Орган для двоих (Светлана ТЕНЕТКО)

Добавлено 16 февраля 2013

Саратовский Международный органный фестиваль

На минувшей неделе поклонникам органа, можно сказать, повезло вдвойне. О том, что органный фестиваль полюбился и снискал популярность среди саратовцев, говорить, пожалуй, излишне.

И дело даже не в том, что, приезжают европейские мастера, хотя кроме них в Саратове была лишь Лабзина из Казани, а в том, что, кроме фестивальных концертов, орган-то, к сожалению, редко услышишь. К тому же органные концерты – это не просто красивая музыка, а еще и каждый раз «открытие» нового композитора. Согласитесь, чаще всего исполняются известные и ставшие уже популярными Бах, Моцарт, Бетховен, Гендель, может, еще Букстехуде… Европейские же органисты привозят «новых» для нас композиторов. Надо ли говорить, что многие из них приезжают не первый раз, и у саратовцев появились свои любимцы.

9 февраля с единственным концертом в Саратове выступили сразу два органиста – профессор консерватории имени Керубини во Флоренции, кафедральный органист собора Святой Анны в Риме, артистический директор фестиваля «Век органа» собора Святого Марка в Риме Джованни Клавора Браулин и профессор Римской Академии Санта-Чечилия, кафедральная органистка собора Святых Иоахима и Анны в Риме Сюзанна Яначкова.

Добавим к этому, что дуэт Джованни и Сюзанны не только музыкальный, но и семейный. И название программы «Римские каникулы вдвоем», в которую включены редко исполняемые дуэтные органные сочинения Генделя, Баха, Хессе, Жигонта, Гардони, Вьерна, Лангле, – тоже не случайно: более полувека назад на экраны вышла романтическая комедия «Римские каникулы» американского режиссера Уильяма Уайлера, которая описывает историю любви юной принцессы (Одри Хепберн) и циничного американского репортера (Грегори Пек). И если у Уайлера разница в социальном положении не давала молодым людям никакого шанса на продолжение каких бы то ни было отношений, то у нашей пары все сложилось более удачно. Правда, знакомство Джованни и Сюзанны произошло не в вечном городе, а в Бельгии, где они оба постигали мастерство органного искусства. Знакомство закончилось свадьбой.

Джованни уже в четвертый раз приезжает с концертами в Саратов. Когда он первый раз приехал в Саратов, рассказала корреспонденту нашего издания Сюзанна, она очень обрадовалась. Оказывается, во времена СССР родной город Сюзанны Тренчин был побратимом Саратова. И как это было принято, по славянский традиции, студентки и школьницы преподносили хлеб и соль высокопоставленным гостям. Одной из этих девушек и была Сюзанна. Надо сказать, при встрече с нашими гостями мы были приятно удивлены, что Сюзанна весьма хорошо говорит по-русски, хотя, по ее словам, это впервые за тридцать лет, как, впрочем, и первый визит в Россию после развала СССР. И хотя наши гости лишь немного прошлись по городу, наибольшее впечатление на Сюзанну произвела Волга. О том, что Волга одна из крупнейших рек в Европе, Сюзанна помнит еще из школьной программы, но о том, что Волга окажется самой большой из всех виденных ранее, пожалуй, не подозревала.

Джованни, как истинный джентльмен, уступил место даме, и наш разговор приобрел своего рода женский взгляд на некоторые вопросы, в том числе и связанные с музыкой.

Корр.: Сложно ли в семье двум музыкантам, к тому еще и концертирующим, и кто в этом случае берет на себя роль лидера.

С. Яначкова: Нет, не сложно, – считает Сюзанна, – потому что у нас есть возможность репетировать в соборе. У нас два-три собора, где можно играть, дома тоже есть орган, три фортепиано. Наши сыновья пианисты. Мы рады, что они играют, потому что из детей наших друзей и коллег никто не пошел по их стопам. Случается, что в семье музыкантов многие дети не хотят заниматься музыкой.

Корр.: Сюзанна, где как музыкантам, вам с супругом интереснее играть: в концертном зале или в соборе?

С. Яначкова: В соборе акустика лучше, атмосфера лучше. Хотя концертный зал в некоторой степени съедает звук, но все же в концертном зале атмосфера элегантнее. В Италии играют только в соборах, там очень мало органов в концертных залах. Может, два-три или, как у вас, в консерватории.

Корр.: Расскажите, а как будет выстроена программа концерта. Вы будете играть поочередно или в четыре руки? До сегодняшнего дня подобных программ у нас не было – два органиста на одной сцене. Часто ли у вас бывают такие концерты, когда вы играете на двух органах одновременно.

С. Яначкова: Мы играем в четыре руки и в четыре ноги (смеется). Мы играли и вдвоем. В соборах есть главный орган на хоре и маленький – в алтаре. Это очень тяжело, потому что органы находятся далеко друг от друга и нужно хорошо знать и слышать партнера, прибавьте к этому соборную акустику… В четыре руки проще, но четыре ноги – очень сложно. Мы мешаем друг другу. Мы всегда должны думать, что сделаю я, а что сделает Джованни. Но это все достигается упражнениями и репетициями.

Корр.: Как «собиралась» программа «Римские каникулы»? Ведь ваша история чем-то похожа на фильм, но у вас все закончилось хэппи-эндом. Что повлияло на выбор того или иного композитора и его сочинения? Ведь Джованни уже четвертый раз в Саратове, и какие-то произведения уже игрались у нас.

С. Яначкова: Эту программу, которую мы показываем у вас, мы изучали и собирали многие годы. Очень мало литературы и произведений для четырех рук. Очень сложно найти что-то хорошее, доброе. Кроме того, было пожелание от директора фестиваля Олега Белоцерковского, чтобы прозвучали мелодии, любимые публикой, и одновременно произведения, которые я не играла здесь. Так что в определенном смысле программа новая. Хотя что-то из того, что мы сыграем в Саратове, мы уже играли в Европе.

Программа сложилась быстро и легко, когда органист знает, какой инструмент в диспозиции – большой, маленький, сколько клавиатур… Мы знаем и уже можем все по полочкам разложить. Что-то я могу играть только соло, что-то можно сыграть в четыре руки. Музыкант должен продумать, композиторов каких направлений включить в программу: барокко, классицизм, романтизм. Должно быть единство по композиции в программе. Нам нравится романтизм, модерн и, конечно, Бах.

Корр.: У нас в последнее время классическая музыка не слишком популярна и в массовой культуре ее доля очень мала. Как с этим обстоит дело в Италии, которая, можно сказать, родина всего искусства…

С. Яначкова: Музыка для нас высшее искусство. Мы рады, что наши сыновья играют и знают музыку. В Италии, я думаю, ситуация с популяризацией классической музыки тоже не слишком хорошая. Государство также не помогает: в школе, в консерватории мы должны платить, на проведение концертов тоже нет денег, увы, все уже не так хорошо, как было 20–30 лет назад. Музыка стала непродаваемым продуктом.

Корр.: А Вашим сыновьям интересна поп-музыка?

С. Яначкова: Старшему сыну нравится поп-музыка, а второй сын признает только фортепиано и классическую музыку.

Корр.: Есть ли разница между тем, как принимают ваш дуэт в разных странах Европы?

С. Яначкова: Славянская земля очень сердечная. Мы играли в Швеции, закончился концерт, публика поаплодировала, а когда мы спустились из хора в костел, не было никого – ни слова, ни до свиданья. Мы подумали, что плохо играли. Но оказалось, что это нормально для Швеции и Норвегии – люди там очень закрытые. Они не «холодные», они так живут, у них такой менталитет. Если кто-то собирается прийти к тебе в гости – за месяц предупреждают о визите. В Италии можно не предупреждать, что придешь в гости. В Польше очень хорошо принимают, в Словакии. В Англии тоже нормально. В Италии также тепло принимают, после концерта люди подходят, делятся своими впечатлениями. Итальянцы очень открыты.

Корр.: Вам легко было поменять страну, образ жизни, когда Вы уехали в Италию?

С. Яначкова: Легко. Это другой народ. Когда я приехала в Италию, несколько месяцев не выходила одна из дома, только с мужем. Для меня был непривычен этот быстрый ритм – много людей, автомобилей… Потом я поняла, что итальянцы очень сердечные. Когда итальянцы хотят познакомиться, они, скорее, спросят, как тебя зовут – не Вас, а тебя. И это не признак фамильярности, а скорее, принятие в свою большую «итальянскую семью».

Когда я ездила в Словакию с сыном, то надеялась встретить такое же отношение, но оказалось, что итальянцы все же более открыты и сердечны. Если у вас возникли какие-то затруднения или вас нужна помощь, – придут все помогать.

Когда мы спрашивали в московском метро, до какой станции нужно доехать, поскольку сложно было разобраться в схеме, нам никто не хотел помочь. Все были заняты своими делами. Очень быстрое движение поездов, не успел отойти один, как тут же пришел другой.

В Риме, Стокгольме, Праге такое же ощущение, как от Москвы – безумная спешка. Да, в Риме много машин, в каждой семье 2–3 машины и в метро много людей. Но если это не часы пик утром, то, в отличие от вечно спешащих людей в России, в Италии люди не торопятся, они гуляют.

Корр.: На фестиваль к нам чаще приезжают органисты-мужчины. Есть ли, на Ваш взгляд, разница между женщиной и мужчиной в исполнении, восприятии инструмента и манере игры?

С. Яначкова: Я думаю, что нет. Мне кажется, что зависит от характера исполнителя, как и с другими инструментами. Для фортепьяно это, возможно, и важно, потому что там нужна сила, на органе – как вы играете – нет разницы, потому что все зависит не от силы звука, а от правильности выбора регистра.

Интересно слышать, как мужчина играет, а потом женщина; конечно, их игра отличается друг от друга. Но это нормально, никогда женщина не будет играть как мужчина, и наоборот. И это интересно, как, например, понимается музыка каждым из них. Мы ведь все разные.

Но когда мужчина выбирает музыкальную карьеру, то он сосредоточен только на игре, у женщины же музыкальная карьера плюс работа по дому, семья, концертная работа. У мужа только концертная работа.

Хотя знакомство Джованни и Сюзанны произошло и не в Риме, но Италия стала на долгие годы домом для нашей пары. А «серебряную» годовщину, которую Джованни и Сюзанна отметят в этом году, организаторы фестиваля не смогли оставить без внимания. В заключение вечера, под аплодисменты зала на сцену вынесли торт со свечами в соответствующем случаю количестве. Ответным жестом музыкантов стала еще одна сыгранная композиция.

Стало почти традицией, что на каждом концерте звучит произведение, ранее не исполнявшееся в Саратове, а то и в России. Концерт Джованни и Сюзанны не стал исключением, а премьерное произведение Золтана Гардани «В духе Моцарта» исполнила Сюзанна Яначкова.

После Саратова музыканты дадут два концерта в Москве: один в лютеранском соборе Петра и Павла, второй – в концертном зале подмосковного города Фрязино. Пожалуй, впервые участники саратовского органного фестиваля играют в столице уже после гастролей в «провинции».

Мы же, со своей стороны, надеемся, что еще не раз услышим этот дуэт в нашем городе.

«Богатей» 14 февраля 2013 года

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору