Иван Почекин: «Каждая нота должна иметь свое начало и свой конец…»

Добавлено 21 апреля 2017

Иван Почекин (скрипка)

С молодым, но известным скрипачом Иваном Почекиным мы встретились через несколько дней после его выступления на сцене концертного зала имени С. В. Рахманинова «Филармония-2», расположенным в Олимпийской деревне. В сопровождении Государственного академического симфонического оркестра России имени Е. Ф. Светланова под управлением дирижера Александра Сладковского он виртуозно исполнил Концерт № 1 для скрипки с оркестром ля минор, соч. 99 в четырех частях Дмитрия Шостаковича. И в очередной раз подтвердил свой высокий профессионализм умением мастерски доносить до слушателя все сложнейшие и тончайшие нюансы музыкального произведения такого выдающегося композитора как Шостакович.

Дебют Ивана Почекина состоялся в 2002 году в Большом зале Московской консерватории, когда ему было 15 лет. Тогда он исполнял Второй скрипичный концерт Прокофьева со студенческим оркестром Московской консерватории под управлением дирижёра Анатолия Левина. С тех пор его концерты с разными оркестрами с большим успехом проходят в России и за рубежом. Он играл на XIII Пасхальном фестивале с оркестром Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева; с Большим симфоническим оркестром имени П. И. Чайковского во главе с Владимиром Федосеевым; сотрудничает с Государственным академическим симфоническим оркестром России имени Е. Ф. Светланова. А 26 сентября 2014 года блестяще выступил с Российским национальным оркестром под руководством Михаила Плетнева на VI Большом фестивале РНО в Концертном зале имени П. И. Чайковского.

Поскольку наше общение с Иваном Почекиным проходило в автомобиле, на котором он прибыл на интервью, это определило и первый вопрос к нему:

— Вы водите машину?

-Да, люблю скорость и много езжу на машине, в том числе на концерты. По окончании не раньше, чем через час я могу сесть за руль, потому что сосредоточенность на музыке не позволяет сразу отойти от нее.

-Вам важно, с каким дирижером Вы выступаете, его отношение к Вам, его личность?

-Конечно. Важно также и то, как мы сходимся по-человечески. Если для нас обоих главное — музыка, то нам легко.

— Не поделитесь впечатлениями о дирижерах, с которыми выступали?

-На мой взгляд, Михаил Васильевич Плетнев является не только исполнителем, но и соавтором музыки. Он превозносит ее, и аккуратно, и в то же время смело относится к авторскому музыкальному тексту. И при этом удивительно чутко слушает солиста и слышит каждый исполняемый им звук, я бы сказал, предугадывает замысел.

— Вы получаете что-то от дирижера при общении с ним?

-Разумеется. При общении мы постоянно обмениваемся информацией. Например, играя с Владимиром Юровским — руководителем Госорекстра России имени Е. Ф. Светланова, я был поражен тому, как он владеет информацией. Мы исполняли концертную пьесу для скрипки с оркестром Чайковского «Вальс-скерцо» (1877), которую композитор посвятил скрипачу Иозефу Котеку. Так о ней он знал больше, чем все скрипачи, с которыми мне довелось обсуждать это произведение. Он — потрясающий эрудит! Вообще каждому дирижеру присущи свои отличительные черты.

— А что интересного в сотрудничестве с Валерием Гергиевым?

-Валерий Абисалович — уникальный человек и дирижер. Маэстро 24 часа в сутки живет в музыке!

— Вы выбираете дирижера, или он выбирает Вас?

-Обычно исполнителя с дирижером объединяет менеджмент, то есть тот, кто организует концерты. Но также профессиональные и человеческие взаимоотношения, благодаря которым планируются какие-то программы.

— А кто ваш менеджер?

-В России я являюсь солистом Московской филармонии, а также участником проекта Министерства культуры Российской Федерации «Звезды XXI века». На сегодняшний день в рамках программы я выступил более чем в 50 городах России.

— Где выступаете?

-И в Москве, и в Петербурге. И в Казани, ставшей также музыкальной столицей благодаря Сладковскому. Он поднял на потрясающий уровень Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан, который имеет абсолютно свой почерк и стал одним из лучших оркестров страны. В прошлом сезоне у нас с братом был тур по Дальнему Востоку, где мы выступали в Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Владивостоке и т. д. Много раз бывал в Иркутске, в том числе на фестивале Дениса Мацуева. Иркутск, конечно, уникальное место и по природе, и потому, что там творчески дышится.

— Благодаря Мацуеву?

-Безусловно, на музыкальной карте мира он сделал этот город известным.

— Вы еще не сказали о Владимире Федосееве.

— Владимир Иванович, конечно, патриарх, представитель старой школы.

-Бывает, что, окунувшись во что-то один раз, думаешь, хватит. А в другом случае понимаешь, что хотелось бы повторить.

-Последнее время мне, видимо, везет на дирижеров и музыкантов, с которыми выступаю, поэтому, в основном, хочется все повторять. Мне хорошо запомнилось, что после того, когда я первый раз играл с оркестром Плетнева и вышел со сцены, у меня сразу появилась мечта сыграть с ним еще раз.

-У Вас были такие знаменитые учителя, как Галина Степановна Турчанинова, которая первой дала Вам в руки скрипку; Майя Самуиловна Глезарова в Центральной музыкальной школе и училище при Московской консерватории. Вы обучались в классе Виктора Третьякова в Высшей школе музыки в Кельне (Германия) и окончили Базельскую аспирантуру у скрипача Райнера Шмидта из австрийского «Хаген-квартета». Часто возвращаетесь в памяти к своим педагогам, или, может быть, встречаетесь с ними? Кому из своих учителей Вы больше всего благодарны?

-Я благодарен всем, кто учил меня в жизни. Потому что передавать знания из поколения в поколение, это, наверно, обязанность каждого человека в мире. Потом все это приумножается.

— Мне кажется, что учителя становятся знаменитыми, потому что ученики их делают такими?

-Безусловно, сначала ученики должны своим учителям, а потом случается, что, благодаря ученикам, учителя получают известность.

— Сейчас наступил юбилейный год Шостаковича и Прокофьева. Как готовитесь?

-В этом году я сыграл в Москве уже два концерта Шостаковича, причем, с одним и тем же коллективом — Госоркестром России имени Е. Ф. Светланова, но дирижеры разные. В Концертном зале имени П. И. Чайковского в рамках абонемента «Звезды XXI века» Филармонии мы исполняли скрипичный Концерт № 2 Шостаковича с Алексеем Богорадом. Там же, 19 мая мы будем выступать с Концертом № 1 для скрипки с оркестром Прокофьева вместе с Большим симфоническим оркестром имени П. И. Чайковского под управлением Александра Дмитриева.

-Когда Вы читаете ноты, у Вас появляется свой взгляд на произведение композитора?

-Безусловно, все по-разному читают ноты. Но если учесть, что Шостакович жил недавно, то нельзя терять достоверную информацию, оставшуюся после него. А, например, Бетховен (1770−1827) жил более 200 лет назад, поэтому сложнее судить о том, как он сам слышал свою музыку. В то время, как музыкальный портрет Шостаковича можно составить из первоисточников. При этом, есть видео с Шостаковичем, по которому можно узнать, как проходили репетиции его первого концерта с Давидом Ойстрахом. Есть телефонный разговор Дмитрия Дмитриевича с Давидом Ойстрахом, где они обсуждают важные подробности исполнения второго скрипичного концерта Шостаковича, мировая премьера которого состоялась 26 сентября 1967 в Большом зале Московской консерватории. Там представлено все, вплоть до того, что автор сам напел темп финала. То есть, он дал ответ на то, как должно звучать его сочинение.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее о том, что Вы играете вместе со своим младшим братом, скрипачом Михаилом Почекиным?

-Мы играем многие известные произведения, написанные для двух скрипок, и для скрипки и альта, поскольку я также играю на альте. В том числе, Двойной концерт Баха для двух скрипок с оркестром; концерты Антонио Вивальди; «Наварру» для двух скрипок Пабло де Сарасате. Недавно выучили двойную сонату для двух скрипок бельгийского композитора Эжена Изаи. Сейчас Михаил нашел очень интересные произведения французского барокко для двух скрипок. Безусловно, потрясающие дуэты Моцарта для скрипки и альта. Недавно в Германии мы нашли еще одно произведение: дуэт для скрипки и альта итальянского скрипача и композитора Алессандро Ролла — учителя Паганини.

— Где Вы живете? Некоторые музыканты обустраиваются за рубежом.

-В основном, я живу в Москве, хотя родители живут в Испании.

— Ваш папа, Юрий Почекин, известный скрипичный мастер! В 2014 году он возглавлял жюри Первого Международного конкурса скрипичных мастеров «Скрипка: душа и облик», проходивший в Москве. Вы играете на инструментах, изготовленных вашим отцом?

-Конечно, вплоть до сегодняшнего дня я периодически играю на его скрипке и альте. Вообще он изготовил около трехсот инструментов, на которых играли и играют многие музыканты.

— Интересно, где он приобрел мастерство?

-В Кремоне, в Италии, после того, как выиграл IV Всесоюзный конкурс скрипичных мастеров. Министерство культуры направило его на стажировку в Италию, где он два года учился в Институте скрипичных мастеров имени Страдивари. Ему тогда было столько лет, как мне сейчас, около 30. Он все инструменты — от и до — делает сам, без подмастерьев.

— Не хотелось ли вам перенять у него мастерство?

-Это сложно совмещать. Папа, как скрипач, окончил Институт имени Гнесиных (ныне — Российская Академия музыки) и занимался струнным квартетом под руководством первого скрипача квартета имени Бородина Ростислава Дубинского. А параллельно посещал факультатив скрипичного мастера Бориса Горшкова. Но, в конечном счете, выбрал профессию скрипичного мастера. За инструментами к нему приезжают музыканты из разных стран, в том числе из Англии, Германии, США. Он — консультант по струнным музыкальным инструментам Мариинского театра.

— На VI Большом фестивале РНО Михаила Плетнева Вы играли на скрипке Паганини.

-Это был специальный проект, когда коллекционер Максим Викторов предоставил скрипку на один концерт. Я занимался на ней несколько дней; это уникальный инструмент — образец кремонской школы. Последний же год я играю на скрипке неаполитанского мастера Томмазо Эберле, изготовленной в 1770 году.

— Сколько скрипок у Вас было с детства?

-Дело в том, что папа для нас с братом сначала разработал и сделал специальные, промежуточные, скрипки — между размерами ¾ и ½; потом нам было легко переходить на другие по размеру скрипки; с 13 лет я играю на целой скрипке. При этом надо знать, что ни есть хорошо часто менять инструмент: с ним следует сжиться, а для этого нужно время.

— Занимаетесь камерным музицированием?

-Я считаю, что в России мало камерного музицирования. В Европе же все строится на этом. Поэтому там много выступлений, в том числе на фестивалях. В последнем сезоне я участвовал в фортепианном фестивале «Пианоскоп» в городе Бове (Франция), художественным руководителем которого является Борис Березовский. Мы с ним исполняли Дивертисмент для скрипки и фортепиано Игоря Стравинского. Также я участвовал в фортепианном квинтете в интересном составе. И еще был в городе Нанте (Франция) на Международном музыкальном фестивале «Безумный день», который длится без перерыва весь день. Там я исполнил два трио — Чайковского и Рахманинова — с Борисом Березовским и потрясающим французским виолончелистом Анри Демаркетт, который играет на виолончели Страдивари, что большая редкость. Потом у нас с братом был тур по Германии и концерты в Испании.

— В какой стране на Западе понравилось выступать?

-Самые эрудированные страны в культурном плане, на мой взгляд, это — Германия, Австрия, Швейцария.

— А в каком зале в России или на Западе больше всего нравится играть?

-С детства особые эмоции у меня вызывает Большой зал Московской консерватории. И, конечно, приятно выступать в Концертном зале имени П. И. Чайковского, где потрясающая акустика. А это для меня — самое главное, потому что, когда играешь, даже физически ощущаешь себя по-другому; и по-другому слышишь себя; музыкальная фраза строится по-другому и так далее. Ведь каждая нота должна иметь свое начало и свой конец…

Алла Буловинова
Фотографии предоставлены автором
www.muzklondike.ru/events/…skim

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2017 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору