Любовь и весеннее настроение

Добавлено 01 апреля 2010

Любовь Белоцерковская (сопрано)

Итальянское весеннее настроение привез в Саратов гость XVIII органного фестиваля — профессор Флорентийской консерватории, кафедральный органист собора Святой Анны в Риме Джованни Клавора Браулин. Весна просто немыслима без любви и на сцене Большого зала — юное создание с именем, которое воспевали поэты во все времена, — Любовь.

Сеньор Браулин решил не ограничиваться одним субботним концертом и дал еще один — детский — в воскресенье, несколько адаптированный вариант субботнего. Что весьма и весьма отрадно, поскольку детскими органными концертами саратовцев балуют не часто, только на Рождество. Поэтому оба выходных дня в Большом зале консерватории был полный аншлаг.

Искушенные в органной музыке саратовцы не могли пройти мимо весьма и весьма любопытной программы «Аве, Мария. Весна в Риме» — с точки зрения представленных композиторов и произведений.

Вполне вероятно, что для профессиональных музыкантов имена Иосифа Рейнбергера, Энрико Босси, Сезара Франка, Алессандро Марчелло, Шарля Видора, Флора Питерса уж если не говорят о многом, то хотя бы известны. А вот саратовская публика, можно сказать, только начинает открывать их для себя. На этом зрительские открытия не заканчиваются, а скорее, только начинаются. Поскольку вниманию многоуважаемой публики весьма необычно преподносится такое известное произведение, как «Аве, Мария». Шесть разных композиторов — от Баха — Гуно и Сен-Санса до С. Смирнова. Шесть сюжетов, шесть не похожих один на другой женских образов создает на сцене молодая певица Любовь Белоцерковская (сопрано), начиная мадонной с младенцем («Аве, Мария» Баха — Гуно) и заканчивая нашей современницей («Аве, Мария» Сергея Смирнова).

Вокально-органный дуэт получился весьма слаженным. Несмотря на то, что и «Аве, Мария», и органные произведения самодостаточны, программа не выглядела как борьба между вокалом и органом, скорее, наоборот. Развитие линии женских образов буквально обволакивалось, как тончайшим китайским шелком, великолепной музыкой И. Рейнбергера (Интродукция и Пассакалия из сонаты № 8), А. Марчелло (Адажио), Ш. Видора (Анданте из «Готической симфонии»).

Пока еще ни один органист не упустил случая представить свои импровизации. Парафраз Джованни Браули на темы неаполитанских песен напомнил всем известные «Санта Лючию», «Неаполитанскую страсть» — удивительно лиричную и нежную.

Оба концерта Синьор Браулин закончил Концертной пьесой Флора Питерса, которая не могла не обратить на себя внимание великолепной игрой на педалях органа, когда у звука появляется совершенно необыкновенный объем и глубина.

Нам показалось в некоторых темах, сыгранных Джованни Браулином, довольно отчетливо слышались русские мотивы, о чем не преминули задать вопрос маэстро. «Русские мотивы звучат совершенно не случайно, — раскрывает секреты Джованни Баулин. — Когда я читаю русскую литературу, Достоевского, я нахожу много общего между нами. С немецкой и английской литературой такого не происходит». Может, поэтому органист во второй свой приезд в Россию выбрал провинциальную глубинку. Хотя с певицей органист встретился буквально перед концертом, это не помешало им составить прекрасный, как было немного пафосное, на мой взгляд, объявлено, интернациональный дуэт.

Несколько вопросов вокалистке и нашей землячке Любови Белоцерковской.

Корр.: Люба, мы слышали Вас уже с тремя органистами: Петером Оверкерком, Арьяном Брейкховеном и сегодня — Джованни Браулин. С кем из них Вам более всего понравилось работать?

Л. Белоцерковская: Мне со всеми органистами было интересно работать, потому что у них абсолютно разные школы: нидерландская, германская; сегодня я впервые пела с органистом итальянской школы. Я думаю, с исполнением, которое Вы слышали раньше, существует большая разница: много рубато, много страстных порывов в музыке — это очень интересно, потому что программа была составлена из достаточно консервативной и очень известной музыки. Такое произведение, как «Аве, Мария», было дополнено сердечными и романтическими порывами самого органиста, как могут только итальянцы.

Корр.: Кто написал сценарий и режиссировал такую несколько необычную подачу довольно известного произведения?

Л. Белоцерковская: Сама была режиссером и в этом проекте, и в других, но в Петербургской консерватории много работала с режиссером Мариинского театра Алексеем Олеговичем Степанюком, раскрывшем секреты режиссуры и актерского мастерства. Я много думала, как можно сделать концерт интереснее. «Аве, Мария» — очень статичное произведение, и мне кажется, сейчас стоит иногда позволять себе делать его более современным, авангардным, т. е. более интересным для публики. И такая режиссура, на мой взгляд, очень помогает.

Корр.: Мне кажется, публика в любом случае не осталась равнодушной к такому театрализованному исполнению «Аве, Марии».

Л. Белоцерковская: Я надеюсь, что публика не испугалась этого.

Корр.: Зрители были немного озадачены последним эпизодом с мобильником.

Л. Белоцерковская: Вообще-то вместо мобильного телефона в руках у меня была пудреница, потому что телефон я просто забыла в гримерке, а возвращаться — плохая примета. Решили, что я открою пудреницу и сделаю вид, что это телефон-раскладушка.

Корр.: Буквально через несколько дней у Вас день рождения. Что было бы лучшим подарком для Вас в этот день?

Л. Белоцерковская: Свой самый большой подарок я уже получила. По крайней мере, на этот день рождения, — я смогла приехать домой. Я чаще за рубеж езжу, чем домой. К тому же концерт был просто замечательный. Мне очень понравилось работать с Джованни Браули. Так что можно сказать, что все свои подарки я уже получила.

www.bogatej.ru
«Газета «Богатей»
Статья из № 12 (526) от 01.04.2010
Худсовет
Лана СОКОЛОВА

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору