Конкурс Чайковского: У виолончелистов прошел первый день второго тура

Добавлено 22 июня 2015

Международный конкурс имени П. И. Чайковского, Миша Майский (виолончель)

Анастасия Кобекина. Фото: tchaikovskycompetition.com
Выступлением юной российской виолончелистки Анастасии Кобекиной открылся первый этап II тура виолончелистов на конкурсе Чайковского. В течение двух дней двенадцать прошедших во второй тур участников продолжат свое состязание в камерных программах, а затем выступят с камерным оркестром.

Анастасия Кобекина стала единственной представительницей нашей страны среди мужской европейской команды, выступавшей в воскресенье на сцене Малого зала. И в целом ей удалось раскрыться лучше, нежели в первом туре.

«Элегия» Рахманинова была по-юношески трепетной и импульсивной, в Сонате Шуберта очень хорошо прозвучала созерцательно-медитативная вторая часть, а в виртуозных «Вариациях на тему из оперы „Моисей в Египте“ Дж. Россини» Паганини (которые на конкурсе исполняются и скрипачами) в виолончельной версии Луиджи Сильва продемонстрировала блестящую технику и виртуозное умение снайперски попадать в ноты даже в самом высоком регистре. Молодость, красота и артистизм очень хорошо работают на юную артистку, вызвавшую искренне-восторженный прием у публики.

Завершивший тот же дневной блок немец Леонард Эльшенбройх напротив продемонстрировал ученость и основательность. Прокофьевская соната была сыграна скорее в брамсовском ключе, в духе рапсодий-сказаний, что в целом не противоречило характеру этой музыки, а собственно Вторая виолончельная соната самого Йоганнеса Брамса отличалась серьезной значительностью и глубиной, Эльшенбройху лучше всего удалось показать во второй, медленной части, диалог немецкого романтика с Бетховеном, в частности с Adagio из его Второй фортепианной сонаты, вкрапления из которой прозвучали не просто как «цитаты», но как постижение самого духа созерцания, мерной поступи жизни и места художника в ней.

Испанец Пабло Феррандес, блеснувший в первом туре, фактически сыграл ту же программу, что и Эльшенбройх, только, может с большей страстностью и не таким роскошным, «бархатным», звуком.

В вечерних конкурсных прослушиваниях приняли участие оба французских участника второго тура: Тристан Корну и Бруно Филипп, представившие разные артистические образы. Взрослый, и вполне сложившийся артист Тристан был в своей игре рационален и даже немного суховат (очень тонко были сыграны им изысканные современные пять пьес из сборника «Знаки, игры и послания» Дьердя Куртага).

В середине вечернего блока на сцену Малого зала вышел ровесник Бруно Филиппа, молодой и удивительно талантливый музыкант из Румынии Андрей Ионица, который представил, пожалуй, самого серьезного и трагического Шуберта, в Сонате «Арпеджионе» которого музыкант был очень пластичен и серьезно следовал за всеми душевными порывами в светлом и хрупком шубертовском музыкальном мире. Бруно, напротив, покорил зал юношеской непосредственностью, сочетавшейся с крепкой профессиональной выучкой, финальная блестящая пьеса Encore (что можно перевести как «Пьеса на бис») молодого французского автора Жерома Дюкро, беззлобный стеб над романтическим «чесом» и пафосностью, заметно подняла настроение публики после немного расплывчатой и не совсем понятной Сонатой Пуленка.

Следующий день наполовину будет принадлежать московским музыкантам, готовым вступить в серьезную борьбу. Так что перед жюри, к членам которого добавились Миша Майский и Марио Брунелло, будет стоять весьма непростая задача конкурсного отбора.

Текст: Егор Ковалевский
www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору