«Меня очень привлекает концертная деятельность. Это сродни спорту»

Добавлено 04 мая 2012

Сергей Загадкин (фортепиано)

Сергей Загадкин, пианист, заслуженный артист России:
«МОЯ СУДЬБА БЫЛА ФАКТИЧЕСКИ ПРЕДРЕШЕНА»

Загадкин - продолжатель хорошо известной не только в профессиональных кругах, но и многочисленным любителям музыки самарской музыкальной династии. Его мать Магдалина Николаевна Загадкина была заведующим фортепианным отделением музыкального училища, а отец - заслуженный артист России Николай Михайлович Загадкин в течение нескольких десятилетий являлся концертмейстером академического симфонического оркестра филармонии.

Сегодня Сергей Загадкин – гость нашей газеты.

- Моя судьба была фактически предрешена. Не только отец и мать, но и бабушка Серафима Александровна Котельникова была музыкантом. Еще в двадцатые годы прошлого столетия она окончила музыкальный техникум. Бабушка была и моим первым педагогом по фортепиано. Все мы коренные самарцы, так что говорить о местной музыкальной династии Загадкиных можно, не кривя душой.

- Очевидно, в выборе профессии музыканта сыграло роль и призвание.

- Занятия музыкой требуют немалых жертв, и поэтому в детстве без некого насилия над личностью не обошлось. Но серьезной альтернативы занятиям музыкой у меня все-таки не было. Здесь, в Самаре, я окончил музыкальную школу и училище по классу Лидии Александровны Муравьевой, в Москве, в Гнесинке моим педагогом был известный пианист Аркадий Севидов. В течение года я занимался с Евгением Малининым.

- Вы и сами сразу по окончании учебы стали преподавать.

- Совместить эти две ипостаси удается далеко не всем, но я попытался это сделать. После института несколько лет поработал в музыкальном училище. Сейчас я доцент кафедры фортепиано академии культуры и искусств. Горжусь, что среди моих воспитанников есть отмеченные на нескольких международных и всероссийских конкурсах.

- На концертных подмостках вы тоже сразу почувствовали себя вполне комфортно

- Меня очень привлекает концертная деятельность. Это сродни спорту. Когда-то считал себя приверженцем романтического направления, сейчас с удовольствием играю музыку разных эпох. У меня были сольные концерты в Саратовской консерватории, в Институте имени Гнесиных в Москве. Каждый год несколько раз играю в Самаре, в том числе и с симфоническим оркестром. Сейчас мои программы включены в филармонические абонементы.

- Вы один из немногих местных музыкантов, ставших дипломантом международного конкурса.

- О том, первом и единственном в моей жизни международном конкурсе имени Виотти в Италии я узнал совершенно случайно. Конкурсная программа была достаточно сложной и разнообразной: Бетховен, Моцарт, Гайдн, современные композиторы. Свою программу-минимум я тогда выполнил, хотя, наверное, мог сыграть и лучше.

- Сейчас местные музыканты, в том числе и ваши ученики, понемногу начинают выходить на конкурсную орбиту.

- У нас в Самаре есть талантливая молодежь. Но самые способные дети из музыкальных школ в большинстве своем сразу уезжают в столицу. Раньше такого не было: практически все оканчивали местное музыкальное училище. Творческого вуза в Самаре не было. Сейчас к нам в академию идут те, кто по каким-то причинам не поехал в консерваторию. К сожалению, лучшие ученики музыкальных школ минуют наше училище, а лучшие его выпускники - академию. Хотя педагогические кадры у нас в городе всегда были и есть. Разве можно забыть, например, Лидию Александровну Муравьеву...

- Вы были инициатором и участником интересных музыкальных акций в Самаре.

- Идея фестиваля «Пять вечеров у рояля», на котором самарскими пианистами были исполнены все тридцать две сонаты Бетховена, родилась на кафедре фортепиано академии культуры и искусств. Нас поддержали тогдашний директор художественного музея Аннета Яковлевна Басс и департамент культуры, выдавший целевой социально-творческий заказ. Все концерты в Мраморном зале музея прошли на аншлагах. Это была в первую очередь просветительская акция, так как в Самаре полный сонатный цикл Бетховена исполнялся впервые. И наши пианисты находились в творческом порыве, сделали все что могли. В заключение в сопровождении симфонического оркестра филармонии под управлением Михаила Щербакова были исполнены все фортепианные концерта Бетховена. В Мраморном зале прошел также и рахманиновский цикл, в котором были представлены сочинения разных жанров. Мечтаю о таком же шубертовском цикле.

- Судя по всему, музыкальная династия Загадкиных имеет свое продолжение.

- Ее продолжателем стал мой сын Александр. Он тоже пианист.

СПРАВКА. Сергей Загадкин родился в Самаре. Окончил Российскую академию музыки имени Гнесиных. Лауреат VIII Конкурса молодых пианистов имени Д.Кабалевского, дипломант Международного конкурса пианистов имени Виотти в Италии. Доцент Самарской академии культуры и искусства. Концертирует в городах России и за рубежом. Заслуженный артист РоссииДля Самары творческая карьера Загадкина – большая редкость.

Свой почерк
В рамках филармонического абонемента «Steinway приглашает» состоялся сольный концерт Сергея Загадкина

Для Самары творческая карьера Загадкина – большая редкость. Он один из немногих местных пианистов, кому удалось выйти на достаточно высокую исполнительскую орбиту. Всегда обращали на себя внимание явственное волевое начало и замкнутая сосредоточеность манеры Загадкина, несколько суховатой и не лишенной подчас форсировки. Казалось, что легкость и прозрачность звучания - не для него. Однако очевидным было и то, что его исполнительская манера с течением времени совершенствуется, обретая все большую свободу, глубину и гибкость интерпретации.

Сегодня Сергей Загадкин - мастер, очень серьезный музыкант, хотя на сцене, как и в начале своей исполнительской карьеры, он по-прежнему все так же замкнут и даже мрачноват. Это не вполне сочетается со светлым, солнечным колоритом сочинений Моцарта, которые открыли программу концерта. В первом отделении прозвучали также сочинения Гайдна и Листа, во втором - фортепианные миниатюры Рахманинова, Скрябина и Равеля.

Пианисту близка медитативная, далекая от бытовых неурядиц музыка Гайдна, как-то даже непривычно медлительно-спокойная для нашего шебутного века. В ее исполнении у Загадкина присутствовали благородная простота и ясность, однако оно оставалось все-таки несколько холодноватым и отстраненным.

«Сонет Петрарки» Листа Загадкин сыграл поэтично, со скрытой экспрессией, но сдержанно, без броских «жестов». Лишь иногда в звучании появлялись романтические нюансы, эмоциональные всплески. Открывающаяся мощными призывными аккордами листовская фантазия «По прочтении Данте» рисует картины второго круга ада. Их зловещий колорит оказался смикшированным вследствие некоторой флегматичности исполнительской манеры пианиста. Хотелось бы большего размаха и широты звучания: в музыке есть и бурные порывы, и стремительные вихри.

В юношеских рахманиновских миниатюрах Загадкину в равной степени удались и до-диез минорная прелюдия - «Колокола» - с ее мощной внутренней экспрессией, и лирическая, пронизанная светлой грустью и затаенной страстью «Мелодия», и броская, с элементами театральности и балагана картинка «Полишинель». Из двух этюдов Скрябина исполненный первым - элегический по своему характеру ближе артистическому темпераменту пианиста. Но и второй, экспрессивный, с нарастающей эмоциональной волной звука, оказался удачно выстроенным драматургически.

Кульминацией программы стало исполнение специально подготовленного пианистом к этому концерту «Вальса» Равеля. Загадкину удалось передать присущую «Вальсу» особую звуковую ауру, в которой над мятущимися турбулентными завихрениями звуков лишь иногда всплывают редкие вальсовые ритмы. И все это венчает резкое окончание, ассоциирующееся с падением тяжелого занавеса.

Этот вечер чем-то неуловимо навеял атмосферу далеких 1960-х годов, когда в еще старый «Олимп» приходили, в основном, обитавшие в черте старого города жители Самары - тогда еще Куйбышева - города, где живет уже несколько поколений семьи Сергея Загадкина.

Валерий ИВАНОВ
Самарские известия № 78 (6267) от 04.05.12

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору