того, что не исполнялось ранее. Есть дирижеры, играющие классические программы, есть специализирующиеся на современной музыке, есть те, кто открывает публике новых композиторов. Я стараюсь все это объединить. Буквально на днях ознакомился с творчеством профессора Уральской консерватории Бызова. Очень интересная музыка, обработки для народного оркестра, детские сказки. Хочу найти с ним контакт и попросить для исполнения в Смоленской филармонии. Надеюсь, получится сделать для смолян интересное открытие.

Автор: Евгений Гаврилов

gorodnews.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору