Предстоящие мероприятия

Белгород, Губкин, Старый Оскол
декабрь 2016






Белгород
7 января 2017

Читайте на эту же тему






Музыкант Белгородской государственной филармонии Тимур Халиуллин: Диковинные звуки карильона точно музыка небес

Добавлено 24 февраля 2013 Тимур Халиуллин

Карильон Белгородской филармонии, Белгородская филармония, Тимур Халиуллин (карильон, клавесин, орган), Фонд «Русский Карильон»

По будним дням с 8.45 до 9.15 на Соборной площади раздаётся музыка диковинного инструмента — карильона. Музыка особого настроения, торжественная и вдохновляющая, — точно музыка небес…

Впервые на Белгородской земле она прозвучала в июле минувшего года. На Прохоровском поле отмечали 69-летие крупнейшего танкового сражения Второй мировой войны. За игровым пультом — лауреат международных конкурсов Татьяна Лукьянова (Санкт-Петербург). Позже карильон становился участником нескольких значимых для города событий. Играл на нём Тимур Халиуллин — хорошо знакомый белгородским слушателям как органист. Молодой талантливый музыкант, он расширил границы своих исполнительских возможностей. Но официальной презентации карильона пока так и не случилось.

Между тем летом пройдёт 13-й международный фестиваль «Петербургский карильон» в Северной столице. И там, на Заячьем острове у Петропавловской крепости, Белгород и Россию представит Тимур Халиуллин, который будет играть на белгородском карильоне. Огромная честь и доверие оказаны музыканту и инструменту. Но для этого карильон должен находится в идеальном состоянии. По приглашению Тимура Халиуллина весной в Белгород прибудет его педагог — главный карильонист Европы Йозеф Хаазен. Он проведёт экспертизу белгородского инструмента и заключит, сможет ли наш карильон участвовать в крупнейшем форуме. И, возможно, после его слов решится и вопрос о концерте-презентации, программа которого давно готова. О диковинном карильоне и обо всём, что с ним связано, корреспонденту «Белгородских известий» Екатерине ШАРОНОВОЙ рассказал Тимур ХАЛИУЛЛИН.

— Карильон представляет собой набор колоколов с ручной и ножной клавиатурой и механическим приводом. Колокола делают инструмент церковным или он всё же светский?

— Действительно, колокола мы привыкли воспринимать как часть церковного культа. Но на колоколах звонницы исполнение музыкальных мелодий невозможно, да они и не предназначены для этого. Карильон же, напротив — инструмент музыкальный и светский. В европейской традиции он — элемент народной культуры и по своему месту в ней сравним с русской балалайкой.
У белгородского карильона 51 колокол и колокольчик, 44 ручных и 20 педальных клавиш. Создали его мастера нидерландской фирмы «Петит и Фритцен» (Petit & Fritsen).

— У многих возникает желание установить родство между карильоном и органом. Насколько оно правомерно?

— Это противоречит истине. Перед нами разные инструменты: один имеет духовую природу, другой — ударную. Неверно называть карильон «колокольным органом». Он гораздо старше органа. Единственное, что их объединяет — они клавишные. И определённое сходство педальных клавиатур.

— Вспомнила песню «Малиновый звон»… Мехелен, а по-французски Малин — бельгийский городок, который с давних пор считается мировой столицей колокольного литья. И, должно быть, колокольной музыки?

— Вы правы. В этом городе звучат четыре больших карильона, в один из них входит старейший колокол, отлитый в Мехелене в 1480 году! Настраивают их по звуку скрипки, а не при помощи камертона — это в качестве любопытной детали. Здесь же ещё в 1922-м учредили Королевскую школу карильона, куда из разных уголков мира приезжают учиться музыканты. И там зародилась традиция карильонных концертов. Тогда на знаменитом инструменте мехленского собора играл Жеф Денейн, основатель и первый директор школы, в честь которого она и названа. Сегодня её возглавляет городской карильонист профессор Йозеф Виллем Мария Хаазен. После Второй мировой войны он возродил карильонное искусство во Фландрии и популяризует его по всему свету.

— И вы тоже учитесь у него?

— Мне крупно повезло. Йозеф Хаазен преподаёт на кафедре органа, клавесина, карильона факультета искусств Санкт-Петербургского государственного университета. Это единственный вуз России, где можно получить профессию карильониста. Я обучаюсь именно здесь и именно у мэтра. Занимаемся мы на карильоне Петропавловской крепости, который, по мнению Хаазена, один из самых совершенных инструментов мира. На нём можно осваивать разные стили и направления карильонной музыки.

— А как играют на карильоне?

— На клавишах карильона играют не пальцами, а кулаками. Почему кулаками? Клавиши огромные, к каждой из них присоединён трос или тяга, связывающие её с языком колокола. Система передач и блоков, а также тяжесть колокольного языка делают нажатие клавиши тяжёлым делом. Помню свои руки, на которых после игры появлялись мозоли. У белгородского же инструмента вместо тросов и тяг электронная трактура. Играть на нём тоже нужно кулаками, вот только усилий прикладывать можно значительно меньше. Под каждой клавишей-рукояткой есть чувствительный датчик. Он-то и преобразовывает удар в электронный импульс. Последний отправляется прямо к языку колокола — и мы слышим звук определённой громкости. Датчик способен распознавать семь степеней силы удара и генерировать семь уровней громкости. Именно столько, как принято считать, воспринимает человеческий слух.

— До мировых войн по свету существовало свыше шести тысяч карильонов. Сегодня их куда меньше — около девятисот. И наш город — третий в России, в котором есть большой концертный карильон…

— Согласен, Белгороду очень повезло. Такого инструмента нет даже в столице. А другие два расположены на башне Петропавловского собора Санкт-Петербурга и перед входом в Верхний парк Петергофа.
Эти инструменты являются стационарными, а белгородский карильон — мобильный, легко трансформируемый: делится на четыре модуля. Вот почему нет никакой сложности в его перемещении. Карильон может использоваться как на открытом воздухе, так и в концертных залах. К слову, в большом зале филармонии карильон звучит прекрасно! Здесь самая подходящая для колоколов «сухая» акустика. Звук летит, фокусируется в центре зала, такое чувство, что он окутывает тебя.

— Белгородский инструмент передвижной. Насколько я знаю, в таких всего 14…

— В мобильности заключена уникальность нашего карильона. Он весит четыре тонны (!), перевозят его на специальной машине. Вспомните 69-летие танкового сражения в Прохоровке, 1-е сентября на площади перед МКЦ НИУ «БелГУ», открытие лыжероллерной трассы «Олимпия» и музыкальной школы в посёлке Пятницкое, концерт в честь инаугурации губернатора на площади перед филармонией. Эти значимые события прошли в атмосфере торжества, созданной во многом благодаря звучанию карильона, который доставили в нужные места.

— По будним дням с 8.45 до 9.15 на Соборной площади раздаётся карильонная музыка. Что именно слышат те счастливчики, чей путь на работу пролегает здесь?

— Специально для утренних перезвонов с помощью карильон-компьютера я записал ряд произведений, в который вошли оригинальные народные пьесы фламандского происхождения, созданные специально для карильона. И русские народные — «Вечерний звон», «Подмосковные вечера», «Эй, ухнем»… И классические — «К Элизе» Людвига ван Бетховена, «Танец феи драже» Петра Чайковского, «Патриотическая песня» Михаила Глинки, «Гимн России» Александрова. В карильоном звучании пьесы предстают совершенно иными, поскольку мы привыкли их слышать в классическом инструментальном звучании. В репертуар включил и свои импровизации на мотивы православного звона. И интереснейшее произведение «Насекомые», сочинённое голландским композитором-виртуозом Гиртом Д’Холландером — аналог нашего «Полёта шмеля». И хорошо известную старшему поколению радийную заставку «В гостях у сказки»… Все композиции предстают перед слушателями в моей и Йозефа Хаазена транскрипции.

— Колокольные перезвоны как традиция — просто прекрасно. Но полностью ли раскрываются возможности инструмента в этом случае?

— К сожалению, карильон-компьютер — механизм, который воспроизводит музыку — пусть и записывает в точности игру карильониста, но не способен заменить его живого присутствия. А отсутствует связь между исполнителем и слушателями — и нет соответствующей атмосферы.
Кроме того, карильон не предназначен для использования в зимний период: сами колокола не портятся от мороза, но электронным и деревянным частям инструмента холод противопоказан. И ещё один важный момент — модули карильона хранятся в разных зданиях: колокола — в автомобильном гараже вместе с карильон-мобилем, который каждое утро доставляет их на Соборную площадь, а игровой пульт и карильон-компьютер — в драматическом театре. И мы пока лишены возможности приглашать карильонистов из Европы, а я — репетировать. Но, убеждён — всё наладится.

— Звучание карильона непривычно для слушателя. Видимо, для его правильного восприятия должна сложиться определённая культура слушания?

— Совершенно верно. Всё дело в том, что у колоколов нет демпферов, как, скажем, у рояля или вибрафона. Что такое демпфер? Попросту говоря, специальное приспособление, заглушающие послезвучие и «очищающие» звучание. Так вот без него колокол звучит ровно столько, сколько заложено в его физической природе и в акустике окружающей. К музыке карильона необходимо привыкать потому, что даже один колокол сам по себе имеет много призвуков и звуковых наслоений. В совместном же звучании колокола сливаются в единый звуковой фон, который поначалу может показаться нестройным. Иной сочтёт подобное качество недостатком, но на самом деле оно является важным составляющим эффекта колокольного звучания. Чем чаще карильон будет звучать, тем быстрее белгородские слушатели привыкнут, поймут и, уверен, обязательно оценят.

Справка «Белгородских известий»
Первые карильоны относят к V веку до нашей эры. И появились в Китае. В Европе же, в основном Северной Франции и Нидерландах, они известны с XV века. Сначала это были наборы колоколов на башенных часах, затем превратились в самостоятельный музыкальный инструмент. Упоминание о »мелодиях на колоколах» датировано 1478-м: прозвучала удивительная музыка во французском Дюнкерке, а исполнил её Ян ван Бевере, которого принято считать создателем клавиатуры для колокольной игры. Шло время — устройство карильона усложнялось, сам инструмент распространялся по разным городам и странам, появлялись музыканты, овладевшие им, зарождалась традиция исполнения. Через 50 лет от упомянутой даты появился передвижной карильон.
История карильона в нашей стране начинается в период правления Петра I. Именно «великий реформатор» заказал этот инструмент в Голландии. Зазвучал он с колокольни Петропавловского собора Санкт-Петербурга. В конце XVIII века карильон сгорел, а новый инструмент появился по приказу императрицы Елизаветы Петровны в 1776-м. Просуществовав 80 лет, расстроился. Его несколько демонтировали: убрали часть колоколов и клавиатуру. А после революции он был практически уничтожен. Возродили его уже в наше время — незадолго до 300-летия Санкт-Петербурга. Сегодня карильон представляет собой 51 колокол весом в 15 тонн. Создали его, как и наш, на Королевской литейне «Петит и Фритцен». И теперь с колокольни Петропавловского собора звучит он, 18 колоколов первого голландского карильона и 22 православной звонницы. Это стало возможным благодаря международному проекту «Восстановление Петропавловского карильона», инициированному Королевской школой карильона в бельгийском Мехелене, и в частности Йозефом Хаазеном.

Интересный факт: самый тяжеловесный из существующих карильонов — 102 тонны, а самый большой колокол диаметром 3,5 метра весит 20,5 тонн — находится в Риверсайдской церкви в Нью-Йорке. Но по числу колоколов ривердсайдский карильон только третий, впереди 77-колокольный инструмент, расположенный также в американском городе Блумфельд Хиллз.

По материалам газеты «Белгородские известия» (февраль, 2013)
Автор статьи Екатерина Шаронова

Фото Михаила Малыхина и из личного архива Тимура Халиуллина

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору