Предстоящие мероприятия

Москва, Санкт-Петербург
с 23 сентября 2016 по 9 июня 2017






Читайте на эту же тему







Конкурс Чайковского: фаворитом дня стал пианист из США

Добавлено 18 июня 2015

Международный конкурс имени П. И. Чайковского, Большой зал Московской консерватории, Екатерина Мечетина (фортепиано)

XV Конкурс им. Чайковского. Первый тур, фортепиано
Во второй день прослушиваний I тура в номинации «Фортепиано» в Большом зале консерватории атмосфера была более спокойной. Публики было больше, обсуждения выступающих в холле шли оживленнее.

Серию дневных прослушиваний открыл 27-летний Михаил Берестнев, выпускник Российской академии музыки им. Гнесиных, ныне обучающийся в США.

Следом выступал яркий пианист из Южной Кореи Джон Бом Сон (выпускник Корейского национального университета искусств, студент Мюнхенской высшей школы музыки и театра), который выстроил конкурсную программу по собственным правилам. Вместо традиционной последовательности «Бах-соната-пьеса-этюды», пианист начал с «Думки» Чайковского, затем исполнил Прелюдию и Фугу ре минор из второго тома ХТК, три этюда и в завершении выступления — «Аппассионату» Бетховена.

Третьим конкурсную программу представил 31-летний китайский пианист Мойе Чень, выпускник Шанхайской консерватории музыки, ныне обучающийся в докторантуре Университета Иллинойса в США. Вдумчивый и одаренный пианист Чень продемонстрировал и великолепную подготовку, и виртуозность азиатской фортепианной школы.

Завершал программу дневных прослушиваний Андрей Дубов, выпускник РАМ им. Гнесиных, ныне аспирант Университета Моцартеум в Зальцбурге. Впечатления от этой первой четверки пианистов мы обсудили с пианисткой Екатериной Мечетиной.

Екатерина Мечетина: От выступления Никиты Берестнева, к сожалению, впечатление очень слабое. А следующий пианист, Джон Бом Сон — удивительный участник для меня: во-первых, он выбрал рояль Fazioli, чем сразу привлек внимание. Эта марка роялей хоть и не редкость, но все же это не Steinway. Он замечательно исполнил Прелюдию Баха, с невероятным чувством ритма. Но главное, о чем хочется сказать — это звучание его рояля: во время его игры у меня было ощущение, будто жжет лазером по роялю, и расплавленный металл стекает со струн. Сначала это подкупало: столь ясного звукоизвлечения с благородным «металлом» до сих пор не было. Однако тот же звук в «Аппассионате» Бетховена в какой-то момент стал казаться перебором. Когда одна кульминация сменяет другую, а за ней следует другой взрыв, и еще, и еще — от этого устаешь.

Мойе Чень — это музыкант, который по-настоящему занимался музыкой на сцене: в его игре была импровизационность и очень личностное, индивидуальное выражение. «Апрель» Чайковского ему не удался. Но в Сонате Моцарта до-мажор, особенно во второй части и в финале была и стильность, и легкость звучания.

Последний участник Андрей Дубов — с одной стороны, потрясающий профессионал: он делает все именно так, как нужно. Но у меня было впечатление, что за роялем сидит биоробот. Только на этюдах он немного «реабилитировал» себя: сыграл их близко к совершенству,

Серию вечерних прослушиваний открыла 31-летняя пианистка из Южной Кореи Сан Ен Ким, выпускница Корейского национального университета искусств в Сеуле и Бостонской консерватории в США. Сильная, харизматичная Сан Ен произвела впечатление своей эмоциональностью, пластичной, органичной виртуозностью и особым артистическим подъемом, который ощущался в каждом исполнительском движении и жесте. И хотя русская музыка (и в особенности Чайковский) часто трудно дается в стилистическом отношении представителям других культур, пианистка с глубоким чувством исполнила «Ноктюрн» Чайковского. И впервые за время прослушиваний прозвучала первая часть его же Большой сонаты соль мажор.

Следующим музыкальную эстафету вечера принял Дмитрий Онищенко — пианист, успевший к своим 32 годам поучиться у многих выдающихся педагогов: Льва Наумова и Андрея Диева в Московской консерватории, в Королевском колледже музыки, в Ганновере. Исполнение этюдов Шопена, Листа и Рахманинова говорило об одном: Дмитрий — пианист больших концертных залов, с масштабным мышлением, фресковой манерой игры, яркой индивидуальностью высказывания. Однако, в сонате Моцарта ля-минор, показалось, он эмоционально заскучал. Зато «Декабрь. Святки» Чайковского слушались на едином длинном дыхании выстроенных фраз и динамических градаций. После выступления Дмитрий Онищенко рассказал:

— Конкурс очень отличается от концерта, независимо оттого, сколько раз музыкант играет на этой сцене. Это совершенно другое напряжение, другая концентрация, другое отношение к тому, что делаешь. Слава Богу, этот тур я отыграл; что будет дальше — как Бог даст.

Что вам помогает настроиться именно на конкурсное выступление?

Дитрий Онищенко: Помимо занятий как таковых, какое-то внутреннее «обнуление». Выходя на сцену, я представляю, что музыка только-только рождается и еще никогда не была написана, и сейчас моя миссия — ее сочинить. Это не значит, что я не помню где какие у меня задачи. Я будто делюсь на две части: одна часть наблюдает за рождением этой музыки, а вторая — поддерживает первую, не дает ей пойти куда-то не туда.

В завершение второго дня прослушиваний выступил представитель США, обаятельный 23-летний пианист Рид Тецлофф (магистрант Колледжа Мейнс в Нью-Йорке, завоевавший самые продолжительные за весь день аплодисменты своим проникновенным исполнением «Размышления» Чайковского. Изящно и обаятельно — так можно охарактеризовать стиль его игры и в сонате ми-бемоль мажор Гайдна, и в Восьмом этюде Шопена. «Метель» же Листа, по определению не попадающая под данные эпитеты, пианисту не удалась по образу. И все-таки именно Рид Тецлофф стал фаворитом публики этого второго дня. Как сказал сам пианист после выступления:

— Для меня выступление в Московской консерватории — это волшебство. Я почувствовал это еще на отборочном туре, когда играл Седьмую сонату Скрябина. Я играл эту сонату и ощущал магию места: ведь сам Скрябин, возможно, был здесь, в этих самых стенах, быть может, он сам занимался в этих классах. Здесь был сам Чайковский, здесь выступал Ван Клиберн и многие легендарные музыканты мира! Участие в конкурсе Чайковского для меня — это возможность прикоснуться к великой традиции. Быть здесь и выступать на сцене Большого зала консерватории — большая честь и счастье для меня.

Текст: Светлана Елина
www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору