Предстоящие мероприятия


Самара
17 октября 2019

Самара
18 октября 2019



Самара
27 октября 2019


Самара
2 ноября 2020

Читайте на эту же тему






Открытое письмо Главе рабочей группы по культуре Государственного Совета РФ Губернатору Самарской области Д.И. Азарову

Добавлено 12 марта 2019

Тольяттинская филармония, Самарская филармония, Камерный оркестр Самарской государственной филармонии «Volga Philharmonic», Московский концертный зал «Зарядье», Денис Мацуев (фортепиано)

Уважаемый Дмитрий Игоревич!

В этом письме хотим обратиться к Вам не только как к Губернатору одного из самых заметных регионов России, но и как к человеку, возглавляющему рабочую группу при Государственном Совете Р Ф по вопросам культуры. Полагаем, что как человек, решавший множество сложных, творческих задач, руководивший большими трудовыми коллективами в разнообразных сферах деятельности, Вы сможете понять нашу позицию, несмотря на то, что касаться мы будем в большей степени профессиональных вопросов.

Мы, авторы обращения, не просто сотрудники одного из заметнейших на областном и российском уровне учреждений культуры и искусства, но и люди, неравнодушные к своему делу, для которых искусство и музыка — это больше чем профессия, для которых исполнительство и педагогика — дело всей жизни. Многие из нас получили общественное и профессиональное признание, в том числе звания заслуженных артистов Российской Федерации, лауреатов престижных международных и всероссийских конкурсов. Мы общаемся с музыкантами со всего мира, имеем опыт работы в разнообразных концертных организациях, участвовали во многих международных проектах.

Планировалось, что это обращение подпишут многие, разделяющие изложенный взгляд на ситуацию. Но из-за тщетности предыдущих попыток диалога с властью (см. zasekin.ru/edition/kultura/25558, zasekin.ru), игнорирования писем людей, желающих изменить ситуацию, и даже противоположного результата этих усилий, многих подписей под этим письмом не последует. Некоторые люди не хотят усиления давления и усугубления негативного отношения, кто-то ввиду последних кадровых решений в отрасли просто перестал верить в изменения в лучшую сторону. Увы, но для некоторых нынешнее положение дел выгодно — можно иметь абсолютный иммунитет и иные преференции при профессиональной непригодности в обмен на лояльность или нейтралитет. Но вернемся к «главной партии».

Мы, как люди, знающее свое дело изнутри, понимающие все его тонкости и специфику, хотим обратить Ваше внимание на наличие системных и застарелых проблем в отрасли культуры, искусства и художественного образования региона. Найти способы решения этих проблем можно только в том случае, если признать их наличие и проанализировать их причины, принимая во внимание позицию разных участников творческого процесса.

Решать эти проблемы стоит в силу того, что культура действительно является одной из основ развития общества. Экономическое поведение, инновационная деятельность, предпринимательская инициатива, межнациональное взаимопонимание формируются при помощи культурных механизмов, хотя и не обязательно в концертных залах.

Главный внешний показатель падения уровня развития культуры в регионе — отсутствие востребованности, влияния самарского творчества за пределами области, миграции высококвалифицированных артистов за пределы региона, падении общественного спроса на художественное образование. «Несмотря на высокий уровень экономической активности населения, образованности и квалифицированности рабочей силы, Самарская область по охвату услугами культурных и спортивных организаций отстает от среднероссийского уровня и большинства регионов-конкурентов.» — говорится в Стратегии социально-экономического развития Самарской области (docs.cntd.ru). О каждом из этих индикаторов можно говорить долго.

Разумеется, у сложного явления много причин. Играет свою роль экономическая ситуация — нам сложно равняться на «Зарядье» или «Мариинку» и многие другие объекты в Екатеринбурге, Казани, Ульяновске, созданные при участии федерального бюджета (несмотря на то, что долгие годы Самарская область была одним из регионов-доноров).

Но немаловажным аспектом является кадровая политика. Уфа Спивакова и Кавказ Гергиева, Сочи Башмета и Иркутск Мацуева — это удачные примеры «возвращения домой» мировых звезд, возвращения, которое привозит с собой множество «подарков», в первую очередь, на духовном, культурном уровне. А, например, Пермь Курентзиса — это удачный пример привлечения «варяга» для «поднятия» региона.

Как показывает практика, власть и инвестиции идут туда, где видна перспективность приложения усилий. Государство и бизнес вкладывают в Гергиева потому, что Валерий Абисалович пропагандирует по всему миру высочайший уровень российской культуры и привлекает своим искусством тысячи поклонников, готовых к покупке билетов. Владимир Теодорович Спиваков в непростые годы перемен смог не только создать рабочие места для высококвалифицированных музыкантов (не всегда в России, правда), но и запустить целый ряд благотворительных и образовательных инициатив. Ряд примеров харизматичных и знающих лидеров культуры, «вытягивающих» кажущуюся безнадежной ситуацию, можно продолжать. Но мы вернемся к основной теме — разговору о культуре самарской.

На наш взгляд, основная причина сложившихся проблем — неадекватность качества управления культурой тому потенциалу, который имеется, и тем задачам, которые стоят перед регионом. Не стоит понимать нас буквально — мы не говорим о личности врио министра культуры С. В. Филиппова, или других культурных управленцев области. Хотя, иллюстрируя вышеизложенную проблему на примере Самарской филармонии, на личности мы всё же будем вынуждены перейти.

Для большинства из нас филармония и основное её структурное подразделение — Академический симфонический оркестр — основное место работы. Мы многократно пытались донести реальную ситуацию в оркестре до Вас и предыдущих руководителей региона, но все эти попытки всегда рушатся об искажение действительности, создаваемое в свою пользу нынешним (бессменным на протяжении 28 лет) художественным руководителем оркестра М. А. Щербаковым.

В этом году Михаил Александрович расширил влияние, получив должность художественного руководителя филармонии, что, мягко выражаясь, очень сильно удивило большую часть коллектива учреждения. Сосредоточение в одних руках, по сути, безграничной власти в рамках данной концертной организации, может привести к тому, что все решения в филармонии будут приниматься одним человеком без права их пересмотра и возможности любой конструктивной критики в его адрес. Объясним, почему это кажется нам опасным.

Первое. При назначении художественным руководителем Щербаков не предоставил никаких конкретных планов развития филармонии. Были слова о том, что что-то надо делать, привлекать новую аудиторию и неубедительные, неуверенные рассуждения о роли «интернет-пространства». Никаких письменных документов с задачами, мероприятиями и индикаторами предоставлено не было.

Второе. Если оценивать уровень и состояние оркестра, АСО Самарской филармонии — главный коллектив организации — находится на очень посредственном уровне при наличии в оркестре большого количества музыкантов высокого класса. Основная деятельность, которой занят был коллектив на протяжении двадцати восьми лет руководства — это укрепление финансового положения, статуса и влияния художественного руководителя оркестра в городе Самаре. Со слов Щербакова, Самарский симфонический оркестр является ведущим коллективом России, а он — востребованным профессионалом высокого уровня, однако эти слова опровергаются фактами. У Щербакова отсутствуют ангажементы с ведущими оркестрами страны, на протяжении десяти (!) лет у оркестра нет зарубежных гастролей. Конкретных примеров позитивных изменений в деятельности оркестра за последнее десятилетие с 2009 по 2019 год нет. К сожалению, статистикой реального зрительского интереса и платежеспособного спроса на услуги оркестра музыканты не располагают.

Третье. По всей стране наблюдается тенденция обновления кадров среди художественного руководства оркестрами: Пермь (Т. Курентзис), Кисловодск (Д.Ботинис), Ростов на Дону (В.Урюпин), Ульяновск (И.Дербилов), Тольятти (Т.Зангиев). Все эти дирижеры являются музыкантами мирового уровня, регулярно работающими с коллективами за пределами нашей страны. В рамках сезона Самарской филармонии выступления оркестра с приглашенными дирижерами практически не предусмотрены. Один абонемент из четырех концертов — «Современное дирижерское искусство» и два концерта в рамках абонемента «Государственного Эрмитажа», что крайне мало. Кроме того, наблюдается проблема отказа многих ведущих солистов и дирижеров сотрудничать с АСО Самарской филармонии. Например, последний концерт Дениса Мацуева в сопровождении Самарского Академического симфонического оркестра состоялся в 2015 году. С тех пор Мацуев приезжает в Самару исключительно с сольными концертами. Данный пример не является единичным. Также, после получения поста художественного руководителя, начались меры «ответного гостеприимства» — приглашение тех людей, которые в свое время вывозили господина Щербакова за пределы родины. Как показала практика — это люди крайне низкого профессионального уровня, учитывая то, как проходил концерт английской музыки под управлением Эдриана Дэвиса 09.02.2019 г. Невозможность учиться у лучших — проблема развития музыкантов.

Четвертое. За 28 лет пребывания в должности художественного руководителя оркестром М. А. Щербаков не смог обеспечить музыкантов хорошими инструментами и достойными зарплатами. Многие музыканты Самарской филармонии играют на инструментах, которые не подлежат ремонту, которые пора списывать, но новые инструменты при этом не закупаются за очень редким исключением. Если сравнивать уровень оплаты труда и инструментарий во многих других оркестрах, среди которых Казань, Ульяновск и Белгород, то сравнение далеко не в пользу Самары. Все вышеперечисленные города можно представить как показательные примеры правильного развития творческого коллектива и достижения целей. В случае с Самарской филармонией и АСО никаких внебюджетных средств (спонсорства, меценатства) для развития оркестра за последние десять лет привлечено не было. Зарплаты у музыкантов оркестра более чем в два раза ниже средних зарплат музыкантов филармонии Екатеринбурга, при меньшем бюджете Уральской филармонии, сравнимы с зарплатами соседней муниципальной (!) Тольяттинской филармонии при значительно большей нагрузке. Оптимизация нынешнего бюджетного финансирования филармонии с целью поднятия уровня оплаты труда для привлечения новых, молодых профессиональных кадров не планируется. Мы не видим реальной заботы руководства оркестра и филармонии о кадрах.

Пятое. Очень странным выглядит отсутствие введения каких-либо мер социальной поддержки для привлечения молодых, перспективных иногородних кадров в Академический Симфонический оркестр. В ряде региональных филармоний с этой целью создана программа по обеспечению приезжих музыкантов жильем (уже вышеупомянутые Белгород, Ульяновск). В Самарской филармонии существует надбавка за съемные квартиры, которая совершенно не соотносима с рыночной стоимостью аренды жилплощади, и выплачивается очень избирательно, далеко не всем иногородним музыкантам оркестра. Многие из музыкантов платят ипотечные кредиты, что крайне затруднительно, соотнося цены на приобретение недвижимости, ставки кредитов в РФ и уровень зарплат в филармонии. Но М. Щербаковым введение каких-либо программ финансирования для приобретения жилья и привлечения перспективных молодых музыкантов в оркестр Самарской филармонии совместно с администрацией области и губернатором не планируется. Со временем начнет уходить на заслуженный отдых в виду возраста старое поколение музыкантов, которых уже некем заменить. Решив кадровую проблему оркестра, можно автоматически разрешить проблему местного ВУЗа. Только таким образом в регион можно будет привлечь людей, которые смогут кого-то выучить и занять недоукомплектованные музыкантами группы в оркестре, обеспечив дальнейшее будущее оркестра и музыкального образования региона. Стратегическое планирование отсутствует.

Также удивляет отношение маэстро к одному из коллективов филармонии. По словам М. Щербакова, камерный оркестр «Volga Philharmonic» — это причина и источник всех неудач и проблем Симфонического оркестра и Щербакова лично, хотя это является работой по совместительству, пусть и на базе филармонии. Большинство музыкантов симфонического оркестра совмещает работу в АСО с работой в других коллективах: Театре оперы и балета, Муниципальном духовом оркестре, джаз-оркестре «Мираж», музыкальных школах Самары, Музыкальном училище, Институте культуры и других коллективах. Это вынужденная необходимость, учитывая многократно уже упомянутый крайне низкий уровень зарплат у музыкантов в филармонии. Именно по причине личного пристрастного отношения к камерному оркестру со стороны М. Щербакова работоспособный и перспективный коллектив до сих пор остается без дирижера и художественного руководителя, хотя существуют профессионалы высокого уровня, готовые возглавить этот оркестр. Стоит отметить, что благодаря «Volga Philharmonic» у жителей Самарской области есть возможность слушать академическую музыку в живом исполнении. Мало кто из профессиональных коллективов области имеет подобный охват аудитории за пределами Самары: Тольятти, Сызрань, Новокуйбышевск, Чапаевск, Октябрьск, Нефтегорск, Отрадный, Похвистнево и многие другие города и населенные пункты региона, в которых регулярно выступает этот оркестр.

Всё описанное выше — это лишь малая часть, верхушка айсберга того, что можно сказать по поводу неразрешенных проблем в области профессионального музыкального образования, исполнительства и концертной деятельности региона. Большинство бытовых проблем просто не разбирается в этом письме, потому что это уже вопрос второстепенный.

Выше приводились примеры регионов, в которых должным образом реализовывались масштабные проекты. В мировой практике показательными являются истории возникновения и развития многих мировых оркестров высочайшего уровня, например, Венский филармонический оркестр, и развитие вместе с этим оркестром комплекса залов «Musikverein». Такие коллективы, как Берлинский филармонический оркестр, Бостонский симфонический оркестр и другие оркестры так называемой «большой пятёрки» США и залы, где эти коллективы базируются — это эталонные образцы для подражания, инвестиций, частно-государственного партнерства, передачи традиций из поколения в поколение.

В рамках образовательной системы примечателен опыт Венесуэлы: El Sistema («Система») и ее основатель Хосе Антонио Абреу — государственная система музыкального образования, которая является государственным фондом, в ведении которого находятся 125 молодёжных хоров и оркестров (из них 30 симфонические), а также различные музыкальные школы, в которых обучаются члены оркестров. Количество студентов в рамках «Системы» превышает 350 тысяч человек. Успех «Системы» и её образовательная и социальная эффективность вдохновили политиков многих других стран на попытку воплощения подобной инициативы в своих государствах.

Своя «Система» была создана в Шотландии за счёт средств Шотландского совета искусств. В 2007 году английское правительство выделило 332 миллиона фунтов стерлинга для развития образовательной программы, подобной венесуэльской «Системе». Подобные инициативы также воплощаются в таких странах, как США, Испания Индия и во многих других. В 2010 году было объявлено о создании аналога El Sistema в Италии.

Однако при нынешнем положении дел в Самарской области, ввиду отсутствия современной специализированной концертной площадки (аналогичной новой сцене Мариинского театра в Санкт-Петербурге и концертному залу «Зарядье» в Москве), отсутствия даже идей о создании амбициозных проектов, таких как проект нового здания и концертного зала филармонии в Екатеринбурге, кадровой политики в руководстве оркестра и филармонии, ввиду ситуации в единственном оставшемся профильном высшем учебном заведении региона, рассчитывать на позитивные результаты в нашей отрасли в дальнейшем смысла нет. Часть сотрудников всерьез думает о миграции в другие регионы, часть — о смене профессии.

Просим не понимать нас превратно. Речь не идет о том, что «музыкантам не нравится Щербаков». Нас не устраивает существующий подход к руководству, хотя многолетний опыт накопившихся проблем и подводит нас к мысли о «роли личности в истории».

Тем не менее, мы надеемся на диалог и готовы пытаться решать накопившиеся проблемы шаг за шагом. Начать можно с разбора вышеизложенных проблем с цифрами и аргументами, с приглашением к диалогу художественного совета оркестра из ведущих музыкантов коллектива. Полагаем, что такой диалог с обратной связью является хорошим способом решения и других изложенных проблем.

В силу предыдущего опыта оставляем за собой право воспользоваться предусмотренной Конституцией Р Ф свободой слова и вовлечь в этот диалог СМИ, общественность, независимых профессионалов.

Главная движущая сила этого письма — не ненависть, а любовь к нашей профессии и неравнодушие к её нынешнему состоянию.

С уважением, от имени артистов Самарской филармонии,
Алексей Неутолимов, артист группы альтов АСО.

источник

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

Комментарии

  1. Андрей, Самара., 13 марта 2019:

    Один человек от имени?А остальные что думают? Хотят чтобы сделали за них? Проблемы изложенные можно приложить ко всей музыкальной культуре Самары. Там тоже виноват Щербаков?. Сколько времени он худ рук.? И кто не решал эти проблемы многие годы пока он не был художественным руководителем? Больше вопросов чем реально обоснованных фактов. Приведенные примеры с Гергиевым и Курентисом нельзя применять при оценке деятельности Щербакова. Попробовал бы кто то возразить что либо Гергиеву.... А Курентзис имея столько денег мог бы поднять филармонию за месяц , пригласив на Ваши места варягов которые поднимали бы муз. уровень области вахтовым методом, как это и делается там где руководит Курентзис.итд итп. Что имеем не храним, потерявши плачем))

    • inga-majorova, 14 марта 2019:

      А давайте по делу? Вас как музыканта устраивает качество звучания нашего филармонического оркестра? Из года в год один и тот же усеченный в сторону облегчения репертуар? Процентное соотношение в афише филармонии "шоу" с участием оркестра, не требующих серьезной подготовки - и мировой симфонической литературы? Вас устраивает, что в городе полностью отсутствует информация о работе солистов и артистов оркестра? Вас устраивает, что в области дети вырастают, ни разу не слыша живого звучания духовых инструментов в классическом сольном или камерном репертуаре? Кто, по-вашему определяет эти параметры просветительской и творческой деятельности оркестра?

© 2009–2019 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору