Наталья Уланова: Причина скандалов — наше всеобщее невежество

Добавлено 18 ноября 2013

Бурятская филармония

Телеведущая, пресс-секретарь министерства культуры, арт-директор музыкального фестиваля «Голос кочевников», а теперь художественный руководитель и директор Бурятской государственной филармонии. «Байкал-Daily» побеседовал с Натальей Улановой. В интервью худрук филармонии рассказала о своём пути к новой должности, новых впечатлениях, а также поделилась взглядами на политику, конфликты, моду и секретами предстоящих проектов

- Наталья, как получилось, что выучились вы на журналиста и начинали телеведущей, а потом ушли в культуру и здесь уже вы художественный руководитель и директор? Почему культура, тем более менеджмент в этой отрасли?

- Я не ушла в культуру, я всегда была с ней, работая много лет журналистом. Я всегда, сколько себя помню, любила искусство, и меня интересовали только люди искусства. Когда училась в школе, все были уверены, что стану художником. Я тогда занималась в изостудии и подавала большие надежды. Но я выбрала иной путь. Однако первая моя журналистская практика на ГТРК “Иртыш” в Омске началась с серии программ о культуре, а именно о современной музыке. Вернувшись в Бурятию, я продолжила делать проекты на темы культуры на местном телевидении. Так что Культура всегда была главной сферой моих профессиональных интересов.

- Назначение в филармонию было неожиданностью?

- Нет. Но сказать, что это было целью моей жизни, к которой я стремилась долгие годы, я не могу.

- При заступлении на должность художественного руководителя, в интервью было сказано вами: «Я свое назначение воспринимаю исключительно как миссию, которую я должна выполнить». А в чем ваша миссия?

- Моя миссия, или предназначение, в том, чтобы сделать Филармонию престижным местом для просвещения и досуга. Я хочу, чтобы и дети и взрослые приходили в Филармонию получать удовольствие от новых впечатлений и нового общения. Научились понимать, чувствовать и любить сложную прекрасную музыку. Чтобы публика в Улан-Удэ испытывала потребность ходить не только в фитнесс-зал и работать над совершенством физического тела, но и в концертный зал, для совершенства души и сознания. А концертный зал в городе один – это Бурятская государственная филармония. И важно сделать так, чтобы каждый житель этого города его посещал, хотя бы два раза в месяц.

- А вас не посещают мысли, что это, может быть, всё впустую и все старания бессмысленны?

- Нет, я даже не допускаю таких мыслей. Потому что я знаю, что в нашей работе есть смысл и очень значительный. В противном случае, я бы не смогла тратить на это всё своё время, жизнь... А жизнь проходит очень быстро.

- Музыку, которую мы слышим в филармонии, исполняют в основном музыканты из других городов и даже стран. Почему вы именно так расставили приоритеты?

- Это не приоритеты, у нас просто нет других вариантов. Дело в том, что у Бурятской филармонии нет собственного коллектива. С одной стороны, это даже облегчает работу, снимая огромный груз ответственности и обязательств перед музыкантами, которых нужно содержать и обеспечивать им насыщенный репертуар. С другой стороны, у нас масса идей связанных, например, с симфоническим оркестром, которые мы не можем воплотить, потому что у нас оркестра просто нет. Сейчас Филармония работает по-западному принципу, как продюсерский центр, что не то, что не мешает, а помогает ей выполнять основную задачу – просветительскую. Кто как не Филармония должна и может показать публике все разнообразие мировой музыкальной культуры.

- Сейчас многие в ожидании, пожалуй, одного из самых любопытных концертов филармонии «Оставь меня в покое». Как он появился и чем отличается от других проектов?

- Это не просто концерт. Это проект, где представлены мультимедийные композиции, где звук в акустическом и электронном проявлении взаимодействует с изображением. Самый знаковый фильм в этом проекте называется «Оставь меня в покое», который снял выдающийся сюрреалист 20-ого века фотограф Ман Рэй. Музыку ко всем фильмам написали современные композиторы, а исполнит ее виолончелист «Романтик-квартета» Сергей Асташонок. Куратор проекта композитор, художественный руководитель Галереи актуальной музыки Олег Пайбердин, с которым я познакомилась в Московской государственной филармонии. Узнав о моей любви к кино и саундтрекам, он рассказал мне об этом проекте и предложил его сделать.
Я думаю, всем кто любит авангард и эксперименты со звуком стоит прийти и посмотреть этот проект. В Улан-Удэ это редкость.

- Над чем ещё сейчас работает филармония?

- Филармония сейчас работает над собой, прежде всего. Над своим стилем, образом, сайтом и репертуарным планом. Кроме того, вплотную занимаемся подготовкой к Байкальскому рождественскому фестивалю, который будет уже пятым. Он начнётся 26-ого декабря и закончится 10 января. В программе будет много всего интересного и разнообразного. Это и традиционный органный концерт в костёле, и вечер романсов и уникальный концерт роскошной барочной музыки, которая в Бурятии еще не звучала.

- Как вы считаете, местные музыканты восприимчивы в своем творчестве к примерам другой музыки? Идет процесс заимствования и взаимопроникновения?

- Мне сложно говорить за них. Мне хочется, чтобы они усваивали, открывали что-то новое и творили. Может быть, когда-то это произойдёт. Но, честно говоря, пока я прорывов не вижу.

- Как вы можете оценить качество местной публики? На ваш взгляд, публика филармонии готова потреблять новые образцы культуры, которые вы им привозите? Или она по-прежнему консервативна?

- У филармонии есть своя уникальная публика. Но она пока, к сожалению, немногочисленная. Нам бы хотелось видеть много новых лиц в концертном зале. И они, к счастью, стали появляться. Как-то на концерте в октябре я увидела двух очень ярких молодых людей, которые своим внешним видом привлекли мое внимание. Я поинтересовалась, откуда они. Оказалось, что не приезжие, из Улан-Удэ, и что удивительно знают меня. На мой вопрос ответили примерно так: «Мы думали, что на этом концерте будет что-то наподобие «Голоса кочевников»». То есть люди связывают меня с «Кочевниками», видят во мне своего рода революционера филармонии. Летом, на пикнике «Голоса кочевников» я увидела очень много таких ярких свободных людей. И теперь они всё чаще приходят в филармонию. Да, их не так много пока, но они есть и это радует.

Важно чтобы как можно больше людей понимали, что филармония – это разная, но очень качественная музыка, это место, где может быть очень интересно!

- От филармонии перейдем к масс-культуре. В Улан-Удэ нет ни одной приличной площадки с качественным звуком. Как вы думаете, нам суждено с этим жить вечно?

- Это очень сложный вопрос. С одной стороны, площадок у нас много. Но вот концертного зала-«тысячника» нет. Сейчас многие концерты проводятся в ФСК, но там, как вы знаете, плохой звук. Нужен ли нам концертный зал? Конечно, да. Опять-таки, встаёт вопрос о том, будет ли он заполнен? Например, даже на концерт “Мумий Тролля” пришло не так много человек, сколько ожидалось. Я думаю большой зал появится тогда, когда зрители будут готовы поглощать музыку в больших объемах. А что касается звука, то в Филармонии, кстати сказать, великолепная акустика! Если выбирать по звуку, то это лучший зал в городе.

- На ваш личный взгляд, постоянные публичные конфликты в культуре Бурятии далекие от собственно творчества, это наш бурятский “особый путь” - всегда скандалить громко, тоже от отсутствия атмосферы? Или это нормально в столь эмоциональной среде?

- Конфликты происходят в любой среде, а в скандалы их превращают средства массовой информации. И это ни в коей мере не наш бурятский «особый путь», это происходит по всей стране. И причина тому наше всеобщее невежество. Каждый себя считает специалистом в области культуры, при этом не может ничего сказать о спектакле или концерте кроме «нравится» или «не нравится». Ни авторам, ни читателям не хватает образования и внутренней культуры. Поэтому обсуждают и пишут то, в чем действительно все хорошо разбираются, и что действительно всех интересует - это деньги, власть, нецензурная брань и секс.

К сожалению, этому специально учат журналистов. Я тоже училась в одной такой очень специальной школе, где один знаменитый преподаватель нам говорил: «запомните, положительная информация – это не Новость!» Поэтому «новости» - не моя профессия (смеется).

Что касается публичных конфликтов в культуре Бурятии, то они происходят не чаще чем где-либо. И не стоит этому придавать большое значение. Конфликт – это признак жизни. Знаете, была такая знаменитая балерина, Екатерина Гельцер, «звезда» советского балета 1920-х годов, она была первой народной артисткой Советского Союза и ходила по улице Горького в каракулевой шубе с большим орденом Ленина. И вот Гельцер говорила: «Запомните, артисты, никогда не пейте красное вино, только водку, потому что от водки сосуды не сужаются. Второе: одевайтесь в Париже, а не в Моссельпроме. Третье: радуйтесь, что о вас пишут гадости, — вы живая». Это 1925-ый год.

- Видимо работа совпадает и с увлечениями. Но чем вы сами ещё интересуетесь кроме музыки? Спорт? Вышивка? Макраме?

- Дочерью своей интересуюсь, семьей (смеётся - от ред.). Конечно, времени у меня на неё мало совсем. Люблю иногда что-то экзотическое готовить, экспериментировать… Меня увлекает образование, новые знания, города, люди. Мне интересно узнавать и наблюдать за яркими талантливыми личностями… Вот что меня вообще не интересует, так это футбол, к нему я вообще равнодушна.

- А политика для вас вообще не представляет никакого интереса?

- Только культурная! Вникать глубоко в политические интриги, борьбу за власть я не хочу и не могу. Считаю, что не политика определяет культуру, а культура политику.

- Платья Натальи Улановой - это уже знаменито. Вы сами придумываете свой образ?

- В обычной жизни да, а для особых случаев мне придумывает платья моя подруга - Ирина Каратуева. Это человек с большим талантом и вкусом, она действительно художник и она меня очень хорошо чувствует, и я ей доверяю. Мы с ней совпали в любви к художнику символисту Густаву Климту и режиссеру Рустаму Хамдамову, который сказал, что когда у тебя есть стиль, то тебе прощают все.

- А сами бы шить не хотели?

Ой, мне терпения не хватит. Это такой кропотливый труд. Мне кажется, нет. Я вязала крючком в детстве. Но на этом всё закончилось.

- Вы упомянули, что как-то зрители привлекли вас своим внешним видом. А вы вообще «встречаете по одёжке?»

- Нет, но мне очень симпатичны люди, у которых есть стиль. Как сказала Рената Литвинова, внешний образ все равно отражает внутреннюю сущность человека. Сейчас я стараюсь и сотрудникам объяснить, особенно мужчинам, что каждый из нас - лицо филармонии. А слово «филармония» означает «любовь к гармонии». В человеке все должно быть прекрасно, и чем больше вокруг будет красоты, тем лучше. Я никогда не забуду слова одного знакомого буддиста: «То, что внутри нас, то и вокруг нас. А что вокруг нас, это потом внутри нас».

http://www.baikal-daily.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору