Предстоящие мероприятия







Москва
с 9 января 2017 по 15 января 2017

Читайте на эту же тему







Новаторы играют в классики: Владимир Федосеев и оркестр имени Чайковского играют Бетховена с Пендерецким

Добавлено 30 января 2014

Большой симфонический оркестр имени П. И. Чайковского, Никита Борисоглебский (скрипка), Максим Рысанов (альт)

Польский композитор и дирижер Кшиштоф Пендерецкий во время репетиции перед концертом на сцене Государственного Кремлевского Дворца. Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости www.ria.ru
"Музыка с характером" - так называется абонементный цикл Большого симфонического оркестра имени П.И. Чайковского, в рамках которого 31 января состоится концерт, посвященный 40-летию творческого союза Владимира Федосеева и оркестра.

В программе - Седьмая симфония Бетховена и два сочинения живого классика Кшиштофа Пендерецкого, прежде не звучавшие в России: Концерт для скрипки и альта с оркестром (солисты Никита Борисоглебский и Максим Рысанов), а также Симфониетта №3. Вечер в Большом зале консерватории будет построен не совсем обычным образом: сочинения Пендерецкого представит маэстро Федосеев, тогда как во втором отделении за пульт станет сам Пендерецкий. О том, как сложилась эта программа, два выдающихся музыканта рассказали "Российской газете".

Пан Кшиштоф, вы пишете по несколько сочинений ежегодно. Как вы выбрали для московского концерта именно эти два?

Кшиштоф Пендерецкий: Я выбрал их потому, что они оба сравнительно новые и в России не исполнялись. Двойной концерт написан для Мариса Янсонса и оркестра Баварского радио, премьера прошла в Вене в октябре 2012 года. Тогда же в июне впервые звучала Симфониетта - переработка моего Третьего струнного квартета; начиная с премьеры в 2008 году, его достаточно часто играли, и я решил сделать версию для струнного оркестра. Я часто делаю переработки своих сочинений - например, из Альтового концерта сделал Концерт для кларнета, а потом и для виолончели. Если сочинение удалось, то почему нет? Иначе это может прийти в голову кому-то еще, лучше уж сделаю сам. Я очень доверяю маэстро Федосееву, он хорошо понимает мою музыку и фантастически ее исполняет. Симфониетта для оркестра - сложная, виртуозная вещь, мне нравится, как она звучит. Я был сам скрипачом когда-то, в 18 лет стал всё больше сочинять, но с тех самых пор люблю виртуозную музыку.

Как возникла идея объединить вашу музыку с симфонией Бетховена, чтобы у программы было притом два дирижера?

Кшиштоф Пендерецкий: Уже не помню, чья это была идея... кажется, я предложил Владимиру на выбор две Седьмые симфонии - Бетховена и Дворжака. Что ж, Бетховен один из величайших композиторов; больше всего на мою музыку, вероятно, повлияли два композитора - он и Бах. У нас уже была подобная программа два года назад: маэстро дирижировал моим Кончерто гроссо, затем я исполнял симфонию Дворжака. Нам это показалось удачным, мы решили повторить. Тогда тоже играл Большой симфонический оркестр, так что я хорошо его знаю. Что касается моей музыки, я предпочитаю, чтобы ее исполняли хорошие дирижеры - такие фантастические музыканты, как маэстро Федосеев. У меня нет потребности ее исполнять самому.

Однако делаете это время от времени - в 2011 году вы дирижировали в Москве оркестром Sinfonia Varsovia - в программе были как раз симфонии ваша и Шостаковича.

Кшиштоф Пендерецкий: Да, это часто случается. У меня слишком много концертов, до пятидесяти в год. Если ты в первую очередь композитор, а не дирижер, для тебя это чересчур. Что касается оркестра Sinfonia Varsovia, я там по-прежнему художественный руководитель. Но у нас не так много совместных концертов - оркестр постоянно занят, чтобы существовать, ему надо много выступать с разными программами, а мне совсем не улыбается дирижировать каждую неделю.

Когда-то вы остановили работу над Шестой симфонией, взявшись за Седьмую и потом за Восьмую. Будет ли она окончена?

Кшиштоф Пендерецкий: Пока она еще не готова. Когда-то я ее начал, а потом мне позвонил мэр Иерусалима и предложил написать что-нибудь к 3000-летию Иерусалима; я написал "Семь врат Иерусалима", - это моя Седьмая симфония - отложив Шестую. Потом появилась Восьмая, теперь время вернуться к Шестой. Но вернусь ли? Я не люблю торопиться. Собираюсь остановиться на Девятой, в любом случае. Хотя будет ли она написана, не знаю. А Шестую надеюсь закончить за пару лет, мне ведь надо еще выполнить заказ Венской государственной оперы, не говоря уже о камерной музыке.

У вас был также давний план поработать над ораторией на стихи Есенина... А что за оперу вы пишете для Вены?

Кшиштоф Пендерецкий: По "Федре" Расина. Но я, честно говоря, еще даже не начал - надо закончить многое другое. Нет пока ни даты премьеры, ни имени дирижера. Есть только контракт, где сказано, что постановка должна состояться в течение 16 месяцев после того, как я предоставлю партитуру. Была бы дата, я бы начал уже завтра. Но году к 2018 или 2019, надеюсь, будет готово. Был и план, связанный с Есениным, да. Но, откровенно говоря, думаю, что у меня больше замыслов, чем я успею выполнить.

Есть ли среди современных польских композиторов те, кто вам интересен?

Кшиштоф Пендерецкий: Если называть имена, я назвал бы одно: Павел Микетин. Он очень хороший композитор, ему за сорок, для меня-то он молод. Что касается действительно молодого поколения, 20-30, почти все они возвращаются к музыке наподобие той, которую я писал в шестидесятые, и сочиняют что-то подобное. Это не кажется мне удачной идеей: за прошедшие десятилетия столько всего открыто... и было что открывать! Но сегодня? Сегодня пора уже отойти от последней волны авангарда. Особенно молодым. Если они не найдут ничего другого, у их музыки нет шансов.

Кстати
На вопросы "Российской газеты" ответил также Владимир Федосеев.

Владимир Иванович, в этой программе вы представляете два новых сочинения нашего современника, притом что к современной музыке относитесь осторожно...

Владимир Федосеев: Я бы не назвал Пендерецкого современным композитором в полном смысле слова. Он как бы соединяет два мира: с одной стороны, классический романтический стиль, с другой - то, что диктует нынешнее время. На мой взгляд, он сегодня единственный композитор, который сохраняет эту связь, совершая плавный переход от романтической эпохи к нашей. Конечно, язык у него современный, но он выражает и те традиции, которые сложились до него. И если мы исполняем современные сочинения, рядом с ними должна звучать серьезная классика. А Бетховен композитор наднациональный, поэтому с новой музыкой всегда сочетается очень хорошо.

Как вы выбрали именно эти произведения?

Владимир Федосеев: Двойной концерт меня заинтересовал возможностью сыграть с этими прекрасными солистами, которых я хорошо знаю - и скрипача, и альтиста. Хороших альтистов вообще мало, поэтому я обратил особое внимание на концерт для скрипки и альта. Больше всего, конечно, меня у Пендерецкого привлекают симфонии; в ближайшем будущем я собираюсь исполнить Восьмую симфонию "Песни быстротечности" для оркестра, хора и трех солистов. Она посвящена деревьям - как известно, Пендерецкий их коллекционирует, в его собрании сотни пород. Я очень жду встречи с этим сочинением - мы исполним его в Польше и в России в марте следующего года.

Текст: Илья Овчинников
http://www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору